ПРАВО.ru
Итоги года
3 февраля 2021, 9:24

Учет потерь и вычеты по НДС: шесть главных налоговых дел 2020 года

Учет потерь и вычеты по НДС: шесть главных налоговых дел 2020 года
Верховный суд запретил отказывать в вычетах по НДС тем, чьи контрагенты-посредники не платят налоги. У таких перекупщиков могут быть признаки однодневки, но главное, чтобы операции были реальные. Эти разъяснения помогут добросовестным компаниям, которых вынуждают отказываться от вычетов без оснований. Но есть в подборке и решения не в пользу налогоплательщиков. Они касаются учета украденных и испорченных продуктов, внутрихолдинговой международной продажи.

Расчет вычетов по НДС

Российские налоговые юристы, опрошенные «Право.ru», единогласно называют самым важным кейсом 2020 года дело «Звездочки». Там ФНС отказалась давать вычеты и доначислила АО «Специализированная производственно-техническая база Звездочка» НДС, пени и штраф. Инспекция посчитала, что «СК-Лоджистик», который поставлял налогоплательщику стройматериалы, не мог физически так сделать: за фирмой числится один работник, у нее нет транспортных ресурсов. Три инстанции встали на сторону инспекции, хотя и подтвердили факт поставки товара. Суды решили: «Звездочка» не проявила должную осмотрительность при выборе контрагента, который не платит в бюджет достаточную сумму налогов и напоминает фирму-однодневку. 

Верховный суд поддержал налогоплательщика и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Он сослался на ряд прежних позиций Президиума ВАС, подробно описал систему тестов, которые надо провести при проверке должной осмотрительности, и презумпций, из которых следует исходить. Чтобы оценить реальные возможности поставщика-посредника, достаточно выяснить, что эта фирма подписала соглашения с организациями, которые действительно могут привезти заказчику товар (№ А42-7695/2017). 

Важно, что ВС в решении по этому делу дает четкий алгоритм, по которому нужно оценивать поведение налогоплательщика, если обнаружились признаки уклонения от уплаты налогов у его контрагентов, замечает партнер Taxology TAXOLOGY Алексей Артюх. По его мнению, такое определение будет иметь далеко идущие последствия, когда будет непосредственно использоваться налоговиками на практике.

Налогоплательщики получают много запросов от налоговых органов, которые проверяют вычеты по НДС из-за действий контрагентов. Часто практика вынуждает даже добросовестного налогоплательщика отказываться от вычетов. Дело «Звездочки» позволяет начать дискуссию о конкретных признаках «виновности» налогоплательщика за действия своего контрагента: когда он может быть «виноват» в неуплате контрагентом налога, а когда – нет.

Наталья Кордюкова, руководитель налоговой практики Клифф Клифф

Решение сближает подходы проверок контрагентов для налоговых и коммерческих целей, подчеркивает Мария Кабанова, старший юрист CMS Russia CMS Russia : «Это в определенной степени может помочь снизить формализм и административные издержки, связанные с доказыванием права на вычет НДС». Ее коллега, юрист CMS Russia Анна Осьмакова, уверена, что появление таких положительных судебных актов демонстрирует позитивный тренд по отходу от формализма при оценке обоснованности вычетов НДС: «Фокус внимания смещается на реальность и коммерческое обоснование операций, в отношении которых возникает право на вычет».

Украли? – Докажи

Для бизнеса важна позиция судов по делу № А45-21326/2019. Фирма «Посуда-Центр сервис» включила товарные потери в состав расходов, которые документально не подтверждены, и не начислила на них НДС. Это выяснилось по результатам проверки и не понравилось налоговой. Соглашаясь с ФНС, три инстанции указали: у налогоплательщика нет документов, позволяющих относить убытки от порчи и недостачи товаров к расходам, чтобы исчислить налог на прибыль. Суды пояснили: налогоплательщик по каждому факту потери товара должен доказывать факт порчи, боя, хищения неустановленными лицами, стихийного бедствия или уничтожения недоброкачественной продукции.

