Новости
6 октября 2017, 18:01

АСГМ не нашел злоупотреблений в смене кредитора у должника "Татфондбанка"

АСГМ не нашел злоупотреблений в смене кредитора у должника "Татфондбанка"
Фото с сайта advokat-belyaev.ru

Один из клиентов "Татфондбанка" обратился в Арбитражный суд Москвы и попросил признать ничтожным договор о залоге между банком и ЦБ. Спорное соглашение привело к тому, что требования банка на 4 млрд руб. к "Нижнекамскнефтехиму" оказались в залоге у регулятора без ведома этой компании, которая уже успела погасить долг. Ответчик заявил, что удовлетворение подобных исков создаст опасную практику для делового оборота.

На первом заседании в АСГМ по этому делу представитель «Нижнекамскнефтехим», партнер КИАП Михаил Успенский утверждал: «На нас наложили обременение в виде залога, о чем мы ничего не знали. Этим договором нарушается наш экономический интерес, а сделка залога ничтожна – ее просто нет». Юрист объяснял такой вывод, ссылаясь на 3 момента: 1) Сам "Татфондбанк" не отвечал критериям надлежащего залогодателя, так как находился в плачевном финансовом состоянии при получении кредита от ЦБ. 2) В кредитных соглашениях банка и истца было право на их досрочный возврат, поэтому такие обязательства нельзя передать в залог. 3) Имелись процедурные нарушения – ЦБ не проверил качество кредитов, которые "Татфондбанк" выдал «Нижнекамскнефтехиму». По последнему пункту истец усмотрел злоупотребление правом со стороны регулятора, указывая на то, что Центробанк должным образом не проверил актив, который принял в залог.

"ЦБ выполнил свою обязанность"

На сегодняшнем заседании ответчик настаивал на том, что договор залога не нарушал права и законные интересы истца: «Это соглашение их даже не затрагивало». Представитель ЦБ обратил внимание на то, что законодательство РФ не предусматривало необходимость получать согласие у «Нижнекамскнефтехима» на заключение спорного договора: «У ЦБ была одна обязанность – выдать кредит, и все». Ответчик уверял, что вся позиция истца разрушилась бы, если бы финансовое положение кредитной организации оказалось хорошим.

Представитель АСВ, который является конкурсным управляющим «Татфондбанк» и выступает вторым ответчиком по этому делу, пояснял, что «Нижнекамскнефтехим» не выступал стороной обжалуемой сделки и добавил: «Если истец – добросовестный заемщик, то для него не имеет значения, кому возвращать кредит – ЦБ или коммерческому банку». Ответчик добавил, что в договорах займа между истцом и «Татфондбанком» не предусмотрены ограничения по передачи этих обязательств в залог: «То есть смена кредитора допускалась». «Татфондбанк» мог эти права уступить не только ЦБ, но и любому другому банку, разъяснил ответчик.

Можно ли оспаривать сделку "соседа сверху"

Успенский пояснил, что законный интерес истца – не платить два раза: «Мы уже выплатили этот кредит. И теперь наше право нарушено, из-за того, что кто-то в ЦБ плохо смотрел». А его коллега, адвокат Михаил Раскин, председатель КА "Раскин и партнеры", добавлял, что при заключении спорного соглашения недобросовестность проявили обе стороны залоговых отношений: и ЦБ, и «Татфондбанк». Иван Малов, глава отдела претензионно-исковой работы юруправления "Нижнекамскнефтехим", указывал на то, что ЦБ злоупотребил своими полномочиями, выдав кредит коммерческому банку под ненадежный актив: «Почему они не пеклись о госинтересах, когда проверяли заемщика?»

Раскин, соглашаясь со словами своего коллеги, ссылался на Постановлением № 312-П "О порядке предоставления Банком России кредитным организациям кредитов, обеспеченных активами или поручительствами": «Этот документ требует, чтобы любые госденьги были железно обеспечены». А Успенский добавил, что в обязанности ЦБ входит не просто выдать кредит, а самым тщательным образом проверить активы заемщика. Представитель истца уверял, что еще весной прошлого года регулятор знал о плачевном состоянии «Татфондбанка». Чтобы подтвердить этот довод, истец попросил суд истребовать у ЦБ акт проверки регулятором кредитной организации. Однако председательствующий судья Арслан Эльдеев отказался удовлетворять это ходатайство.

Уже в прениях, оппонируя доводам истца, представитель АСВ заявил, что «сосед снизу не имеет права оспаривать сделки соседа сверху». На что Успенский возразил: «Если нас топят сверху, то мы имеем право оспаривать отношения этого соседа с центральным Водоканалом».

Оба ответчика сошлись на мнении, что удовлетворение подобного иска даст возможность многочисленным заемщикам оспаривать свои залоги между ЦБ и «плохими» банками: «Такие иски принципиально нельзя удовлетворять». Выслушав все доводы обеих сторон, суд удалился в совещательную комнату и спустя полчаса огласил решение: в удовлетворении иска отказать.

История спора

Весной 2016 года у "Татфондбанка" начались первые ощутимые проблемы: ЦБ устроил проверку кредитной организации. По итогам проверочных мероприятий в начале лета прошлого года регулятор объявил о тяжелом финансовом положении кредитной организации. Однако это не помешало банку уже 18 июля 2016 года выдать два кредита компании «Нижнекамскнефтехим» на общую сумму 4 млрд руб. Параллельно с этими сделками заемщик по настоянию кредитора подписал два соглашения о переводе долга. Эти документы предусматривали, если базовый капитал банка значительно снизится, то «Нижнекамскнефтехим» должен выплатить долг по кредитам фирмам «Новая нефтехимия» и «Сувар девелопмент». Перечисленные компании аффилированы с руководством "Татфондбанка".

После таких сделок кредитная организация обратилась в ЦБ с просьбой предоставить ей заем на 3,1 млрд руб. под залог "высоколиквидного актива" – договоров с «Нижнекамскнефтехимом» на 4 млрд руб. Регулятор одобрил эту просьбу и выдал "Татфондбанку" всю запрашиваемую сумму уже в конце сентября 2016 года. Ситуация в банке продолжала ухудшаться, и в декабре прошлого года базовый капитал банка серьезно упал. Тогда же заемщик выплатил 4 млрд фирмам «Новая нефтехимия» и «Сувар девелопмент», как того требовали соглашения о переводе долга. К марту 2017 года кредитная организация вовсе лишилась лицензии, а против ее главы возбудили уголовное дело за мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). По версии следствия, топ-менеджер банка вместе с сообщниками предоставил в ЦБ поддельные сведения о наличии высоколиквидного актива, чтобы получить кредит в 3 млрд руб.

Параллельно с этим ЦБ обратился в суд с требованием признать недействительными соглашения о переводе долга, которые по настоянию "Татфондбанка" заключил "Нижнекамснефтехим". Арбитражный суд республики Татарстан удовлетворил эти иски (дела № А65-5795/2017 и № А65-3901/2017). Таким образом, заемщик, который уже погасил один раз взятые кредиты, оказался снова должен все те же 4 млрд руб. Тогда пострадавшая компания попросила суд признать ничтожной сделку по залогу их требований ЦБ (дело № А40-88336/2017).