ПРАВО.ru
Онлайн
15 марта 2021, 11:56

Право на землю в Химках: суд продолжил заслушивать показания свидетелей

Право на землю в Химках: суд продолжил заслушивать показания свидетелей
15 марта Дорогомиловский суд Москвы продолжил заседание по делу Марины Дунюшиной. Бывшую главу Химкинского земельного комитета обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере: по версии следствия, чиновница способствовала незаконной передаче IKEA около 20 га земель в Химках. Сегодня суд заслушивает показания свидетеля Сомова.

В 1993 году IKEA арендовала участок в Химках на 49 лет, площадь участка составила 20,88 Га. Спустя 14 лет компания построила на территории вдоль Ленинградского шоссе бизнес-центр, а в 2011 году выкупила территорию и оформила право собственности. Годом позже право на землю IKEA попыталось оспорить сельхозпредприятие «Химки-Молжаниново». Оно владело участком с 1991 по 1993 год. КСХП настаивало, что шведская компания получила землю незаконно. IKEA с этим не согласна и указывает на то, что ее права на землю подтвердились в суде (дело № А41-17069/2014).

В 2016-м конфликт перерос в уголовное дело, обвиняемыми по нему проходили двое чиновников администрации Химок (Игорь Гончаренко и Юрий Кораблин), но оба они скончались. Тогда фигурантом дела стала Марина Дунюшина, которая возглавляла земельный комитет городского округа до 2006 года. Дело в отношении нее уже пытались передать в суд в 2019 году, но тогда прокурор направил его на дополнительное расследование. Во второй раз материалы с обвинительным заключением передали в Дорогомиловский районный суд 14 июля 2020 года (дело № 01-0371/2020).

Основное заседание началось 18 сентября 2020 года. 2 октября свою позицию изложил юрист «Химки-Молжаниново» Константин Голубев.

На заседании 18 ноября допросили потерпевшего, сельхозпредприятие представлял руководитель юридической службы КСХП Кисляков. Он рассказал, что «Химки-Молжаниново» – правопреемник совхоза со значительным количеством земель. По его словам, проводя инвентаризацию, межевание и постановку на учет участков в 2012 году, они узнали, что один из них находится в собственности IKEA. Однако Кисляков не смог пояснить, почему КСХП, считая, что украдено 20 га, предъявляло иски только на ту часть, что выкуплена IKEA, бездействуя уже девять лет после выявления пропажи земли.

13 января из-за неявки свидетелей обвинения суд приступил к исследованию письменных доказательств. После двухмесячного перерыва слушания в Дорогомиловском суде Москвы возобновились. На заседании 10 марта суд заслушал свидетелей. 15 марта свои показания дает свидетель Сомов.

Порядок сообщений:
15 марта
15:57
15 марта, 15:57

Заседание отложено на 17 марта на 10:30.

15:00
15:00

Решается вопрос об оглашении письменных доказательств. Объявлен перерыв.

14:49
14:49

Вопрос задает суд: «Вы пояснили, что следователем были внесены корректировки, показания в допросе соответствуют действительности?»

Свидетель отвечает, что в общем да.

Суд уточняет: «Вы говорили своим языком или следователь что-то дописывал?»

Ответ свидетеля: «Изложено слишком красиво».

«Есть ли там то, что вы не говорили?» – уточняет суд.

Ответ: «Дословно не говорил, какие-то юридические формулировки добавлены. Но общий смысл передан правильно».

14:43
14:43

Вопросы снова задает защита. Ее интересует, рисовал ли свидетель схему собственноручно. Свидетель заявляет, что не помнит,  а также не помнит, приобщалась ли она к допросу.

Вопрос: «Вы сказали, что не доверяли с Гончаренко друг другу, а почему он так подробно рассказал о своей деятельности, с такими деталями?»

Ответ: «Тогда это не казалось критичным, такие разговоры казались нормальными».

14:40
14:40

Вопрос: «Когда построена эстакада?»

Ответ: «В 2005-м».

Следует вопрос, когда начались строительные работы, свидетель утверждает, что не помнит. По его словам, он не занимался строительством мостов и не понимает, при чем здесь коммуникации».

Вопрос: «Когда прокладывали коммуникации с одной стороны на другую?»

Ответ: «К чему это, я не понимаю».

Суд: «Просто отвечайте».

Ответ: «Газ и котельная у них совершенно разные, а те коммуникации, что под мостом, меня не интересовали».

14:34
14:34

Вопрос: «На каком участке была котельная и газораспределительная станция?»

Ответ: «Не помню точно, но на землях администрации. Это не была собственность Икеа, потому что мы согласовывали. Это было со стороны железной дороги, там, где бизнес-центр».

Вопрос: «Когда построены бизнес-центры?»

Ответ: «В 2007 году готовы».

Вопрос: «То есть после того, как «Мегу» приняли в эксплуатацию?»

Ответ: «Но это разные участки, газовая котельная у «Меги» своя».

Вопрос: «У них разные? На участке 40 га своя?»

Свидетель отвечает, что да,  уверен.

14:26
14:26

Вопросы свидетелю задает подсудимая Дунюшина: «По вашему запросу Гончаренко дал документы, для каких органов они были нужны?»

Ответ: «Для чего-то нужны были».

Вопрос: «Вам лично или для представления в органы?»

Ответ: «Лично нет, наверное, в органы».

14:22
14:22

Вопрос: «Насколько текст протокола допроса соответствует информации, что вы говорили, в части документации?»

Ответ: «Полностью соответствует».

«И с юридическими терминами?» – уточняет защита. 

Ответ: «Я не знаком с юридическими терминами», – отвечает Сомов.

Защита спрашивает: «Некоторые формулировки принадлежали следователю?»

Свидетель отвечает утвердительно.

14:18
14:18

Вопрос: «Вы говорите, что Гончаренко сказал, что будут необходимые постановления по земле, выписка, договор аренды и иные документы. Вы говорите, что документы липовые, да? Не совсем законные?»

Суд: «В протоколе такого нет, там было про фальсификацию».

Защита переформулирует вопрос: «Вы понимали, что документы сфальсифицированы, почему вы продолжили деятельность по сфальсифицированным документам?»

Ответ: «Ну, я уже отвечал. Данная документация была предоставлена, она была достаточной для всех. Впоследствии я, каким-то макаром, ну продолжил, было достаточным тогда».

Защита интересуется, когда Сомов начал догадываться, что документы недостаточны и сфальсифицированы. «Когда начали спрашивать», – отвечает свидетель.

14:11
14:11

Вопрос: «В протоколе было про план строительства ТЦ «Мега»? Вы были вовлечены?»

Ответ: «Это была открытая информация, когда только заходила ИКЕА неудачно в Россию еще в 96-98 году, тогда уже были планы».

14:09
14:09

Вопрос: «Вы помните юриста, который сказал про согласие на изъятие? Он сказал это лично вам или вы с чьих-то слов знаете?»

Ответ: «Затрудняюсь ответить». 

Вопрос: «Во время допроса следователь предложил рассказать или задавал вопросы?»

Ответ: «Сначала общее описание ситуации».

На вопрос, помогал ли следователь формулировать вопросы и ответы, Сомов отвечает, что «при моем косноязычии формулировки уточнялись».

Вопрос: «Ваши ответы уточнялись самим следователем?» Ответ – утвердительный.

Далее защита спрашивает, знает ли свидетель Осечкина. Тот отвечает утвердительно, – взаимодействовал, как и с Гончаренко.

Вопрос: «Каким образом вы общались с сотрудниками «Хикон»?»

Ответ: «До работы и после работы».

14:00
14:00

Вопрос: «У вас есть экспертные знания?»

Ответ: «Нет, я понимаю, к чему вы говорите. Но те бумаги, что я видел, были слишком топорно сделаны. Одни чуть не рассыпались в руках, другие белого цвета».

13:58
13:58

Вопрос: «Когда Гончаренко пояснил, что вот так якобы фальсифицировались документы? Вы кому-то сообщили? Руководству? В правоохранительные органы?»

Ответ: «Данные формулировки, которые вы озвучиваете, это было с моего согласия вписано. В 2008 году это представлялось по другому, это была помощь в работе».

Вопрос: «А юридическую оценку вы дали?»

Ответ: «Ну после, может быть, еще какие-то знания появились».

13:54
13:54

На вопрос, видел ли свидетель, как Гончаренко заходит к руководству Икеа, ответ утвердительный, но разговоров, по его словам, он не слышал.

13:51
13:51

На вопрос, какие отношения связывали свидетеля с Гончаренко, он отвечает: «Просто удобно было». Защита уточняет, доверяли ли друг другу свидетель и Гончаренко, ответ отрицательный.