По словам Артюха, дело отбросило развитие практики на 15 лет назад, предписывая налогоплательщикам при каждом мелком хищении добиваться возбуждения уголовного дела. Иначе убытки недостач не получится учесть в составе расходов. Такое требование несовременно и выглядит неадекватно, говорит эксперт: «Специфика мелких хищений и работы организаций торговли не позволяет выявлять каждое мелкое хищение, а тем более нет смысла задействовать правоохранительные органы при очередной пропаже коробка спичек».

Отсутствие доказательств хищения товаров суды посчитали достаточным, чтобы вменить налогоплательщику скрытую реализацию пропавших товаров и обложить ее НДС. Подобный подход угрожает не только организациям розничной торговли, но и остальным налогоплательщикам своей непредсказуемостью и неадекватностью. Остается надеяться, что такой подход не получит особого распространения в будущем.

Алексей Артюх, партнер Taxology TAXOLOGY

А пока это дело наглядно показывает: чтобы списать товарные потери и исключить их из облагаемого НДС оборота, налогоплательщику лучше скрупулезно фиксировать и документировать каждый факт пропажи, предупреждает ведущий эксперт департамента налогового консалтинга ФБК Право ФБК Право Алеся Хомич.

Без нарушений прав бюджета

В подборку важных споров прошедшего года попало и разбирательство про «пени, которых не было», как его описывает руководитель налоговой практики Клифф Клифф Наталья Кордюкова. ООО «Производственная компания «Борец» переплатило налог на прибыль и одновременно с этим недоплатило НДС. В итоге переплата оказалась больше, чем недоимка, поэтому компания подала заявление о зачете этой суммы. Зачет был произведен. Тем не менее обществу все равно начислили пеню по факту недоплаты НДС. Три инстанции посчитали такое решение налоговиков обоснованным (дело № А40-86746/2019). 

Тогда фирма обратилась в Верховный суд. ВС установил, что госказна ничего не потеряла. Когда наступил срок уплаты НДС, долгов у фирмы перед бюджетом не было – то есть не было основания для начисления пеней, подчеркнули судьи экономколлегии. А вопрос, когда налоговики произведут зачет, относится к налоговому администрированию и сути не меняет. Акты нижестоящих судов отменили и иск «Борца» удовлетворили.

ВС пришел к важному выводу, что налогоплательщик не может нести неблагоприятные последствия за обстоятельства, которые зависят от решения налогового органа. Речь идет про решение о зачете переплаты.

Иван Шиенок, руководитель налоговой практики ЮФ Инфралекс  Инфралекс

Кордюкова обращает внимание на то, что фактически деньги находились в распоряжении бюджета. Несмотря на формальные процедуры, экономически все это время интересы бюджета никак не были затронуты, соглашается она с выводами ВС. Это дело удивительно тем, что для решения настолько формальных вопросов понадобилось беспокоить высшую инстанцию, констатирует эксперт.  

О налоговой реконструкции

«Кузбассконсервмолоко» при расчете налога на прибыль в составе расходов учитывало траты на покупку сырого молока у ряда контрагентов. Налоговики выяснили, что эти фирмы не были реальными поставщиками продукции, которая по факту закупалась непосредственно у производителей. ФНС настаивала: расходы компании на приобретение товаров нельзя учесть в целях налогообложения, поскольку это противоречит ст. 54.1 НК («Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы»). Первая инстанция посчитала, что инспекция все же может принять расходы в той сумме, которая соответствует реальной цене приобретения продукции у ее производителей. Апелляция, в свою очередь, согласилась с позицией налоговой (дело № А27-17275/2019).

«Налоговая реконструкция» и статья 54.1 НК

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции. Он указал: ст. 54.1 НК не предполагает безусловного отказа в учете расходов по спорным хозяйственным операциям. Отказ возможен только в части, относящейся к нарушениям. Применение этой статьи не освобождает налоговые органы и суды от обязанности установить реальный характер операций с участием налогоплательщика, определить их экономический смысл и размер действительных налоговых обязательств налогоплательщика. 

Таким образом, суд подтвердил законность налоговой реконструкции, когда налоговики применяют ст. 54.1 НК, замечает Кордюкова. По ее мнению, это большое событие для судебной практики, «но нам всем еще предстоит довольно длительный процесс, чтобы сформировать подход к технике налоговой реконструкции, ее условиям и границам применения».

