Мнения
Анна Сысоева, эксперт в области международного права
4 мая 2018, 16:50

Интеллектуальная собственность как оружие 21 века

В апреле этого года интеллектуальная собственность стала причиной "войны". Торговое противостояние возникло между США и Китаем. В 21 веке борьба идет уже за новые технологии, хоу-хау и информацию. Однако помимо того, что интеллектуальная собственность имеет статус причины сражения, одновременно - она является и средством борьбы.

Соединенные Штаты Америки являются крупнейшими обладателями результатов интеллектуальной собственности. Уже многие годы США получает за различные отчисления от использования прав на нее баснословные деньги: соответствующие показатели превышают доходы от экспорта сельскохозяйственной продукции. Отдельный вопрос – экспорт, а также соблюдение прав и законных интересов правообладателей за рубежом: самый большой источник дохода в американском бюджета – это поступления от экспорта объектов интеллектуальной собственности: лицензий на использование, авторских прав, товарных знаков, патентов и др. 

Аналогичные и столь же сопоставимые доходы от неправомерного использования результатов интеллектуальной деятельности получают третьи страны, которые в нарушении прав владельцев интеллектуальной собственности пользуются результатами умственных трудов американских компаний и откровенно копируют чужие идеи. Именно поэтому – вне зависимости от того, какая партия – республиканцы или демократы – находятся у власти – позиция о жесткости мер, применяемых в отношении нарушителей американских владельцев интеллектуальной собственности, постоянна и не меняется: непреклонная сила и всевозможные методы, направленные на борьбу с нарушителями.    

По данным специального доклада, выпущенного в 2017 году о ситуации с интеллектуальной собственностью в мире, а точнее проблемах, с которыми сталкиваются американские правообладатели - 87 % контрафакта, поступающего в США – это товары из Китая.

Институциональный базис санкционных действий 

Институт торгового представительства США (United States Trade Representative, USTR), созданный в 1962 году, пожалуй, один из самых влиятельных правительственных органов, занимающихся разработкой торгового законодательства США. Являясь частью Исполнительного офиса Президента Соединенных штатов Америки, он ответственен за разработку торговых соглашений США с иными странами, а также координирует внешнеторговую политику.  Закон о торговле 1974 года (Trade Act, 1974) содержит положения, позволяющие представителю Соединенных Штатов определять страны, которые не обеспечивают достаточной охраны прав интеллектуальной собственности или не предоставляют справедливого и беспристрастного доступа на рынок лицам США, и предпринимать соответствующие действия.

Ежегодно Торговое представительство США готовит специальный доклад о нарушениях прав на объекты интеллектуальной собственности в мире - «Доклад 301» («The Special 301 Report (Report)»).  Работу по подготовке доклада осуществляет специальный комитет межведомственного комитета по торговой политике (the Special 301 Subcommittee of the inter-agency Trade Policy Staff Committee) при экспертной поддержке множества иных ведомств. Порядок идентификации государств и их категоризация определяется статьей 182 Закона о торговле 1974 года, с поправками сводного закона о торговле и конкуренции 1988 года, актами соглашений Уругвайского раунда и Закона об упрощении процедур торговли и обеспечении соблюдения торговых правил 2015 года (19 U. S. С. § 2242).

Предшествует обнародованию анализа ситуации соблюдения прав интеллектуальной собственности публикация ежегодного «Национального доклада по оценке торговли» Соединенных Штатов. Несмотря на то, что «Доклад 301» издается ежегодно одной страной, все, что включается в него имеет непосредственное отношение ко множеству стран. Положения данного доклада имеют беспрецедентное – как мы можем наблюдать ситуацию с Китаем - влияние на инвестиционный климат тех или иных государств, которым не посчастливилось попасть на страницы этого сборника.

Та оценочная характеристика, связанная с внутренним положением дел в сфере действующего правового режима интеллектуальной собственности, присваивающаяся той или иной стране, становится разменной монетой и очень серьезным  инструментом для принуждения к действиям, которые выгодны для США, если уж называть все своими именами. В случае, если государство попадает в этот список, дальнейшее ее положение становится незавидным: она может, и скорее всего, так и произойдет, стать как минимум объектом применения двусторонни торговых санкций со стороны США. Кроме того, возможно применение иных действий. 

