ПРАВО.ru
Практика
27 мая 2019, 14:39

Залог, поручительство, «субсидиарка»: Банкротный клуб обсудил судебную практику

Залог, поручительство, «субсидиарка»: Банкротный клуб обсудил судебную практику
Две компании заключили «хитрый» договор уступки прав, по которому часть требований переходила к покупателю сразу же, а вторая по договорам залога, но только после полной оплаты. После того как деньги были уплачены, компания в банкротном деле успешно добилась признания себя не «обычным», а залоговым кредитором. Но в Верховном суде это решение не устояло. Об этом и других важных для практики делах поговорили участники очередного заседания Банкротного клуба.

Как соотносятся долг поручителя и должника?

Должны ли быть тождественны долговые нагрузки должника и поручителя, рассказал Рауль Сайфуллин, генеральный директор BASIC CONSULTING и аспирант Института законодательства и сравнительного правоведения.

В качестве повода для обсуждения он выбрал один из споров, недавно рассмотренных в Верховном суде, – банкротное дело «Стройгазконсалтинга» (дело № А40-134515/2017). В определении по этому делу Верховный суд признал, что мораторные проценты входят в объём ответственности поручителя перед кредитором.

На примере этого дела эксперт представил концепцию того, что можно понимать под тождественностью обязательств основного должника и поручителя. По общему правилу долговая ответственность поручителя не может быть больше, чем у основного должника, рассказал Сайфуллин, но в некоторых делах (например, при валютной конвертации) возникало расхождение между долговой нагрузкой. В таких делах взыскивали сумму в большем объеме, чем взыскали с основного должника, из-за разницы в стоимости иностранной валюты. При этом в ст. 363 ГК указано, что поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, что и основной должник, напомнил юрист.

По мнению Сайфуллина, существует два подхода к пониманию «тождественности». Первый – так называемая абсолютная тождественность. «То есть в абсолютных цифрах долговая нагрузка должна совпасть», – рассказал юрист. Второй же подход – относительная тождественность, когда условия тождественны в принципе, но у поручителя «отключается» возможность предъявлять возражения, как это предусмотрено в ст. 364 ГК. «Это аномалия, если поручитель будет выдвигать возражения о том, что у него закрыт реестр, ведь у него в принципе этого реестра нет», – объяснил Сайфуллин. И при таком подходе возможно, что долговая нагрузка на поручителя может быть выше, потому что долг основного должника не приравнивается к долгу поручителя.

«Мы и в кодексе, и в судебной практике находим как решения, основанные на так называемой абсолютной тождественности, так и основанные на относительной тождественности», – заявил Олег Зайцев, председатель Банкротного клуба.

По мнению ряда членов Банкротного клуба, поручитель должен отвечать в полном объеме, то есть его обязательство не должно быть «скопировано» с обязательства основного должника. 

Когда нужно отстранить управляющего?

Конкурсный управляющий не стал инициировать процедуру привлечения руководства компании к субсидиарной ответственности, вместо него это сделал один из кредиторов. После кредитор попытался отстранить управляющего Игоря Борзова за такое бездействие, но смог добиться этого только в Верховном суде. Нижестоящие инстанции, даже признав бездействие незаконным, отстранять Борзова не стали. Зато отстранил Верховный суд: высшая инстанция решила, что бездействие Борзова «создало реальную угрозу причинения убытков должнику и кредиторам ввиду невыполнения всего комплекса мероприятий по формированию конкурсной массы».

ВС рассказал, когда управляющего нужно отстранить

Об этом деле рассказал Кирилл Ноготков, директор Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. «На мой взгляд, это достаточно интересный, даже прецедентный акт, – заявил он, комментируя исход спора. – Формулировки, которые применил ВС, имеют, на мой взгляд, далеко идущие последствия для банкротства».

Ноготков рассказал, что управляющий Борзов избрал неправильный, по его мнению, способ защиты: тот редко посещал судебные заседания, а в ВС не пришел вообще ни разу. «Жаль, что это отразится в дальнейшем на всех управляющих», – сказал Ноготков.

«Управляющего отстранили за совокупность действий: он не привлек контролирующих лиц к ответственности, также не разобрался с выписками банковских счетов. Нельзя отрывать одно вмененное правонарушение от другого», – поделился мнением один из участников Банкротного клуба.

Профессор Андрей Егоров выразил иное мнение. «Мне показалось, что в этом деле то, с чем боролся Верховный суд, – это фраза из постановления окружного суда о том, что вопрос об отстранении управляющего может быть рассмотрен в случае наличия оснований для привлечения руководства к субсидиарной ответственности. Разрешение этого вопроса совершенно неправильно вводить в предмет доказывания по спору об отстранении», – заявил он.

Опасность решения ВС заключается в том, что теперь все управляющие начнут подавать заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне зависимости от того, действительно ли это нужно делать, – такое мнение высказал мнение один из участников заседания.

Когда кредитору нельзя опаздывать?

Верховный суд рассказал, когда кредитору нельзя опаздывать

Компании заключили договор цессии, согласно которому часть требований переходила к покупателю сразу, а другая часть, по договорам залога, – только после полной оплаты. Когда покупатель требований заплатил деньги, он успешно добился признания себя не «обычным», а залоговым кредитором. Но Верховный суд указал: структурирование отношений таким образом, что залоговые требования перешли к компании только после полной оплаты цессии, находилось полностью в воле сторон по договору. И это не является «объективным обстоятельством», которое позволило бы кредитору опоздать без последствий.

Об этом деле рассказала Ольга Савина, партнер и руководитель практики «Реструктуризация и банкротство» Art De Lex Art de Lex Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство I группа Антимонопольное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство . «Верховный суд очень интересно развернул дело: определение суда, на мой взгляд, не о восстановлении срока для установления залогового статуса, но о том, можно ли отделить основное обязательство от залога», – рассказала она. 

Юлия Шилова, коллега Савиной, заявила: «Я считаю, что цессионарий должен был заявить требование и приостановить производство по этому вопросу. Я склонна к тому, что Верховный суд вынес правильное определение». «Банкротство не было неожиданностью для сторон цессии. Возможно, было бы другое решение, если бы банкротство случилось внезапно; жаль, что Верховный суд об этом не сказал», – такое мнение высказала Александра Улезко, руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и партнеры» Качкин и Партнеры Федеральный рейтинг II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа ГЧП/Инфраструктурные проекты Профайл компании .


На заседании Банкротного клуба было не только обсуждение актуальной практики ВС. Так, Екатерина Клейменова из «Право.ru» анонсировала первую премию «Самые значимые кейсы в области банкротства».

«Мы хотели бы выявить самые крупные, самые значимые проекты в области банкротства», – пояснила Клейменова. По ее словам, участниками премии могут стать не только юридические фирмы, частно-практикующие юристы, корпоративные юристы и арбитражные управляющие. У премии будет экспертный совет, в который войдут одни из самых уважаемых экспертов в области банкротства, заверила Клейменова. 

Почитать о премии можно на bankruptcyawards.pravo.ru, а подать заявку на участие можно по адресу top300@pravo.ru. Прием заявок пройдет в сентябре-октябре 2019 года, а подведение итогов и награждение победителей состоится 15 декабря 2019 года.

Заседание Банкротного клуба организовали Исследовательский центр частного права имени С. С. Алексеева, юридическая фирма «Арбитраж.ру» и Школа права «Статут». Партнерами мероприятия выступили LF Академия и Bankro.TECH, а информационным партнером – «Право.ru».