ПРАВО.ru
Практика
22 февраля 2019, 10:29

Юристы обсудили, как спасти банкиров от АСВ

Юристы обсудили, как спасти банкиров от АСВ
Топ-менеджеров рухнувших банков все чаще привлекают к субсидиарной ответственности по долгам их кредитных организаций. При этом деньги взыскивают уже не только с председателей правления, но и даже с бухгалтеров и членов кредитных комитетов. АСВ тратит на эти процессы очень приличные суммы, но секрет их побед не только в приличных судебных расходах. Об этом рассуждали эксперты на заседании комитета по финансовым рынкам и кредитным организациям Торгово-промышленной палаты РФ (ТПП).

За что страдают топ-менеджеры

В самом начале мероприятия Владимир Гамза, председатель комитета, заметил тенденцию последних лет в банковском секторе: АСВ и ЦБ стандартно после краха банков предъявляют иски о субсидиарной ответственности к руководству рухнувших кредитных организаций. Уже сотни человек попали под эту «гильотину», а кого-то эта судьба только ждет, добавил главный редактор журнала «Банковское дело» Владимир Нестеренко. Он полагает, что в действующем законодательстве есть нестыковки, которые позволяют привлекать к ответственности «всех подряд»: «Такой сетевой подход неверен, ведь страдают и невиновные люди».

Участники обсуждения высказывали претензии и к расходам АСВ на подобные судебные процессы. Глава подкомитета по финансовой грамотности и финансовому оздоровлению ТПП Иван Рыков вспомнил про недавнее исследование о деятельности агентства, которое сделало «Право.ru» (см. «Агентство на триллион: за что и как судится АСВ»). Там указано со ссылкой на отчетность организации, что судебные издержки АСВ по арбитражным делам составили почти 5 млрд руб., подчеркнул юрист. По его мнению такие затраты не оправдывают результаты деятельности этой организации. 

В отсутствие приглашенных представителей АСВ, которые так и не пришли на мероприятие, за агентство попыталась немного заступиться Юлия Михальчук, советник Saveliev,Batanova&Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство Профайл компании . Она отметила, что объемы некоторых дел о привлечении к субсидиарной ответственности топ-менеджеров банков достигают 300 томов еще к предварительному заседанию: «Подготовка такого объема бумаг – это большая и кропотливая работа». Партнер МКА «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игорь Дубов тут же заметил, что 70% таких документов – это «просто макулатура».

В продолжение темы Михальчук привела свежую практику по такой «субсидиарке». В деле № А40-88501/2014 суд привлек к субсидиарной ответственности председателя правления банка «Софрино» Дмитрия Малышева. В обоснование такого решения Арбитражный суд Московского округа указал на то, что банк выдавал кредиты неблагонадежным заемщикам с фиктивными залогами и поручителями, в кредитных досье отсутствовали документы, а сама кредитная организация невыгодно меняла свою недвижимость на судную задолженность. Вместе с тем окружной суд отказался привлекать к ответственности членов кредитного комитета «Софрино», сославшись на то, что в спорной ситуации виноват руководитель управления кредитования. Им являлся сам Малышев.

А вот в деле СахаДаймондБанка к ответственности привлекли не только председателя правления Татьяну Пахомову, но и Ирину Гайовишину – главного бухгалтера кредитной организации (дело № А40-133945/2010). Суд установил, что банк выдавал кредиты неблагонадежным заемщикам, главбух ненадлежащим образом вела бухучет и не контролировала деньги, а конкурсному управляющему не передали необходимые документы. В проблемах обанкротившегося Экопромбанка виновными признали не только членов правления, но и представителей кредитного комитета, который, как установил суд, одобрял выдачу технических займов (дело № А50-17399/2014). В связи с этим топ-менеджерам банков не стоит ждать заявления о субсидиарной ответственности, а надо начинать вырабатывать стратегию защиты заранее – как только у банка появляются первые финансовые сложности, говорит Юлия Литовцева, партнер Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика . Она отметила, что в существующем законодательстве нет механизмов рассмотрения предложений собственников банков по их оздоровлению. Хотя, по ее словам, топ-менеджеры кредитных организаций обычно сами рады поделиться такими идеями с ЦБ.

Недавно мы столкнулись с тем, что только на два месяца в смету по сопровождению банкротства банка из третьей сотни заложили расходы на юристов более 10 млн руб. И это не считая 6 млн руб. на бухгалтерское сопровождение. Кроме того, от реально взысканных юристами сумм 50% они получают в качестве дополнительного вознаграждения. И это вовсе не в столице, а в небольшом региональном городе. 

Юлия Литовцева

Проблемы исковой давности и обеспечения

Доцент кафедры предпринимательского и корпоративного права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина Рустем Мифтахутдинов объяснил секрет многих побед АСВ в обсуждаемых делах принципом «абсолютной силы судебного акта». Речь идет о том, что сначала агентство подает иск к «какому-нибудь одному бедному бухгалтеру банку, у которого даже нет средств на сильных юристов», выигрывает этот спор, а в решение по нему попадает все, что указал изначально заявитель, пояснил эксперт. После этого АСВ уже начинает привлекать к ответственности бенефициаров банка, опираясь на имеющееся судебное решение, рассказал Мифтахутдинов. По его словам, топ-менеджерам, чтобы избежать подобных рисков, надо отслеживать разбирательства с их подчиненными и пытаться вступить в такие процессы соответчиками.

Эксперт обратил внимание на другую проблему, которая связана с вопросом определения исковой давности в обсуждаемых спорах. Ее отправной точкой стало постановление Президиума ВАС от 7 июня 2012 года № 219/12, в котором суд указал, что срок давности может исчисляться «не ранее даты завершения реализации имущества предприятия и окончательного формирования конкурсной массы». По словам Мифтахутдинова, такое решение просто «убило исковую давность по делам о субсидиарной ответственности».

За последние месяцы изменилась практика и по вопросу наложения обеспечительных мер в подобных спорах. На это обратил внимание Кирилл Горбатов из АБ «Юрлов и партнеры». Он напомнил позицию в защиту обеспечения, которую сформулировал в конце декабря 2018 года Верховный суд в деле № А40-80460/2015. В нем конкурсный управляющий Ипотек Банка пытался привлечь к субсидиарной ответственности бывшего руководителя банка Дмитрия Сердюка по долгам организации в размере 471 млн руб. Одновременно было заявлено ходатайство об аресте имущества Сердюка (без указания конкретных объектов). Управляющий представил документы, которые доказывали, что бывший руководитель противодействует работе АСВ. Но три инстанции отказали в обеспечительных мерах. Заявитель не доказал обоснованность предположений, что активы могут уйти третьим лицам. Именно такой стандартной формулировкой суды объяснили свое решение. 

Иного мнения оказалась экономколлегия. Основания наложить арест на имущество сами по себе носят предположительный характер, поэтому здесь нельзя требовать таких же ясных доказательств, как в обычном споре. Стандарт доказывания ниже обычного. Нижестоящие инстанции решили, что требования управляющего основаны на предположениях. Но они не объяснили, почему эти требования «надуманные, невероятные, лишены смысла», противоречат обычной практике, по которой контролирующие лица обычно скрывают свое имущество, указал ВС. А судебный акт с невысокой перспективой исполнения – это, по сути, фикция судебной защиты, говорится в определении ВС от 27 декабря 2018 года. Отсутствие указания на конкретное имущество тоже не мешает наложить арест, отметила экономколлегия. В итоге АСГМ поступил согласно ее указанию. Более того, в январе этого года АС Московского округа применил эту позицию в делах с участием АСВ уже пять раз (см. «Самые интересные дела АС Московского округа за январь»).

Закрывая мероприятие, Рыков еще раз с огорчением обратил внимание на игнорирование представителями АСВ сегодняшнего заседания: «Видимо, слишком загружены подачей исков, потому и не пришли». Но мы им все равно направим ключевые тезисы сегодняшнего обсуждения и попросим их объяснить величину судебных издержек, резюмировал юрист.