Новости
4 октября 2013

Самарских адвокатов лишают адвокатской тайны и права оказывать юрпомощь

Самарских адвокатов лишают адвокатской тайны и права оказывать юрпомощь
Фото с сайта paso.ru

Оказание бесплатной юридической помощи малоимущим в Самарской области обернулось скандалом. Местные чиновники заподозрили, что адвокаты подозрительно много помогают населению и зря тратят бюджетные деньги, и потребовали от защитников копии исков и жалоб, сделанных для клиентов. Когда адвокатская палата, сославшись на адвокатскую тайну, отказалась их выдать, защитников просто исключили из госсистемы по оказанию бесплатной юрпомощи и даже не заплатили за уже проделанную работу. Адвокаты называют попытки чиновников неконституционными и готовятся к борьбе в суде.

В январе 2012 года вступил в силу 324-ФЗ "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации", по которому малоимущие, инвалиды I и II группы, ветераны Великой Отечественной войны, дети-сироты могут получить бесплатную правовую помощь в сделке с недвижимостью (если это единственное жилье), в спорах по поводу коммунальных услуг, трудовых спорах и по вопросам назначения, перерасчета и взыскания трудовых пенсий и алиментов. Им доступны устное и письменное консультирование от юристов, составление документов и представление интересов в судах, государственных и муниципальных органах и организациях. Работать за бюджетные деньги разрешили госюрбюро и внебюджетным фондам, а также юридическим клиникам при вузах, негосударственным центрам бесплатной юрпомощи, адвокатам и нотариусам. Но как именно выстраивать систему бесплатной юрпомощи — кого в нее привлекать, расширять ли список льготников, перечень услуг — должны были решить сами регионы.

Изначально власти Самарской области решили, что к этой работе стоит подключить адвокатов — областная адвокатская палата неоднократно с 2007 года выигрывала тендеры на оказание юруслуг незащищенным гражданам. Свое решение местные парламентарии в июне 2012 года закрепили в законе 51-ГД "О бесплатной юридической помощи". В областном бюджете на 2013 год на бесплатную юрпомощь заложили 13,32 млн руб., сообщили "Право.Ru" в министерстве социально-демографической и семейной политики Самарской области, которое и курирует эту сферу.

Однако мирное сотрудничество адвокатов и чиновников по новой схеме продолжалось совсем недолго. В апреле 2013 года министерство соцполитики известило палату, что для адвокатов введены финансовые лимиты — максимум 2,065 млн руб. на год (остальная сумма — на госюрбюро), рассказывает президент Адвокатской палаты Самарской области Татьяна Бутовченко, а заодно "задним числом" уменьшило ставки оплаты. К этому моменту защитники, по ее словам, уже оказали услуги на 4,458 млн руб. (в расчете по сниженным тарифам). После такого извещения работать адвокаты с малообеспеченными гражданами прекратили. На момент заключения соглашения об оказании бесплатной юрпомощи между палатой и министерством 30 ноября 2012 года, настаивает Бутовченко, каких-либо ограничений по финансированию на 2013 год не было.

Но и за выполненную работу чиновники платить не спешили. Их насторожили растущие объемы и стоимость работы защитников. "В 2012 году адвокаты оказали 6769 юруслуг на 6,472 млн руб., за первый квартал текущего года — 3456 услуг на 3,677 млн руб., — говорится в ответе министерства соцполитики области на запрос "Право.Ru". - Кроме того, анализ выявил резкий рост количества услуг в среднем на одного получателя: в 2011 году – 2,6 услуги на одного заявителя, в 2012 году – 5, в 2013 году – 7. Это вызвало сомнения в достоверности предоставленных адвокатами доказательств и реальности объемов оказанных услуг".

Но чиновникам не хватило документов, предусмотренных соглашением между министерством и ПАСО. Для получения оплаты, говорит Бутовченко, защитники должны отправить в минсоцполитики заявление гражданина, в котором указан вид услуги (устная, письменная консультация и тп), ксерокопию паспорта, документы, подтверждающие право на льготу — бесплатность помощи. Министерство запросило в палате еще и "документы адвокатского производства: исковые заявления, апелляционные и кассационные жалобы, отзывы и др.". Но встретили отпор. Действующее законодательство запрещает адвокату предоставлять на проверку данные об оказанной юрпомощи, а уполномоченному органу в госсистеме бесплатной юрпомощи требовать их предоставления, настаивали в ПАСО. Во-первых, это адвокатская тайна, заявили в палате, а, во-вторых, этих документов просто у нет — помощь по закону оказывается на основании соглашения между клиентом и защитником. Доказывая, что желание чиновников ознакомиться с адвокатскими досье незаконно, Татьяна Бутовченко в письме на имя министра соцполитики области Марины Антимоновой [есть у "Право.Ru"] ссылалась на сам 324-ФЗ "О бесплатной юридической помощи в РФ". К основным принципам оказания бесплатной юрпомощи он относит "обеспечение конфиденциальности" (п.9 ст.5). Кроме того, в нем указано, что адвокаты должны руководствоваться этим законом и 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ". Последний гласит, напоминала Бутовченко, "адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юрпомощи своему доверителю".

"Подозрительно много тратите и работаете"

Такой ответ не устроил министерских чиновников, и они обратились за помощью в Самарскую губернскую думу, где в комитете по законодательству, законности и правопорядку нашли поддержку. С подачи парламентариев областная Счетная палата устроила проверку "использования средств областного бюджета, выделенных на оказание юрпомощи <…> за 2012 и 1 квартал 2013 года". Аудиторы выявили "факты, которые могут свидетельствовать о злоупотреблениях адвокатами", говорится в отчете о результатах проверки. Ревизоров насторожили "нереальные объемы оказанных адвокатами юридических услуг за один день приема, дробление устных консультаций по однотипным вопросам, визуальное несовпадение подписи заявителя в паспорте и заявлении, большие объемы оказанной юридической помощи одному лицу". Внимание аудиторов привлекли девять адвокатов, которые подозрительно много работали и получали за это.

Бутовченко эти претензии отвергает, хотя признает, что вопросы резонные. Право оказывать бесплатную юрпомощь было у 69 адвокатов (набраны они по конкурсу), рассказывает глава ПАСО, каждый дежурил два-три раза в месяц. В Самаре, к примеру, прием велся в специализированном Центре правовой защиты населения сразу четырьмя адвокатами. В день, по данным Бутовченко, приходило по 35-40 человек. Адвокаты всех принимают. Этому нужен совет — он его получил и ушел, а другому — деловая бумага, объясняет она, но если ее сразу писать — очередь застопорится. Потому защитник собирает поручения, а затем уже в другие дни их выполняет, а отчет идет днем дежурства. Поэтому, говорит она, не за один-два дня адвокат зарабатывает 39 000-42 000 руб. Такую сумму можно заработать приблизительно за 15 устных консультаций, 2 письменных, 13 подготовленных документов, 9 представительств.

Есть у главы самарских адвокатов и объяснения по поводу "настораживающего" роста среднего числа — до семи — оказанных услуг на одного клиента. Для сравнения в госюрбюро в 2012 году показатель был простой: одна услуга — один клиент. По закону об адвокатуре и Кодексу профессиональной этики защитник обязан оказать "квалифицированную юрпомощь", говорит Бутовченко. "Если гражданин обратился за устной консультацией, но адвокат видит, что ему нужно составить письменные запросы, обратиться с иском в суд, адвокат обязан разъяснить это и составить документы", — говорит она. Нарушителю в случае подтверждения жалобы клиента как минимум грозит отлучение от этой работы. "В госюрбюро гражданин получит лишь то, о чем просит, — сравнивает работу чиновников и адвокатов Бутовченко. — При этом сотрудник госюрбюро ничем не рискует, так как он надлежащим образом выполнил должностную инструкцию — дал гражданину то, что тот хотел". Кроме того, клиенты, оставшись довольны оказанной услугой, приходят снова по другим вопросам. Правда, тут есть одно "но". "Некоторые посетители становятся постоянными и при этом возникают подозрения, что они пересказывают правовые ситуации, касающиеся своих родственников, соседей, знакомых, — признает глава палаты. — Эти обращения подходят под перечень случаев оказания бесплатной юрпомощи, а подозрения не поддаются проверке". 

Но аудиторы стояли на своем — развеять сомнения могут только документы, составленные адвокатами для клиентов. Слова об адвокатской тайне в Счетной палате игнорировали, ссылаясь на специализированный закон № 6-ФЗ "Об общих принципах организации и деятельности контрольно-счетных органов субъектов РФ и муниципальных образований". Должностные лица контрольно-счетных органов имеют право в пределах своей компетенции знакомиться со всеми необходимыми документами, касающимися финансово-хозяйственной деятельности проверяемых органов и организаций, — говорится в отчете самарской Счетной палаты, — в том числе в установленном порядке с документами, содержащими государственную, служебную, коммерческую и иную охраняемую законом тайну (ч.1 ст.14). Но это касается только самого обращения денежных средств, возражает Бутовченко, а документы об этом (отчеты о количестве услуг в минсоцполитики) были представлены.

По словам президента ПАСО, Счетная палата даже обратилась в областную прокуратуру с жалобой на то, что палата не исполняет ее предписания. Однако там, говорит Бутовченко, 13 августа ответили, что "не являются органом уполномоченным в сфере адвокатуры и не вправе истребовать адвокатские досье".

"Такие потуги запрещены Конституцией"

Отстаивая адвокатскую тайну, глава палаты, весной 2013 года предлагала главе минсоцполитики Марине Антимоновой "незамедлительно направить имеющиеся жалобы [на адвокатов] в Палату для их рассмотрения по существу квалификационной комиссией". В результате дисциплинарное производство на девятерых адвокатов было возбуждено, но 15 августа квалифкомиссия нарушений за ними не обнаружила. Бутовченко рассказывает, что впервые по новому кодексу этики заседания были открытыми, но представителей Самарской губернской думы и Счетной палаты на заседании не было, пришли лишь от минсоцполитики. Но позицию чиновников глава ПАСО восприняла так: "ваш механизм нам не интересен, мы хотим сами проверять адвокатские досье, и пока вы их не отдадите — денег не будет".

"Мы пытались объяснить, что за все годы оказания бесплатной юрпомощи никогда ни один госорган не посягал на такой уровень вмешательства в адвокатскую деятельность, — говорит президент палаты. —  Я отдавала себе отчет, что если это бюджет, то за него обязательно спросят. Но они захотели невозможного – влезть во взаимоотношения адвоката и доверителя". Мы проверили претензии в установленном законом об адвокатуре порядке. "Они не могут в рамках регионального законодательства [устанавливать] иной порядок, — рассуждает Бутовченко. — Такие потуги запрещены Конституцией, федеральным законом об адвокатской деятельности, и федеральным законом о бесплатной юрпомощи".

Позиция неповиновения раздражает власть

Однако к этому моменту адвокатам кроме 4,5 млн руб. терять уже было практически нечего. Еще на фоне споров между чиновниками и адвокатами местные законодатели быстро фактически исключили тех из госсистемы бесплатной юрпомощи. В июне 2013 года Самарская губернаская дума поправила местный закон и разрешила защитникам работать с малоимущим населением лишь там, где нет госюрбюро. "Нам решили нарезать неугодья вдоль границы Самарской области, — рассказала Бутовченко. — Я часть не взяла – там нет адвокатского кабинета, вечно из соседнего района посылаю адвокатов, а тут есть адвокат – но его бы статуса лишить". В результате на бесплатный прием к адвокату в Самарской области можно попасть лишь в трех районах: Клявлинском, Пестравском, Челно-Вершинском.

Причину такого шага она видит не в экономии бюджетных средств (местной футбольной команде выделили 200 млн руб., когда на юрпомощь — менее 14 млн), а в неподчинении адвокатов. "Позиция неповиновения раздражает власть", — полагает Бутовченко.

