ПРАВО.ru
СВО
4 октября 2022, 14:20

Мобилизация как обстоятельство непреодолимой силы

Юристы поддерживают установление мобилизации в качестве форс-мажорного обстоятельства при исполнении госконтрактов. В отношении других договорных отношений, вероятно, придется полагаться на судебную практику и доказательства по каждому конкретному делу, как и во время пандемии COVID-19.

Министерство финансов подготовило проект правительственного постановления, согласно которому в отношении госконтрактов мобилизация может считаться обстоятельством непреодолимой силы. Если из-за призыва исполнение обязательств по таким контрактам стало невозможным, стороны могут пересмотреть их сроки, стоимость и другие существенные условия. В таком случае поставщик не будет считаться недобросовестным и с него не взыщут штрафы и пени.

Подготовленное Минфином постановление также рекомендует властям субъектов РФ принять такие же меры в отношении контрактов по обеспечению региональных и муниципальных нужд.

В случае одобрения постановление вступит в силу со дня подписания.

Изменения затронут не всех

Все опрошенные Право.ru эксперты положительно оценили инициативу Минфина. Поведение заказчика при исполнении госконтракта, как правило, строго регламентировано, что иногда вступает в противоречие с экономическими интересами обеих сторон, отмечает Яков Присяжнюк, руководитель практики разрешения экономических споров Бюро адвокатов «Де-юре» Бюро адвокатов «Де-юре» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры - mid market) группа Банкротство (споры mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Недвижимость, земля, строительство 11место По количеству юристов 19место По выручке 22место По выручке на юриста Профайл компании Такие изменения дадут участникам договора большую гибкость и возможность для диалога.

Но на практике мера затронет, вероятно, не всех партнеров государства. Ключевой нюанс кроется в том, что такие изменения допускаются только по соглашению сторон, указывает управляющий партнер РИ-консалтинг РИ-консалтинг Федеральный рейтинг. группа Уголовное право группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры - high market) группа Недвижимость, земля, строительство группа Частный капитал Профайл компании , адвокат Елена Гладышева. «Поэтому вопрос правоприменения остается неурегулированным и традиционно в последующем будет восполнен судебной практикой», — подчеркивает она. Изменение договора, скорее всего, окажется невыгодным для заказчика, а не исполнителя, указывает Мария Спиридонова, управляющий партнер Легес Бюро Легес Бюро Федеральный рейтинг.

Вероятно, освобождение будут получать не все лица, соглашается Василий Малинин, партнера Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры - high market) группа Банкротство (споры high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Недвижимость, земля, строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) 2место По выручке на юриста 5место По выручке 28место По количеству юристов Профайл компании Для мобилизованного ИП это будет форс-мажором однозначно, так как он лично не сможет исполнять свои обязательства по контракту. Но если говорить о случаях, когда стороной договора выступает компания, возникает вопрос относительно того, какой процент штата сотрудников должен быть мобилизован, чтобы она столкнулась с форс-мажором, подчеркивает Малинин. Если Минфин не предусмотрит такие количественные критерии, определять их придется судам в каждом конкретном случае.

Нужно ли расширить меру на все договоры?

Мнения юристов о том, имеет ли смысл ввести такой подход не только для госконтрактов, но и для всех договорных отношений в целом, разделились. Малинин считает, что такой же механизм стоит предусмотреть для всех компаний, при этом, вероятно, потребуется установить некую предельную долю мобилизованных сотрудников, при превышении которой можно признать форс-мажор. 

С этим согласна и Гладышева. Так  как изменение существенных условий — право сторон, а не обязанность, в каждом конкретном случае контрагенты смогут самостоятельно регулировать сроки и порядок исполнения обязательств. Это будет скорее способствовать своевременному исполнению обязательств и минимизации финансовых рисков, полагает адвокат.

В менее формализованных отношениях гражданское законодательство и сейчас не исключает возможности квалифицировать мобилизацию как обстоятельство непреодолимой силы, полагает Яков Присяжнюк. Дополнительного регулирования это не требует. При этом, как подчеркивает эксперт, на деле судебная практика будет варьироваться и зависеть от возможности преодолеть негативные последствия мобилизации. Так, если у организации была мобилизована часть сотрудников, задействованных в исполнении сделки, это, вероятно, не признают форс-мажором, поскольку кадровое обеспечение деятельности компаний находится в ее зоне контроля и ответственности, прогнозирует Присяжнюк. Напротив, для ИП или сделок, которые подразумевают их личное исполнение, мобилизация действительно станет обстоятельством непреодолимой силы.

Форс-мажор — понятие универсальное и касается всех правоотношений, а не только государственных контрактов, согласен Малинин. Поэтому дополнительного регулирования тут можно не вводить. В то же время инициатива Минфина по госконтрактам может послужить для судов неким вектором, хоть и не обязательным, добавляет Малинин.

Распространение нормы на весь бизнес может привести к тому, что рынок приостановится в некоторой части, так как исполнение многих договоров может быть заморожено, опасается Спиридонова.

Форс-мажором мобилизацию, вероятно, все же не признают, поскольку она частичная и не блокирует деятельность целых компаний, отмечает Елена Гладышева. Скорее всего, применять будут систему, аналогичную действовавшей во время пандемии: вопросы просрочек исполнения обязательств по контрактам и правомерности начисления штрафных санкций будут рассматриваться судами в каждом конкретном случае.