Новости
14 ноября 2012

Третейский суд отстранили от банкротства

Третейский суд отстранили от банкротства
Фото Право.Ru

Высший арбитражный суд в очередной раз высказался на предмет компетенции третейских судов – на этот раз в отношении споров по обязательствам должника после возбуждения в его отношении дела о банкротстве. ВАС не преминул — уже по традиции — заметить, что арбитраж, аффиллированный с одной из сторон рассматриваемого им дела, нарушает основные принципы правосудия. 

ООО "Лизинговая компания "Уралсиб" (образована в1999 г., входит в состав финансовой корпорации "Уралсиб") в 2006 году отдала ООО "Новосибирский "Автоцентр КАМАЗ" два полуприцепа в лизинг. Спустя три года дела у автоцентра пошли плохо, и в отношении него была сначала введена процедура управления, а затем и конкурсное производство. Перед тем как компания была признана банкротом, "Уралсиб" направила ей уведомление о расторжении договоров и возврате переданных в лизинг полуприцепов. После этого денежные требования лизингодателя были включены судом в третью очередь реестра требований кредиторов должника. При этом включенная в реестр задолженность по лизинговым платежам в совокупности с уже произведенными лизинговыми платежами составляли всю их сумму, причитавшуюся лизинговой компании по договорам лизинга.

"Уралсиб" решила удовлетворить и свои имущественные требования и — несмотря на возражение конкурсного управляющего — в соответствии с оговоркой в договоре с автоцентром, обратилась в постоянно действующий третейский суд при ОАО "Банк Уралсиб" (согласно приказу председателя правления банка, это постоянно действующий при банке третейский суд, местонахождением которого является город Уфа). Выиграв там спор, лизинговая компания получила в Арбитражном суде Новосибирской области исполнительный лист на принудительное решение арбитража (дело А45-15248/2011). Это определение первой инстанции — опять несмотря на возражения конкурсного управляющего — поддержала и кассация. Суды указали, что "доводы конкурсного управляющего направлены на переоценку установленных третейским судом обстоятельств и пересмотр третейского решения по существу спора, что не допускается законодательством, равно как и отказ конкурсного управляющего от третейской оговорки". Конкурсный управляющий обжаловал это решение в Высшем арбитражном суде, тройка судей которого в составе Юлии ГорячевойАнатолия Бабкина и Сергея Сарбаша согласилась с доводами надзорной жалобы.

В своем определении о передаче дела на рассмотрение президиума они указали, во-первых, на аффилированность третейского суда с лизинговой компанией, чем "нарушается принцип объективной беспристрастности суда, относящийся к основополагающим принципам российского права". Помимо того, указала тройка, спор рассмотрен третейским судом при отсутствии у него компетенции, поскольку в силу закона о банкротстве с момента признании должника банкротом и открытия конкурсного производства все требования кредиторов могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства и только в арбитражном суде. По мнению коллегии, суды напрасно проигнорировали доводы конкурсного управляющего, поскольку он пытался доказать, что включение в реестр кредиторов требований компания "Уралсиб" в размере всех лизинговых платежей означает невозможность дополнительно требовать еще и изъятия у должника предмета лизинга как имущества, составляющего конкурсную массу, за счет которого подлежат удовлетворению требования всех кредиторов.

В итоге получилось так, что лизинговая компания оказалась в преимущественном положении по сравнению с другими  кредиторами автоцентра, пожелав, в нарушение очереди, получить с должника как деньги, так и предмет лизинга.

На заседании президиума представитель конкурсного управляющего автоцентра Ольга Терешкова повторила все доводы тройки, а также сослалась на позицию Конституционного суда, согласно которой отношения в рамках процедуры банкротства являются публично-правовыми. Соответственно, споры, вытекающие из таких правоотношений не могут быть отнесены к компетенции третейского суда, который рассматривает споры частноправового характера. По мнению Терешковой, в праве существует определенный пробел, из-за которого конкурсный управляющий оказывается связан третейским соглашением при процедуре банкротства: он не может ни отказаться от него, ни расторгнуть его. После выступления Терешковой зампред ВАС Василий Витрянский поинтересовался у нее, за весь ли срок договора лизинга компанией  была предъявлена задолженность автоцентру или лишь за то фактическое время, пока должник пользовался автоприцепами.

- Что в реестр попало? – спросил зампред.

- За несколько последних месяцев [перед банкротством], когда лизингополучатель пользовался данным имуществом, — ответила она.

Представлявший лизинговую компанию Артем Спиридонов пытался доказать, что включение требований его компании в реестр требований кредиторов не означает погашение ее требований к должнику надлежащим исполнением. "Те требования, которые мы заявили в реестр, в настоящий момент не погашены и не могут быть погашены вообще в силу состояния должника, у которого имеется большая задолженность, а наши требования далеко не в начале списка кредиторов", — рассказывал он. Также, по словам Спиридонова, полуприцепы до сих пор его компании не возвращены, в то время как они практически полностью изношены, что делает невозможным расчет их выкупной цены. "Поэтому нельзя говорить о том, что получив их, мы получим неосновательное обогащение", — подчеркнул представитель. "Что касается того, должны ли мы были в первую очередь предъявить денежные требования или имущественные, — продолжал он, -практика сложилась, что мы могли предъявлять и те, и те другие". Спиридонов также подчеркивал, что имущество, которое пыталась через третейский суд вернуть лизинговая компания, принадлежит ей на праве собственности, а потому он не может стать предметом рассмотрения дела о банкротстве.  

Однако президиум ВАС с такой логикой не согласился: после совещания он отказал лизинговой компании в выдаче исполнительного листа на решение третейского суда. Причины такого решения станут известны позднее, когда будет опубликована мотивировочная часть решения президиума. При этом, как считает Сергей Савельев из юридической фирмы "Некторов, Савельев и Партнеры", в определении о передаче дела в надзор есть "целый букет правовых позиций", и неизвестно, со сколькими из них президиум в итоге согласился, какие из них послужили основанием для отмены принятых судебных актов. По компетенции третейских судов, напоминает Савельев, тройка повторяет майскую позицию ВАС (постановление № 16541/11) о недопустимости рассмотрения споров в аффиллированном с одной из сторон третейском суде, так как согласно римскому принципу недопустимо быть судьей в своем собственном деле (nemo judex in propria causa). Помимо этого, тройка устраняет явную ошибку судов о недопустимости рассмотрения обязательственного спора в третейском суде после введения конкурсного (запрет в ст. 38 Закона о третейских судах).

Помимо этого, в определении о передаче дела в президиум содержится и ряд позиций по лизингу. Так, указывает Савельев, тройка в развитие занятой ВАС во многих постановлениях позиции о кредитной теории лизинга разъясняет, что недопустимо двойное удовлетворение в виде получения и всех причитающихся по договору лизинговых платежей, и возврата предмета лизинга. Тройка разъясняет в развитие вышеуказанной позиции, что если кредитор должен выбрать что-то одно: или возврат предмета лизинга, или выплату платежей. С момента, как он обратился в суд за лизинговыми платежами, он утрачивает право на возврат предмета лизина. Иное противоречило бы кредитной теории лизинга.