Новости
31 августа 2017, 20:12

Апелляция признала справедливой сделку "Транснефти" со Сбербанком

Апелляция признала справедливой сделку "Транснефти" со Сбербанком
Фото Право.Ru

Апелляция объяснила, почему отменила решение первой инстанции о взыскании 67 млрд руб. с "Транснефти" в пользу Сбербанка по убыточным валютным опционам. В своем решении 9 ААС применил принцип эстоппель ("не противоречь сам себе"), ведь "Транснефть" долго считала сделку действительной и надеялась получить прибыль. А после того, как понесла убытки, отправилась оспаривать договор в суде. Кроме того, апелляция пересчитала срок исковой давности и проанализировала довод "Транснефти" о том, что компания не является специалистом на рынке деривативов.

9 Арбитражный апелляционный суд объяснил, почему отменил решение в пользу «Транснефти» по иску к Сбербанку о взыскании 67 млрд руб. (дело № А40-3903/17). Истец хотел хотел компенсировать убытки, которые он понес в результате неудачной покупки валютных опционов в 2013 году. Арбитражный суд Москвы удовлетворил его требования и согласился, что «Транснефть» не могла просчитать риски, потому что не имела специальных познаний в области сложных финансовых инструментов, а Сбербанк скрыл от нее важную информацию об это.

9 ААС оказался другого мнения и отклонил иск в полном объеме. Апелляция в своем постановлении не только дала обоснование по всем ключевым вопросам спора, но и сформулировала правила поведения в сделках с деривативами, что важно для всех участников рынка, говорит Алексей Костоваров из адвокатского бюро "Линия права", которое представляло интересы Сбербанка.

Эстоппель, профессионализм и исковая давность

9 Арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что стороны были в равном положении: они обе определяли условия сделки (это подтверждается объемной перепиской сторон). «Транснефть» долгое время считала опционы действительными: поначалу она получала по ним платежи и надеялась, что курс доллара позволит получить по ним не убыток, а выгоду в размере 1,1 млрд руб., следует из постановления апелляции. Более того, «Транснефть» повысила барьерный курс доллара [превышение которого грозит убытками – Право.ru], то есть предвидела возможность ущерба, указала коллегия под председательством Бориса Стешана. К тому же «Транснефть» 3 года со дня заключения сделки не имела к банку претензий.

Апелляция опровергла вывод первой инстанции о том, что «Транснефть» не была профессиональным участником рынка. В постановлении перечисляются подразделения компании, которые ведали финансами, в том числе управление оценки рисков. 9 ААС учел и то, что истец имел значительный опыт подобных сделок. В свою очередь, Сбербанк действовал добросовестно, а оппонент не доказал его злых намерений. Учреждение предложило перед покупкой опциона подписать полную «декларацию о рисках», хотя законодательство даже не обязывало его предоставлять такие сведения.

Кроме того, по иску «Транснефти» пропущен срок исковой давности. Дело в том, что сделки оспариваются как совершенные под заблуждением, и для них действует не общий срок исковой давности (3 года), а специальный (1 год). Корпорация этот срок пропустила, а это само по себе является основанием отказать в требованиях, заключила апелляция.