Сюжеты
23 мая 2012, 22:55

Страсбургский триумф чеченского гангстера - ЕСПЧ принял решение в пользу Идалова

Страсбургский триумф чеченского гангстера - ЕСПЧ принял решение в пользу Идалова
Фото с сайта multimedia.echr.coe.int

Большая палата Европейского суда по права человека удовлетворила жалобу против России, поданную бывшим милиционером, а позже – лидером этнической чеченской преступной группировки Тимуром Идаловым. Суд обнаружил в деле целых семь нарушений Европейской конвенции по правам человека, оценив каждое в 1000 евро компенсации. Решение будет иметь и прецедентное значение.

Тимур Идалов был арестован еще летом 1999-го. Тогда ему инкриминировался целый ряд серьезных преступлений: похищение человека, вымогательство, незаконное хранение огнестрельного оружия и наркотиков. Милиция считала его лидером одной из чеченских преступных группировок, орудовавших в Москве. Последней жертвой киднепинга стал армянский бизнесмен и политик Сержик Джилавян, который выдвигал свою кандидатуру на пост президента Армении.

Сроки содержания Идалова под стражей неоднократно продлевались, пока в 2001 году его все же не выпустили под залог. Одновременно его дело было передано в Хамовнический райсуд Москвы. Спустя еще год суд заменил меру пресечения, распорядившись вновь арестовать обвиняемого, а рассматривать дело начали осенью 2003 года. Часть процесса Идалов пропустил, потому что неоднократно удалялся из зала заседаний по причине неуважения к суду. А в ноябре он был приговорен к 15-летнему сроку, который вышестоящий суд сократил до 10 лет, исключив из обвинения часть про наркотики.

Аргументы сторон в ЕСПЧ

Заявление в Страсбург Идалов направил в феврале 2003 года, пытаясь обжаловать условия своего содержания в столичном СИЗО 77/2 — "Бутырке". Как писал автор жалобы, его постоянно перемещали между камерами, которые были грязными, шумными, переполненными и кишели паразитами (здесь усматривается нарушение ст.3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающая пытки и другие проявления бесчеловечности по отношению к заключенным). Кроме того, он жаловался на незаконную, по его мнению, продолжительность судебного процесса и отсутствие возможности защищать себя лично в суде (ст. 6, право на справедливый суд). Дополнительно Идалов обращал внимание на тот факт, что вся его переписка с ЕСПЧ проверялась администрацией "Бутырки".

В суде дело Идалова передали сразу под юрисдикцию Большой палаты, которая провела открытые слушания в октябре прошлого года (подробнее читайте здесь). Тогда представляющий Правительство России Николай Михайлов признался, что в России сроки рассмотрения почти каждого дела откладываются по независящим от суда причинам. Более того, добавил российский представитель, суд не оставался безучастен к проблеме чересчур длинного разбирательства – выделил дело другого фигуранта в отдельное производство, когда тот серьезно заболел.

Другим аргументом Михайлова стало так называемое "правило шести месяцев", по которому в ЕСПЧ можно писать лишь в течение полугода после совершения обжалуемых действий. Идалов обратился в суд в 2003 году, а часть его претензий касалась заключения четырьмя годами ранее. Поскольку два досудебных срока в СИЗО были разделены годом свободы на основании залога, Михайлов предположил, что жалоба вообще не должна приниматься к рассмотрению.

Адвокаты Идалова со своей стороны во время прений повторили суть предполагаемых нарушений и апеллировали к их систематичности. "Подобных жалоб против России столько, что суду даже не нужно ничего объяснять", — разводила руками представитель Идалова Каринна Москаленко.

Решение Большой палаты

В озвученном на этой неделе решении Большой палаты суд усмотрел нарушение прав заявителя по всем семи пунктам. Правительство, пишет ЕСПЧ, не предоставило официальных документов, которые опровергли бы версию заявителя об унизительных условиях жизни в "Бутырке". Все, что было предложено, это показания тюремщиков, которые были написаны спустя четыре года после событий – достаточно долгий, по мнению суда, срок, чтобы время исказило в памяти важные детали. Плюс ко всему, в Страсбурге подняли пять недавних дел, в которых было доказано нарушение ст.3 Конвенции в отношении узников "Бутырки", сидевших там одновременно с Идаловым.

Под эту же статью попал и эпизод с транспортировкой заявителя из СИЗО в суд. В Страсбурге приравняли к пыткам путешествие продолжительностью несколько часов в переполненном фургоне ФСИН, где Идалову пришлось стоять согнувшись (высота потолков – 1,6 м). ЕСПЧ опять же ссылается на отсутствие со стороны России доказательств противоположного.

По "правилу шести месяцев", как и просил ранее Михайлов, суд отсек из дела эпизоды заключения в 1999 году, высказавшись только о последнем пребывании Идалова в "Бутырке". Тем не менее, и оно в глазах судей было незаконно: российские инстанции продлевали раз за разом арест заявителя, исходя исключительно из тяжести инкриминируемых ему преступлений, не принимая в расчет семейное положение (наличие у Идалова жены и детей), а также то время, что он уже провел в заключении.

Год в "Бутырке" Идалов не сидел, сложа руки. Он пять раз обжаловал решения о продлении ареста, но все они потерпели фиаско. При этом каждая жалоба рассматривалась от 43 до 104 дней, что ЕСПЧ счел неадекватным для такого несложного вопроса. Отдельным нарушением суд назвал тот факт, что заявителю не разрешили присутствовать ни на одном слушании без объяснения причин.

Процесс над чеченским гангстером также шел с нарушениями его прав. Страсбургский суд допускает, что его поведение в зале заседаний могло быть не самым уважительным, а значит, удаления подсудимого из помещения – оправданными. Однако, Идалов не получал никаких документов от судьи, где ему разъяснялась бы причина вывода из суда и правовые последствия такого решения, что стало составом нарушения ст.6 Конвенции (право на справедливый суд). Наконец, последний пункт обвинения – чтение личной переписки заявителя с ЕСПЧ – власти России отрицать не стали, и суд зафиксировал нарушение еще и ст.8 Конвенции (право на частную жизнь).

В итоге Идалову была присуждена компенсация в размере 7150 евро, то есть примерно по 1000 за каждое выявленное нарушение его прав. Еще 2500 евро ему выплатит Минфин в качестве покрытия судебных издержек.

В практике ЕСПЧ дело Идалова будет иметь существенное значение. Большая палата как высшая инстанция впервые рассмотрела вопрос о действии "правила шести месяцев" в рамках одного расследования. Суть сформировавшегося прецедента, напомним, в том, что ЕСПЧ отказался считать два ареста, разделенные иной мерой пресечения, единым сроком тюремного заключения. 

***

Читайте также в сюжете "Россия и ЕСПЧ"

В ЕСПЧ — день диких историй из практики российского МВД

Новые приключения россиян в Страсбурге

ЕСПЧ отделил понятие "прогрессивного толкования закона" от практики Верховного Суда России

ЕСПЧ решил, что 110 млн рублей – слишком большая компенсация, когда истцу 94 года

Все семеро судей ЕСПЧ заявили особые мнения по "катынскому" делу. Анатолий Ковлер — дважды

Тайна Катынского леса оказалась для России выше международных соглашений