Если торговый партнер рассматривается в качестве приоритетного, представитель США определяет, требуется ли возбуждение расследования, которое в случае положительного решения в течение шести месяцев выявляет обстоятельства, явно свидетельствующие об обоснованности включения государства в указанный список. При этом существует определенная категоризация стран – за которыми, так скажем, нужно особое наблюдение, в отношении которых Штаты проявляют озабоченность и т.п. Под особую категорию попадают страны, которые достигли определенного уровня развития системы интеллектуальной собственности и доступа на рынок товаров и услуг США. 

Доклад 2017 года рассматривал более 100 торговых партнера США, из которых 11 вошли в так называемый приоритетный контрольный лист «Priority Watch List”, а 24 просто в контрольный лист «Watch List». 

Китай на страницах «Special 301» Report

Китайская Народная Республика вот уже который год держит пальму первенства в первом листе (PWL). При этом в первых же комментариях о прогрессе систем интеллектуальной собственности стран отмечены позитивные изменения во внутренней политике по данному вопросу именно Китая: в 2015 году КНР продолжала проводить достаточно масштабные реформы национального законодательства в отношении интеллектуальной собственности, включающие рассмотрение возможности создания специализированных судов. В докладе отмечается, что многие пересмотренные акты соответствуют и согласуются с рекомендациями США. Отдельного упоминания заслужили действия таможенных органов сторон, связанные с нарушением прав интеллектуальной собственности на границе – совместные договоренности, связанные с отслеживанием нарушений прав на объекты интеллектуальной собственности, обменом информацией и мониторингом незаконного ввоза, экспорта, или оборотом контрафактных товаров.

Однако позитивные замечания, представленные на страницах, на деле не помогли КНР: по заявлениюДональда Трампа в отношении действий КНР, нарушающих права интеллектуальной собственности: «Мы имеем ситуацию с колоссальной кражей интеллектуальной собственности, соответствующей [потере] сотен миллиардов долларов». В августе 2017 года им был подписан Меморандум относительно действий, предпринимаемых США в рамках раздела 301 Закона о торговле. Данный документ касается исключительно КНР – необходимости проведения расследования в отношении нарушения Китаем прав интеллектуальной собственности компаний США. 

Торговое представительство США инициирует расследование. 22 марта 2018 года Публикуются его результаты и подписывается Меморандум о действиях США, направленных на борьбу с нарушением Китаем прав интеллектуальной собственности, которые сводятся к следующим мерам: повышению тарифов; обращению в орган по разрешению споров ВТО относительно дискриминационных практик Китая по окончанию договоров о трансфере технологий  в рамках совместных предприятий; и, наконец, инвестиционные ограничения на участие китайских компаний в капитале компаний США.

Еще через несколько дней США подает запрос на проведение консультаций в рамках ВТО с китайской стороной относительно дискриминационных для иностранных поставщиков технологий условий национального законодательства КНР, что нарушает статьи 3 (Национальный режим) и 28 (Предоставляемые права) Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности. Чуть позже США публикуется список из более чем 1300 товарных позиций Китая, на которые планируют повысить пошлины до 25% (прицел США - крупнейшие китайские компании, активно использующие иностранные технологии (Midea Group, ChemChina, CRRC, COMAC и др.), на что Китай подает заявление об оспаривании данных действий в ВТО. 

Таким образом, весь спектр недавних мер, предпринятых американской администрацией - звенья одной цепи, начинающиеся с уличения партнера в посягательстве на приоритетную сферу США, многомиллиардный источник дохода государственного бюджета – интеллектуальную собственность.

Контрасанкции России 

В этой связи законопроект о контрсанкциях (проект Федерального закона «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия США и (или) иных иностранных государств»), инициированный Госдумой в ответ на апрельские санкции США в отношении России, который затрагивает, в том числе, вопросы интеллектуальной собственности, может иметь вместо соразмерного ответа американской политики, направленного на смягчение удара по экономике, гораздо большие негативные последствия в долгосрочной перспективе, которые навредят экономическому положению в еще большей степени. 

Законопроект напрямую влияет на законные интересны правообладателей США – то есть на ту сферу экономики штатов, на которую лучше не посягать, если национальная сила и мощь в данном вопросе не находится в аналогичном с США уровне. Проект предполагает «исчерпание исключительного права на товарные знаки, правообладателями которого являются граждане США или иных недружественных государств, в отношении товаров по перечню, определяемому правительством». 

Детализированного раскрытия данных действий нет ни в пояснительной записке, ни в самом законопроекте. Но в целом следует понимать, что при подобных действиях происходит легализация параллельного импорт – то есть простыми словами: после поставки в Россию на основании договоренностей с правообладателем из США дальнейшие действия с товарным знаком могут осуществляться уже без его согласия. Более того возможно будет говорить и о легализации в России любого несогласованного с американским правообладателем его использования, в частности, производства продукции под тем или иным товарным знаком, принадлежащему американскому правообладателю. 

Очередной масштабный ответ американских властей, для которых вопрос интеллеткаульной собственности является одним из самых значимых и инструменты по защите которой разработаны и имеют четко отлаженный механизм применения не заставит себя долго ждать. 

Что делать

Интересно сравнить в этом плане векторы действий властей в сложившейся ситуации: в апреле главой Государственного ведомства интеллектуальной собственности (SIPO) Китая Шэнь Чанъю было объявлено о планах по увеличению количества центров защиты интеллектуальной собственности, а также о пересмотре патентного законодательства и создании системы штрафных санкций за нарушение прав интеллектуальной собственности.

«Китай усилит защиту интеллектуальной собственности, чтобы выполнить свои международные обязательства, а также повысить китайскую экономическую конкурентоспособность», — заявил чиновник. Очевидно, что торговая война между США и Китаем будет иметь весьма существенные последствия для обеих сторон, при подобном раскладе нарушаются выработанные технологические цепочки, что в итоге неизбежно приведет к встряске на фондовом рынке.

Так, по мнению россйиского предпринимателя, Алексея Голубовича «даже небольшое снижение китайского экспорта в США может вызвать паническое обрушение фондовых индексов – с лета 2015 года на рынке Китая вырос навес нереализованных бумаг, поскольку фондам запретили продажу акций при снижении значения Шанхайского индекса ниже определенного уровня».

Поэтому для минимизации негативных последствий от действий США китайские власти предпринимают не только ответные, внешние, так скажем, меры в отношении США (объем попавшего под барьеры импорта из США – около $50 млрд.), но также и действия по изменению ситуации с интеллектуальной собственностью внутри страны, реально требующей пересмотра во избежание ситуаций явно дискриминирующих иностранные компании и направленные на улучшение их положения в защите и охране своих прав.  

В этом отношении законопроект Государственной Думы о контрсанкциях, принятия которого «послужит стимулом для развития и совершенствования собственного отраслевого рынка и укрепления политических позиций страны на мировой арене», абсолютно категоричен в выборе стратегии – исключительно те действия, которые направлены на ухудшение положения американских компаний на территории России. 

Верхняя палата Федерального собрания РФ готовит итоговый отзыв на законопроект, однако, в целом уже сейчас можно говорить о поддержке его концепции. По мнению члена профильного комитета Совета Федерации по экономической политике «мы высказываем общую позицию, что мы не возражаем против рамочного закона, но оставляем за собой право вносить поправки между первым и вторым чтением в текст, если законопроект в первом чтении будет принят».

Реакция властей США не заставила себя долго ждать. 27 апреля 2018 года на сайте Офиса Торгового представителя США был опубликован релиз на ежегодный Специальный Доклад 301 о ситуации с интеллектуальной собственностью в мире. Российская Федерация попала в приоритетный лист (Priority Watch List). Как указано в официальном сообщении, в отношении стран, попавших в указанный список «проблемы интеллектуальной собственности в этих странах будут предметом интенсивного двустороннего взаимодействия в течение следующего года».