Сюжеты
7 марта 2017

ВС запретил автосалонам манипулировать сроками гарантийного ремонта

ВС запретил автосалонам манипулировать сроками гарантийного ремонта

Владельцу автомобиля потребовалcя эвакуатор, чтобы доставить машину на гарантийный ремонт. Пока стороны препирались, кто займется доставкой, и чинили автомобиль, прошло больше 45 дней, и автовладелец потребовал за нарушение сроков новую машину. Две инстанции отказали потребителю. Их исправил Верховный суд.

Если автомобиль для гарантийного ремонта надо привезти в сервис с помощью эвакуатора, то время доставки засчитывается в общий срок устранения недостатков, разъяснил Верховный суд в одном из своих недавних дел. Иными словами, именно на продавце (импортере) лежит риск возможного нарушения сроков доставки. ВС принял такое решение в деле жителя города Балаково Владимира Михалина*, которому пришлось ждать эвакуатор больше месяца.

Джип Михалина «Хенде Санта Фе» сломался через два года после покупки – 9 июля 2015 года у него отказал двигатель. Договор давал на гарантийный ремонт 45 дней. Но дальнейшие события развивались не так-то быстро, испытывая терпение автомобилиста.
 

14 и 15 июля 2015 года ООО «Хенде Мотор СНГ» (импортер) и ООО «Гранд» (его официальный дилер) получили претензию, в которой Михалин просил транспортировать автомобиль в сервисный центр, бесплатно его отремонтировать и возместить убытки.

Ответом от 17 июля «Гранд» взялся отремонтировать автомобиль, но попросил Михалина своими силами отвезти его в сервисный центр в Саратове.

Автомобилист не согласился с этим условием и 29 июля потребовал обеспечить доставку за счет импортера или дилера.

4 августа потребитель и импортер договорились, что эвакуатор прибудет 10 августа, но он приехал с опозданием, и Михалин его не дождался.

17 августа автомобиль забрали и доставили в сервисный центр, а 28 августа «Гранд» известил об окончании ремонта.

31 августа Михалин приехал в Саратов за джипом, но вернулся ни с чем: автомобиль был в покрасочном цехе.

3 сентября потребитель наконец-то забрал автомобиль. При этом его попросили подписать акт приема-передачи, датированный 28 августа. Видимо, это оказалось для Михалина «последней каплей», он отказался ставить свою подпись, а вместо этого решил потребовать новый автомобиль.

В иске Михалин заявил требования о замене товара, выплате неустойки, штрафа и компенсации морального вреда (суммы из акта вымараны). Истец посчитал, что импортер не уложился в 45 дней с гарантийным ремонтом, если считать со дня получения претензии (15 июля), что позволяет претендовать на новую машину. Но Балаковский районный суд Саратовской области решил рассчитать срок со дня доставки автомобиля в сервисный центр (17 августа), и получилось, что работы заняли всего 17 дней. Помимо этого Михалин мог выбрать ремонт или новую машину, но не заявить оба требования совместно, гласит решение райсуда по делу 2-4866/2015. Такую позицию поддержал Саратовский облсуд (33-3873/2016).

А Верховный суд разделил точку зрения истца. Поскольку по смыслу п. 7 ст. 18 не исключается право потребителя требовать доставки крупногабаритного товара для ремонта, значит, именно продавец или импортер рискуют в случае нарушения сроков доставки, гласит определение ВС № 32-КГ16-31. Если с доставкой затянули больше чем на месяц, это еще не значит, что сроки ремонта надо отсчитывать с того дня, как мастера сервисного центра получили автомобиль.

Кроме того, коллегия под председательством Сергея Асташова раскритиковала вывод коллег о том, что нельзя требовать ремонта, а потом – замены автомобиля. Наоборот, это прямо предусмотрено п. 1 ст. 18 Закона о защите прав потребителей, напомнила «тройка» ВС. Это разъяснение считает особенно важным юрист адвокатского бюро RBL (Самара) Ирина Рыжук. Ранее суды считали, что два права из п. 1 ст. 18 ЗоПП «альтернативные», и реализация одного исключает возможность использовать другое, объясняет Рыжук. По ее словам, определение ВС напоминает о том, что у потребителя есть дополнительные законодательные гарантии.