Это не скрывают и в Самарской губернской думе. "ПАСО пытается выйти из-под контроля государства и навязать свои условия. Им этого никто не позволит", — цитирует издание "Самарское обозрение" депутата Михаила Матвеева. Председатель комитета по законотворчеству местной думы Юрий Шведов заявил, что "в случае, если ПАСО не представит досье Счетной палате, ее участие в программе бесплатной юрпомощи невозможно". По его словам, "все, что касается бюджета, подлежит жесткому контролю и последующей ответственности". "Какая может быть тайна, когда речь идет о государственной услуге?" — считает Шевцов. "Право.Ru" он через помощника объяснил, что "юридическое бюро работает эффективнее, охватывая большее число граждан, работает на территории всей области, в том числе в самых удаленных уголках, обеспечивая тем самым равные права для граждан в получении бесплатной юрпомощи". 

Сейчас, по данным минсоцполитики Самарской области, "жители региона получают все виды бесплатной юрпомощи у специалистов госюрбюро по Самарской области". В Самарском офисе работают четыре юриста, в семи структурных подразделениях — еще 11. "[Там, где] отсутствуют подразделения юрбюро, бесплатная юрпомощь оказывается на выездных приемах еженедельно по утвержденному графику, на базе подведомственных учреждений социальной защиты", — заверили "Право.Ru" в минсоцполитики области.

Кроме того, по мнению Шевцова, у госюрбюро есть еще несколько неоспоримых преимуществ. "Это государственное учреждение, оно подконтрольно вышестоящим структурам, отсюда трудовая дисциплина, высокие квалификационные требования к персоналу, — говорит Шевцов. — Учреждение работает пять дней в неделю по определенному графику, количество услуг не ограничено, их можно получать и через интернет". Невозможно представить себе ситуацию, настаивает Шевцов, когда госучреждение закроет двери перед заявителями, стремительно истратив деньги, рассчитанные на год работы. "Адвокаты же работают сдельно. Когда заканчиваются деньги (а они заканчиваются очень быстро), двери адвокатских контор для малоимущих граждан закрываются, — говорит парламентарий. — Качество адвокатских услуг невозможно проверить, так же как и оценить эффективность расходования средств".

С ним спорит Татьяна Бутовченко, по мнению которой, сдельная работа лучше, а от новелл пострадают не адвокаты, а простые граждане. "Есть сотрудник госюрбюро. Для него [без разницы] есть люди в очереди, нет их – он оклад получил, — считает Бутовченко. - В госюрбюро отказывают в судебном представительстве, потому что у них нет времени по судам ходить. А адвокат и по судам ходил, и в регпалату. Не укладывается в голове, что работник госюрбюро готов такую же долю внимания уделить каждому человеку". Кроме того, напоминает она, из адвокатов были набраны 69 человек. "А 10 сотрудников госюрбюро разве это доступ к правосудию?" — удивляется она.

Говорит она и по поводу "беспрецедентных мер", которые были предприняты для контроля за адвокатами. "Мы центр [правовой защиты населения] оснастили системой видеорегистрации, аудиозаписи, — рассказывает она. —  Гражданина предупреждают, что ведется запись, в целях учета и контроля. Кто возражает – есть кабинет, где этого нет. Но никто не стал об этом слушать".

Без суда чиновники и адвокаты договориться не смогли

Адвокатская палата продолжает борьбу за до сих пор не перечисленные ей 4,5 млн руб. за уже оказанные услуги населению с января по апрель 2013 года. В областном минсоцполитики "Право.Ru" подтвердили, что заплатят лишь тогда, когда будет решение суда или когда "Палата представит документы, подтверждающие реальность оказанных юридических услуг". ПАСО выбрала первый путь — в министерство в августе была направлена досудебная претензия (там это подтвердили, у "Право.Ru" есть копия), а на днях палата намерена отправить иск в Арбитражный суд Самарской области.