Может ли стать поддельный диплом адвоката причиной отмены судебных решений?

Может ли стать поддельный диплом адвоката причиной отмены судебных решений?
Фото Право.Ru

В начале 2012 года российская адвокатура столкнулась с весьма неприятным для ее репутации случаем — один из адвокатов-решал, которые встречаются нередко, оказался еще и обладателем поддельного диплома о юридическом образовании и, значит, осуществлял функции защитника по уголовным делам незаконно. "Право.Ru" заинтересовалось процессуальными последствиями случившегося.

Адвокат Владимир Орешников был весьма известной персоной. Во-первых, он был лицом публичным — являлся одним из соведущих телевизионного шоу "Суд идет", транслировавшегося по телеканалу "Россия" с 2005-го по 2010 годы. Во-вторых, был советником Международного комитета по правам человека в России и считался, по мнению "Коммерсанта", весьма известной в адвокатских кругах московского региона личностью. Он занимался адвокатской практикой с конца 1990-х годов и специализировался на защите сотрудников правоохранительных органов, обвиненных в должностных преступлениях, а также фигурантов уголовных дел, которые находились в производстве следственных органов столичного УФСБ. В частности, Орешников представлял интересы печально известного экс-главы ОВД "Царицыно", майора Дениса Евсюкова, 27 апреля 2009 года расстрелявшего людей в супермаркете и приговоренного за это к пожизненному заключению. Защищал финансиста чеченских боевиков, сирийца Амина Альдагира и других одиозных личностей.

Последним процессом, в котором успел поучаствовать адвокат, было так называемое "Дело о пожарном шланге". Тогда двух борцов с огнем, обвиняемых в сдаче в аренду рабочего инвентаря за взятку в 10000 руб. наказали довольно строго. Судья Измайловского районного суда Москвы Наталья Семенова 10 октября 2011 года назначила им наказание в виде 5 лет колонии общего режима каждому с отсрочкой приговора на 5 лет.

Слово "успел" использовано потому, что 18 октября 2011 года Орешников был задержан с поличным в кафе "Старбакс" на Бутырском валу при получении 500000 руб. По версии следствия, за эту сумму адвокат обещал содействие в получении медзаключения о наличии тяжелого заболевания у Сергей Слободяника, обвинявшегося в незаконной банковской деятельности (рассматривалось Хамовническим райсудом, возвращено прокурору 13 марта 2012 года).

Спустя неделю адвокату предъявили обвинение, и по постановлению суда он был заключен под стражу. Свою вину Орешников признал, его дело было рассмотрено в особом порядке, и уже 12 января 2012 года судья Тверского райсуда Татьяна Неверова постановила приговор: 2 года колонии общего режима и лишение права вести адвокатскую деятельность и занимать любые должности в адвокатуре в Российской Федерации сроком на 3 года. 12 марта 2012 года Московский городской суд оставил приговор райсуда в силе, изменив лишь дополнительное наказание. Теперь Орешникову запретили лишь заниматься адвокатской деятельностью.

Кроме того, во время разбирательства вскрылся неприятный факт – в ходе предварительного следствия было установлено, что Орешников 12 лет незаконно занимался адвокатской практикой. Статус адвоката (он был членом Московской областной адвокатской палаты) им был получен на основании поддельного диплома, якобы выданного ему в июне 1991 года Белорусским государственным университетом, в котором, как установили правоохранители, он никогда не учился.

Этот факт может иметь далеко идущие последствия. Коллега Орешникова, адвокат Владимир Жеребенков (они много лет работали вместе) считает, что "отсутствие у Орешникова высшего юридического образования может стать основанием к пересмотру дел, в которых он участвовал, так как оказание некачественных адвокатских услуг — это нарушение права на защиту" (цитата по РИА "Новости"). С ним согласен и Вячеслав Феоктистов, руководитель уголовно-правовой практики адвокатского бюро "Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры". По его мнению, "наличие установленного факта осуществления защиты ненадлежащим лицом следует оценивать в качестве нарушения права на защиту, поскольку подобная ситуация исключает возможность соблюдения принципа состязательности". Впрочем, прогнозы относительно того, как сложится практика он делать не спешит. "По смыслу закона, осуществление защиты ненадлежащим лицом должно явиться бесспорным основанием для отмены судебного решения. Однако практика может пойти по пути оценки каждого конкретного случая подобного участия ненадлежащего лица и степени его влияния на собирание доказательств, положенных в основу принятого решения", — сказал он "Право.Ru".

Но есть и совершенно противоположные мнения. Людмила Петелина, руководитель уголовной практики правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры", например, считает, что "в 413-й статье УПК РФ приводится исчерпывающий список [вновь открывшихися] обстоятельств, и незаконные действия адвоката он не включает. Таким образом, тот факт, что адвокат принимал участие в делах, не имея полномочий профессионального защитника, не может служить основанием для возобновления этих дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств", — уверена она.

Тем не менее, попытки использовать казус Орешникова для пересмотра уголовных дел уже есть. В Московско-Ярославскую транспортную прокуратуру поступило заявление по поводу одного из "обманутых" Орешниковым – Дмитрия Архипова, признанного 22 мая 2007 года Мещанским райсудом виновным в покушении на сбыт наркотических веществ (ч.1 ст. 30, п. "г" ч.3 ст.228.1 УК РФ) и приговоренного к лишению свободы сроком на 8 лет в колонии строгого режима. "Адвокат [Орешников] в отсутствие других защитников принял участие в совместном с клиентом ознакомлении с материалами уголовного дела, — говорится в заявлении нынешнего защитника Архипова (документ имеется в распоряжении редакции). — Таким образом, на одной из важнейших стадий досудебного производства по уголовному делу, [когда] обвиняемый остро нуждается в квалифицированной помощи, Архипов был лишен возможности должным образом реализовать свое право на защиту, поскольку его интересы представлял не имеющий должной компетенции адвокат". А это уже, по мнению защиты, относится к новым обстоятельствам, влекущим за собой возобновление производства по делу.

Петелина из "Олевинский, Буюкян и партнеры", правда, считает, что в этом случае о нарушении права на защиту клиента говорить не приходится. "Лжеадвокат участвовал только в одном "фрагменте" защиты — при ознакомлении с материалами уголовного дела. В судебном заседании, и, главное, в стадии подготовки к нему, участвовали другие адвокаты — надлежащие защитники обвиняемого, а затем и подсудимого. Следовательно, возможные ошибки защиты или ее некомпетентность можно было исправить вовремя и с лихвой!" — сказала она "Право.Ru".

Примерно так же посчитали и в прокуратуре — она не нашла оснований для возобновления производства по делу. В своем письме (имеется в распоряжении редакции) заместитель прокурора младший советник юстиции А.Артемов, сослался на ст.413 УПК РФ и на то, что защиту Архипова впоследствии осуществляли другие адвокаты, компетентность которых под сомнение не ставится. Тем не менее, адвокат Архипова хочет добиться того, чтобы свое мнение по этому вопросу высказал и суд. Он сообщил "Право.Ru", что подготовил новое заявление в прокуратуру, включающее просьбу провести полную и всестороннюю проверку заявлений защиты и принять процессуальное решение, которое в отличие от письма можно обжаловать в суде.