ПРАВО.ru
ПМЮФ 9 1/2
11 апреля 2020, 13:04

Юристы предлагают увидеть в вирусе повод для альтернативного разрешения конфликтов

На Петербургском международном юридическом форуме юристы обсудили в онлайн-формате, как избежать проблем при неисполнении договоров из-за COVID-19 и почему ссылкой на форс-мажор лучше не злоупотреблять.

В рамках ПМЮФ «9½: законы коронавируса» прошла специальная сессия Объединения Корпоративных Юристов (ОКЮР) под названием «Принцип айкидо в эпоху коронавируса - как урегулировать проблемы с контрагентами?». Коронавирус и вызванные пандемией ограничения уже привели к огромным убыткам для бизнеса в России в мире. В связи с этим остро встаёт вопрос о неисполнении договорных обязательств и возможных санкциях. Их и обсудили корпоративные юристы в рамках сессии.

Модератором выступила Юлия Бондаренко, член правления Ассоциации «НП «ОКЮР» и директор по правовым вопросам в области науки и инноваций «Филип Моррис Продактс». Она начала с того, что пояснила название сессии: как и в айкидо, вместо того, чтоб силы партнёров противостояли друг другу, их можно направить в одну сторону, чтоб решить существующие проблемы. Она предложила для обсуждения гипотетических ситуации, которые могут быть актуальны в условиях коронавирусного кризиса.

Юлия Попелышева, директор юрдепартамента компании «Яндекс», отметила, что у должника в этой кризисной ситуации имеется много правовых инструментов для защиты своих прав. Она подчеркнула, что критерии чрезвычайности и неизбежности полностью применимы к пандемии коронавируса, а значит, должник имеет возможность оправдаться в неисполнении обязательств.

Максим Степанчук, партнёр адвокатской коллегии Delcredere Delcredere Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании , заявил, что форсмажорные обстоятельства – это не панацея. К тому же он напомнил, что Торгово-промышленная палата выдаёт свидетельство о форс-мажоре лишь в 5% случаев. К тому же при судебном разбирательстве такое свидетельство будет лишь одним из доказательств. Это в особенности относится к денежным обязательствам, ведь самим платежам эпидемия COVID-19 никак не препятствует.

Попелышева отметила, что есть и возможность не только отложить исполнение обязательств, но и полностью отказаться от них по ряду причин. Так, обстоятельства в стране и в мире изменились разительно, причём ни предсказать эти изменения, ни повлиять на них должник явно не мог. При этом юрист предложила ссылаться на статьи 416, 417 и 451 Гражданского кодекса.

Степанчук отметил, что стоит разделить обязательства по аренде и другим договорам. В отношении аренды юрист отметил, что несправедливо, если риск в связи с непредсказуемыми обстоятельствами несёт лишь арендодатель. Кроме того, если применение помещения не прописано жёстко в договоре, то арендатор имеет возможность использовать его допустимым на фоне коронавируса образом. Он напомнил, что положение о снижении арендной платы в недавно принятом законе имеет скорее рекомендательный характер. Степанчук согласился, что 451-я статья ГК даёт наилучшие возможности для контрагентов, но суды часто относятся к ней настороженно.

В отношении международных договоров юрист напомнил, что в разных странах очень по-разному подходят к борьбе с пандемией, а это порождает разные оценки ситуации как форс-мажорной или нет. Степанчук напомнил, что коронавирус не стал, например, основанием для снятия с России санкций. Иными словами, неисполнение международных контрактов несёт очень большие риски.

Попелышева отметила, что даже если разбирательство будет проходить в международном суде, то российский суд может не признать его решение. Она подчеркнула, что при решении вопроса об исполнении или неисполнении международных контрактов важно учесть все оговорки договора, где, если он составлен правильно, скорее всего есть оговорки, которые освободят должника от обязательств.

Оппоненты согласились, что возникшая ситуация в любом случае вызовет много нового в судебной практике в области форс-мажора и банкротств и откроет для юристов большое поле деятельности. Участники сессии также отметили, что признание тех или иных обстоятельств форс-мажорными относится в первую очередь к компетенции суда.

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться