Новости
26 июля 2017

СКР и ФНС впервые рассказали, как борются с налоговыми "уклонистами"

СКР и ФНС впервые рассказали, как борются с налоговыми "уклонистами"

Федеральная налоговая служба и Следственный комитет опубликовали совместные рекомендации о том, как установить, а главное, доказать умысел в действиях налогоплательщиков и их должностных лиц по неуплате налогов и сборов.

В своих пояснениях РБК налоговая служба объяснила, что совместную работу с СКР по выявлению налоговых правонарушений она ведет с 2012 года. Так что "совместные" разъяснения были и раньше, но предназначались для внутреннего пользования, а в широком доступе они появились впервые. В ФНС считают, что публикация рекомендаций будет полезна налогоплательщикам. При этом подчеркивается, что документ не является нормативным актом и носит исключительно информационно-разъяснительный характер.

Что говорится в рекомендациях?

В рекомендациях сказано, что обстоятельства эти и для налоговиков и для следователей, в общем-то, одни и те же, "разница заключается лишь в процедуре, характере и виде действий, совершаемых для закрепления этих обстоятельств": ФНС осуществляет налоговый контроль, а СКР проверяет сообщения о преступлениях в налоговой сфере и расследует их. Поэтому следователи должны проводить действия, "направленные на закрепление доказательств, полученных налоговыми органами, и установление дополнительных", а налоговики – "взвешенно" и прислушиваясь к рекомендациям коллег из СКР квалифицировать действия налогоплательщиков по п. 3 ст. 122 НК (умышленная или неполная неуплата налогов).

Рекомендации четко разграничивают умышленные налоговые правонарушения и те, что были совершены без умысла, например, по неосторожности. "Непреднамеренная арифметическая (техническая) ошибка при исчислении налога не имеет признака виновности", – говорится в документе. Несмотря на то, что в сложившейся практике личные и профессиональные обстоятельства сотрудников компании, которые привели к налоговым нарушениям, "не могут быть правомерными основаниями невиновности организации", в качестве еще одного примера "нарушения по неосторожности" приведена ситуация, когда причиной нарушения стала "низкая квалификация либо временная нетрудоспособность бухгалтера". Изменит ли это практику, покажет время.

Говорится в документе и о признаках, которые указывают на умысел в действиях налогоплательщика – "уклониста". Один из них – "имитационный", когда компания выстраивает договорные отношения с фирмами-однодневками, делая вид, что ведет экономическую деятельность. Если бизнес дробят только для того, чтобы получить или сохранить возможность платить налоги по особому режиму, это не дает "усомниться в отсутствии элементов случайности происходящего". Налоговой и следователям необходимо не только выявить фирму-однодневку, но и понять, кому она принадлежит (поставщику или покупателю) и доказать это. Второй признак – согласованность действий замешанных в нарушении лиц, третий – подконтрольность "однодневки", четвертый – постоянно повторяющийся характер сомнительных действий, ну и пятый – прямые улики.

"Недопустимо обоснование виновности лица на предположениях, на соображениях вероятности тех или иных фактов", – сказано в рекомендациях, то есть умысел надо доказать "совокупностью обстоятельств совершения налогового правонарушения в их единстве, взаимосвязи и взаимозависимости". А именно сформулировать цели и мотивы нарушителя, выявить и "документально закрепить" доказательства того, что он знал о противоправности своих действий. Может показаться, написано в документе, что арбитражи при вынесении решений по налоговым правонарушениям не учитывают их "волевую" составляющую, однако приведенные примеры доказывают, что это не так.

Прописан и алгоритм установления умысла. Во-первых, устанавливается вина должностных лиц организации, действия (бездействие) которых привели к нарушению. Здесь исследуются как внутренние источники (документы) компании-нарушителя, так и внешние, например, приговор суда в отношении конкретного сотрудника. "При этом налоговым органам необходимо учитывать, что назначение экспертизы по вопросам виновности, в том числе наличия умысла, не допускается", – оговорено в рекомендациях. В описаниях того, что совершили нарушители, не рекомендовано использовать безинформативные нейтральные выражения вроде "противоправные действия", используя более конкретные формулировки.

Если выявлено занижение налоговой базы, рекомедовано просить пояснений должностных лиц налогоплательщика, причем не одного, а нескольких, "конкурирующих", которые могут сваливать вину друг на друга. "В данном случае целесообразно сопоставлять противоречащие друг другу ("конкурирующие") показания различных лиц и проводить повторные опросы и допросы с учетом уже полученной информации", – советуют в документе. Там даже приведены самые распространенные версии таких объяснений.

Приводятся и "классические" схемы ухода от налогов, их признаки и то, как налоговикам и следователям можно доказать их использование. В список попали: фиктивные сделки с целью увеличения стоимости приобретенного товара (услуг), дробление бизнеса с целью необоснованного применения специальных налоговых режимов, необоснованное применение налоговых льгот, льготных налоговых ставок, подмена гражданско-правовых отношений с целью извлечения налоговой выгоды.

Нужно помнить, что если налоговая сможет доказать умысел при совершении нарушения, это повлечет не только увеличение штрафа (с 20 до 40% от неуплаченной суммы налога), но и улучшит "уголовно-правовую перспективу материалов, которые направляются в следственные органы". Важно еще и то, что, принимая решение о привлечении к ответственности по акту выездной проверки, руководитель налогового органа не связан квалификацией, которую дали выявленным нарушениям проверяющие, и может ужесточить меру ответственности.

Что думают юристы?

Юристы же, прокомментировавшие ситуацию для РБК, полагают, что документ позволит налоговикам чаще доказывать умысел в действиях налогоплательщиков, а значит, применять повышенные санкции. "Теперь налоговая будет чаще использовать штраф в 40% от суммы неуплаченных налогов и сборов, что до настоящего момента редко встречалось на практике", – пояснила руководитель налоговой практики "Селютин и партнеры" Юлия Майфет, добавив, что риски повысятся для компаний, использующих недобросовестных контрагентов.

Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы "Пепеляев Групп", добавил, что раз умысел будут доказывать чаще, возрастет и количество уголовных дел по результатам проверок. "В рекомендациях довольно путанно описаны многие схемы, недостаточно четко разграничены неосторожные и умышленные деяния. Это создает угрозу уголовного преследования для многих добросовестных налогоплательщиков, например, для тех, кто был недостаточно осмотрителен при выборе поставщика", – говорит юрист.

А вот Александр Лемчик из "Лемчик, Крупский и партнеры" считает, что рекомендации помогут налогоплательщикам. "Появляется инструмент, на который можно ссылаться при защите интересов налогоплательщиков в случае, если налоговые органы или СК будут нарушать рекомендованный порядок действий и включать «фантазию» или «домысливание", – говорит он.