Международная продажа внутри холдинга

Значимыми для крупного бизнеса выглядят и решения судов в деле № А40-118135/2019 о внутрихолдинговой трансграничной перепродаже актива.

Начиналось все с того, что в 2013 году «Торговый дом «Перекресток» купил у Speak Global Limited (Кипр) 83% доли в ООО «Агроторг» за 82,5 млрд руб. Из них 66 млрд руб. конвертировали в процентный заем, кредитором по которому в результате цепочки сделок стала кипрская X5 Retail Holding Limited. У нее, в свою очередь, образовался долг на аналогичную сумму перед люксембургской Х5 Capital S.a.r.l.

ФНС увидела в этой цепочке сделок опосредованный перевод средств ТД «Перекресток» офшорным структурам, не имеющим фактического права на доход. Поэтому налоговая служба переквалифицировала выплаты за доли и проценты в дивиденды, начислив по 1,06 млрд руб. налога по ставке в 15%.

ФПД и деловая цель: юристы объяснили, что хотят знать налоговики

«Агроаспект», который тоже входит в структуру холдинга, возразил, что сделка не преследовала выплату прибыли в обход налогов, и обжаловал решение инспекции в суде. По версии истца, реструктуризация упорядочила структуру владения и повысила прозрачность. В результате снизилась общая долговая нагрузка на группу компаний, а рыночная капитализация увеличилась на 1,45%.

АСГМ не принял эти доводы и указал, что капитализация возросла от волатильности котировок. Суд также указал, что структурировать холдинг можно было без выплат за рубеж. Кроме того, Люксембург рассматривает спорные выплаты как дивиденды. Все вышестоящие инстанции вплоть до ВС оставили такие выводы без изменений. Бизнес-структуре пришлось заплатить 1,06 млрд. руб.

Артюх считает, что в деле слишком явно прозвучала опасная идея о том, что даже при достижении легитимной бизнес-цели налогоплательщик в своих действиях должен учитывать бюджетные интересы. Ранее подходы в практике были не столь радикальны, говорит эксперт: «Налогоплательщику обычно было достаточно доказать наличие бизнес-цели в его действиях, не оправдываясь за полученную налоговую экономию». Теперь же налогоплательщику придется каждый раз объяснять, почему при наличии нескольких альтернативных вариантов предприниматель не выбрал наиболее выгодный бюджету вариант, опасается Артюх.

Поддержка девелоперов

Налоговые дела были и в сфере недвижимости. «Компания ГрандСервис-Ек» в 2015 году договорилась с администрацией города Екатеринбурга о развитии застроенной территории в районе улицы Щербакова. Срок действия соглашения составил 10 лет. Организация полагала, что все это время для нее будет действовать льготный режим по налогу на имущество застройщика. Но налоговый орган решил, что такой льготный режим длится всего три года, после чего прекращается (п. 15 ст.396 НК). Поэтому чиновники применили повышающий коэффициент к налогам для компании. Три инстанции подход инспекции поддержали.

Экономколлегия спасла деньги главы строительного СРО

Тогда застройщик обратился в ВC. Заявитель указал, что договор на развитие территории заключили сроком на десять лет, а не на три года. Объем работ таков, что сделать все за три года не получится, отмечали юристы компании. Они обратили внимание, что «противоречия и неясности» в применении п. 15 ст.396 НК вынуждают застройщиков нести бремя налоговых санкций даже при соблюдении сроков, указанных в договоре.

Экономколлегия проверила эти доводы (дело № А60-50402/2019), отменила акты нижестоящих инстанций и направила спор на пересмотр (пока еще не рассмотрено – прим. ред.). Судам следовало оценить, когда после предоставления участков в собственность нужно было снести старые объекты и начать новое строительство. То есть нужно было установить, с какого момента после получения земли в собственность считать срок применения повышающего коэффициента, указали судьи ВС.

Адвокат Vegas Lex VEGAS LEX Наталья Маликова соглашается с решением экономколлегии и отмечает, что применение повышающего коэффициента не должно превращаться из меры стимулирования в санкцию. По ее словам, ВС, следуя смыслу, а не форме закона, указал на необходимость учитывать наличие объективных препятствий для начала строительства при определении трехлетнего срока. Такой подход существенно облегчит налоговое бремя крупных девелоперов–добросовестных собственников участков, уверена она.