Далее защита интересуется, встречались ли Сомов и Гончаренко с 2000 по 2008 годы за пределами земельного участка. Сомов отвечает, что пересечения были, так как инфраструктура большая. На вопрос, когда свидетель последний раз видел Гончаренко, тот отвечает, что в 2009 году.

В ответ на вопрос, общался ли он с Гончаренко после 2009 года, свидетель тяжело вздыхает.

13:46
13:46

Вопрос: «Слова «придание видимости законности» – это ваши слова? Из вашей лексики?»

Ответ: «Нет, не мои».

На вопрос, кем они были предложены, свидетель заявляет, что не помнит.

Вопрос: «Следователь показывал вам какие-то документы?» 

Ответ утвердительный.

Вопрос: «Вам было предложено нарисовать какие-то схемы?»

Ответ: «Да, структуру».

Вопрос: «Вы были допущены до руководства Икеа? Для принятия решений».

Ответ: «До высшего нет, все заканчивалось где-то на уровне менеджера по строительству».

13:38
13:38

Далее вопросы задает защита.

Вопрос: «К вам обращался кто-нибудь с 2014 по октябрь 2016 с просьбой пойти к следователю и дать показания?»

Прокурор просит снять вопрос, суд вопрос не снимает.

Сомов: «Ну как-то я там оказался».

Защита настаивает: «Я имею в виду конкретно по вашим показаниям, что к вам кто-то приходил и сказал пойти к следователю и дать показания по уголовному делу».

Ответ свидетеля: «Третьи лица, никто не обращался».

13:34
13:34

Прокурор спрашивает, подтверждает ли свидетель, что давал такие показания, ответ – утвердительный.

Вопрос: «Вам Гончаренко говорил более конкретно, в чем состоит возможность внесения сведений в журналы по конкретным постановлениям?»

Ответ: «Нет».

Вопрос: «Помните дату выписки и номер, фамилии, что была показана?»

Ответ: «Не помню».

Вопрос: «Гончаренко говорил, с какими организациями был отработан способ с вынесением постановлений на фирменных бланках?»

Ответ: «Нет».

13:19
13:19

Прокурор ходатайствует об оглашении предыдущих показаний в связи с противоречиями в названиях и обстоятельствах. Все стороны поддерживают ходатайство. Суд оглашает предыдущие показания.

13:14
13:14

На вопрос, на основании каких документов была прокладка коммуникаций, Сомов отвечает: «На основании основных регулирующих документов, разрешающих документов, точнее я не помню».

Далее следует вопрос, кем был утвержден проект. 

Ответ: «Соответствующими организациями».

Вопрос: «Как может проектная организация отталкиваться от земель, которые за кем-то числятся?»

Ответ: «То что, заказчик предоставляет, на том основании и делается все».

13:10
13:10

Далее следуют вопрос, занимался ли свидетель прокладкой или обслуживанием коммуникаций. Сомов отвечает, что сначала прокладка, потом обслуживание. Свидетель также сообщает, что имелся проект, на основании которого велось строительство.

13:08
13:08

Вопрос: «Вы вспомнили про выписку, какое отношение она имела к земельному участку Икеа?»

Ответ: «Ну, похоже, непосредственное. Понимаете, в чем дело, мне на глаза не могли попасться документы, которые не относятся к Икеа и ее землям».

На вопрос, какая организация занималась проектированием делового центра, Сомов заявляет, что не знает.

13:05
13:05

Далее вопросы задает подсудимая Марина Дунюшина. 

Вопрос: «Из чьих земель был предоставлен земельный участок Икеа?»

Ответ: Была группа «Хикон», которая занималась участками по обе стороны Ленинградского шоссе. Было много паев, за 15 лет уже не помню. Видел какие-то бумаги, которые фигурировали, но врать не буду.

12:59
12:59

Вопрос: «Что можете пояснить по земельному участку, где построен деловой комплекс «Химки бизнес-парк»?

Ответ: Были споры, но меня не интересовало.

На вопрос, смотрел ли свидетель правоустанавливающие документы, Сомов отвечает, что «непосредственно» нет.

Вопрос: «Вы знаете, на основании каких документов участок был передан Икеа?»

Ответ: «Не знаю».

12:55
12:55

Вопрос: «К кому-то за помощью обращались?»

Ответ: «Да, были компании, которые помогали по этим вопросам, в том числе Гончаренко».

На уточняющий вопрос, как именно, свидетель заявляет, что у него (Гончаренко) «была более полная информация, как это все можно сделать в Химках».

12:52
12:52

Вопрос: «Общались ли вы с Гончаренко до 2006 года, до трудоустройства в Икеа? А до 2000 года? В чем ваша роль была при строительстве бизнес-центра Икеа?»

Сомов отвечает, что был знаком с Гончаренко до 2006 года. Что касается его функций при строительстве, он представлял “Икеа Ханим Лтд” в Ростехнадзоре и других надзорных ведомствах.

На вопрос о каких-либо проблемах при строительстве Сомов отвечает, что был «сложный земельный вопрос»: для прокладки коммуникаций необходимо соблюсти санитарные нормы. На уточняющий вопрос, в каком году это происходило, свидетель ответить не может: по его словам, некоторые вещи сначала делались, а уже потом оформлялись.

12:42
12:42

Защиту интересует, какую трудовую функцию выполнял свидетель и где находилось его место работы. 

Ответ: «Моя функция – техсопровождение, объяснение руководству, что происходит на строительстве.  Как эксперт по строительству, коммуникациям, согласованиям, инфраструктуре».

12:37
12:37

Вопрос: «Когда вы познакомились с Гончаренко?»

Ответ: «Еще когда работал в других компаниях по обслуживанию ИКЕА».

На просьбу назвать людей из юридического отдела Икеа Сомов называет Андрея Подшибякина и некоего Руслана (фамилию не помнит).

12:31
12:31

Свидетель помнит, что один раз вызывался на допрос в Химках, однако обстоятельств вызова не помнит.

12:27
12:27

Свидетель сообщает, что с 2006 по 2008 работал в «Икеа Мос» по трудовому договору рядовым сотрудником. Вместе с ним работали Волков, Белоножкина, еще был кто-то из Турции. Начальниками были Франко Толлардо, Волков, при этом руководители часто менялись.

Трудовые конфликты свидетель отрицает. На вопрос о причинах расторжения трудового договора сообщает, что уволился по соглашению сторон, наличие неприязненных чувств к Икеа также отрицает.

12:23
12:23

Далее вопросы задает защита.

Вопрос: «В течение какого времени вы работали в Икеа?»

Ответ: «С 2002 по 2006 работал на различные компании, которые занимались обслуживанием Икеа».

На вопрос, работал ли Сомов один или же были отделы, свидетель сообщает, что это была обслуживающая организация, где работало примерно восемь инженеров. Позже, в 2004 году, свидетель стал начальником в компании, которая работала с Икеа по договору оказания услуг.

На вопрос, составлял ли Сомов сам этот договор, ответ отрицательный.

12:15
12:15

Имени генподрядчика строительства Сомов назвать не может. На вопрос о документации по строительству зданий заявляет, что документация была, но какие именно документы были – не помнит и сообщает, что во время допроса помнил лучше.

12:13
12:13

Вопрос: «Когда началось строительство на 23-м километре Ленинградского шоссе?»

Ответ: «В 2005-2006 году».

На уточняющий вопрос Сомов отвечает, что на участке возводился комплекс, трансформаторная подстанция, котельная, два бизнес-центра.

12:09
12:09

На вопрос о Гончаренко свидетель сообщает, что тот занимался различными вопросами по строительству Икеа в Химках. С ним свидетель был связан, поскольку велось строительство ТЦ «Мега» и бизнес-центра.

12:05
12:05

Вопрос: «Знакома ли вам компания «Хикон»?» 

Ответ: «Да, занималась земельными вопросами и вопросами разрешения на строительство».

12:03
12:03

Вопрос: «Вам знакома компания «Икеа Мос»?

Ответ: «Работал там старшим инженером».

По словам Сомова, в его обязанности ходило согласование земельных вопросов и технические проекты.

12:00
12:00

На вопрос прокурора, знакома ли свидетелю компания «Икеа Ханим Лтд», тот отвечает утвердительно, но сообщает, что сам там не работал: по его словам, была отдельная организация, которая занималась вопросами Икеа.

11:59
11:59

Он также утверждает, что давал показания ранее, но ничего не помнит.

11:58
11:58

Свидетель Сомов сообщает, что с подсудимой Мариной Дунюшиной не знаком.

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться