ПРАВО.ru

Нестандартная «субсидиарка»: кто еще ответит по долгам банкрота

Нестандартная «субсидиарка»: кто еще ответит по долгам банкрота
Институт субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц всё чаще используют, когда нужно пополнить конкурсную массу при банкротстве. Появляются новые категории лиц, на которые стоит обратить внимание. Например, несовершеннолетние наследники, члены совета директоров или бухгалтерская компания, которая составляла должнику отчетность.

Изначально субсидиарная ответственность не была очень распространена и применялась, чтобы воздействовать на тех, кто формально отвечает за банкротство компании. Но с 2016 года, когда в силу вступили поправки к закону о банкротстве, ситуация изменилась. Представление о том, что такое «контролирующее должника лицо», расширилось. Теперь в их числе могут оказаться и те, кто имеет родственные связи с руководителем банкротящейся фирмы или теми, кто входит в ее органы управления. В том же ряду – те, кто имеет полномочия совершать сделки от имени компании или имеет широкие полномочия из-за должности в фирме (например, финансовый директор или главбух). 


Кто еще относится к КДЛ?

По п. 4 ст. 61.10 закона о банкротстве презюмируется, что к КДЛ относятся:

– руководители должника или управляющей организации должника, члены исполнительного органа должника, ликвидаторы и члены ликвидационной комиссии;

– лица, имевшие право самостоятельно или вместе с заинтересованными лицами распоряжаться 50% и больше голосующих акций или более чем 50% долей уставного капитала компании, а также те, кто мог назначать руководителя фирмы;

– лица, извлекавшие выгоду из незаконного или недобросовестного поведения руководителей должника.

Главное, что выясняют суды в делах о субсидиарной ответственности, – факт контроля над деятельностью должника. Расширение круга ответственных через презумпцию дает новые возможности отыскать пропавшие активы банкротящихся компаний. Это особенно важно с учетом того, что, по статистике «Федресурса», процент удовлетворения требований кредиторов при банкротстве юрлиц продолжает снижаться. Так, в II квартале 2020 года этот и без того низкий показатель упал с 6,49 до 4,78%. 

В такой непростой ситуации кредиторам помогают суды, которые существенно расширяют практику использования института субсидиарной ответственности. В делах о «субсидиарке» можно увидеть целый ряд «нестандартных» КДЛ. 

«Субсидиарка» для наследника: юристы назвали её критерии

Основной вид субсидиарной ответственности при банкротстве – за нарушение имущественных интересов кредиторов, за доведение до банкротства (ст. 61.11 закона о банкротстве), напоминает Рустем Мифтахутдинов, доцент МГЮА им. Кутафина и начальник управления по сопровождению процедур банкротства и взысканию проблемной задолженности в НК «Роснефть». 

Он поддерживает расширительное толкование ст. 61.10 закона о банкротстве – «отвечает любой, чьи неправомерные действия стали причиной банкротства должника». Если банкротство можно сравнить с убийством компании, то отвечать должен тот, кто ее убил, объясняет эксперт. К расширительному толкованию есть все основания, считает он. «Верховный суд в постановлении Пленума даёт намёк на расширительное толкование круга субъектов и использует такой институт деликтного права, как совместное причинение вреда – соучастие в любой форме, в том числе соисполнительство, пособничество. Если же кто-то не согласен с аргументацией и полагает, что по гл. III.1 закона о банкротстве должны отвечать только лица, связанные с участниками и руководством должника, то для привлечения к ответственности всегда есть общие положения ГК о деликте», – говорит Мифтахутдинов.

Дети, родственники, наследники

Дело ООО «Амурский продукт» (№ А04-7886/2016)

Верховный суд допустил субсидиарную ответственность наследников в деле о несостоятельности «Амурского продукта». Такого решения смогла добиться компания «РН-Востокнефтепродукт» – «дочка» «Роснефти». Она требовала взыскать 273,4 млн руб. долгов предприятия с контролирующих лиц: экс-главы должника Степана Руденко и ООО «Машина» – в полном объёме, с Виктории Стоюковой – в пределах 60 млн руб., а также c наследников бывшего замгендиректора Михаила Шефера (погиб в катастрофе) – в пределах наследственной массы. Деньги хотели взыскать с его жены и сыновей. 

Нижестоящие суды решили, что ответственность связана с личностью и не передается по наследству, но ВС отправил дело на новое рассмотрение. ВС указал, что долг, возникший из субсидиарной ответственности, – это деликтное обязательство, оно переходит к наследнику в пределах стоимости наследственного имущества. Подробности можно прочитать в материале «ВС объяснил, почему субсидиарная ответственность передаётся по наследству».

Дело ООО «Альянс» (№ А40-131425/2016

Спор возник в банкротном деле ООО «Альянс», которое было инициировано в 2016 году (№ А40-131425/2016). Налоговая привлекла фирму к ответственности за правонарушение от 2012–2014. Тогда компания для получения необоснованной налоговой выгоды привлекала подконтрольные фирмы, через которые безосновательно перечисляла деньги другому ООО. Жена гендиректора «Альянса» занимала в аффилированных фирмах значимые должности и была их участником. После начала банкротства ООО «Альянс» (в феврале 2017 года) непогашенные обязательства превысили 311 млн руб. При этом в декабре 2017-го Самов и Кирьянова подарили дорогое имущество, принадлежащее им, своим детям 1997 года рождения и 2002. ФНС России решила привлечь к субсидиарной ответственности руководителя и единственного собственника, его жену – главбуха фирмы, а также сыновей, которым на момент подачи иска было 15 и 20 лет. Основание для привлечения детей – дорогие подарки от родителей.

В деле ВС заключил, что жена должна отвечать солидарно с супругом. Что касается детей, к несовершеннолетним применить презумпцию признания выгодоприобретателя КДЛ нельзя, но, поскольку дети «не могли не знать» о цели подарка (вывести имущество), они должны отвечать в размере стоимости имущества, оставшегося в семье. Эта же позиция была закреплена в обзоре ВС от 10 июня 2020 года. Подробнее о деле – в материале «ВС разобрался, за что ответят родственники контролирующих лиц».

Совет директоров

Дело АО «Теплоучет» (№ А56-26451/2016): «субсидиарка» за вывод активов

Общество «Теплоучет» внесло в уставный капитал аффилированной «Управляющей компании «Сварог» свои права требования к «ИТБ», другой компании, на 610 млн руб. Следом «Теплоучет» обанкротился. Его кредиторы потребовали привлечь к субсидиарной ответственности членов совета директоров должника: они одобрили внесение имущества должника в уставный капитал аффилированного лица. Также решили привлечь и компанию «Сварог» (дело № А56-26451/2016).

Три инстанции отказались удовлетворить требования и отметили, что в результате совершения сделки по внесению вклада в уставный капитал компании финансовое состояние должника не изменилось. Суды решили, что ответчики не могли определять действия должника. Также в определениях указано, что статус КДЛ для компании «Сварог» не доказан. В жалобе в ЭК ВС кредиторы отметили, что именно действия руководителей стали причиной банкротства общества. Экономколлегия прислушалась к доводам и направила спор на новое рассмотрение. ВС признал, что наличие статуса члена совета директоров предполагает возможность оказывать существенное влияние на деятельность должника. Но привлекать к ответственности надо не всех членов совета директоров, а инициатора или выгодоприобретателя сделки. До этого дела члены совета директоров не подпадали под презумпцию КДЛ.

Также предписано пересмотреть вопрос включения «Сварога» в ответственные лица.

«Соучастники» КДЛ и управленцы

Дело ООО «Сансар» (№ А40-33003/2017

В рамках банкротного дела ООО «Сансар» (№ А40-33003/2017) суд первой инстанции согласился привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. АСГМ решил, что руководители компании вели себя недобросовестно, ведь речь шла о недостаче и искажении отчетности. Также привлечь решили компанию, которая проводила бухгалтерское обслуживание бизнеса, – ООО «Финансовый и бухгалтерский аутсорсинг» (ООО «ФБА»). В кассации дело ушло на новое рассмотрение, иск был удовлетворен. Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 29 июня 2020 года по делу № А40-33003/17 судебные акты были оставлены без изменения.

Суды сделали выводы о привлечении аутсорсинговой фирмы. Например, обратили внимание на родственные связи руководителя аутсорсинговой фирмы и компании-должника и согласованные с КДЛ нарушения отчетности. Компания пыталась возразить, что она была просто консультантом, но этот аргумент отклонили, потому что у фирм был договор о полном ведении бухучета и компания сама оформляла отчетность. Кто ведет и хранит документацию, тот и отвечает за доведение фирмы до банкротства солидарно с экс-руководителем, если удастся доказать, что они вместе старались скрыть или исказить отчетность. 

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться