Репортаж
22 октября 2012

"Ей просто не хватало опыта и знаний"

"Ей просто не хватало опыта и знаний"
Фото Право.Ru

В понедельник Дисциплинарное судебное присутствие рассмотрело дело, интересное более не нарушениями, допущенными уволенной судьей, а сопутствующими обстоятельствами. Как выяснилось, председатель ее суда считал себя вправе лично решать судьбу заявлений об отставке и был уверен в том, что лишенный полномочий служитель Фемиды имеет право отправлять правосудие.

Более пяти часов Дисциплинарное судебное присутствие пыталось выяснить у Галины Петриной, бывшей судьи Рамонского районного суда Воронежской области, почему решение квалификационной коллегии судей, лишившей ее полномочий, следует отменить. "Прошу мне помочь. Я, может, говорю не как бывшая судья, а прошу по-женски. Я — вдова, у меня дочь-инвалид и сын на иждивении. Я в декабре уже собиралась на пенсию", — говорила она. В заявлении в ДСП, впрочем, в качестве оснований для отмены решения об увольнении значилось то, что "не учтены характеризующие [Петрину] справки и то, что у нее "имеются неприязненные отношения с председателем" суда Виталием Зубовым. Но когда члены присутствия пытались выспросить у нее подробности отношений с руководством, она уходила от ответа.

- Вы все время загадками какими-то говорите. Вы все время намекаете на какие-то подводные течения в суде. Вам отступать-то некуда, вы или говорите, или нет, — пытались уговорить Петрину быть откровеннее члены присутствия, но та упорно молчала.

- Не могу.

Причиной увольнения Петриной стали проблемы с делопроизводством. За первые три месяца 2012 года на нее поступили 14 жалоб, из которых двенадцать — из-за несвоевременной выдачи копий мотивированных решений суда. Все они оказались обоснованными, поэтому в апреле Петрину подвергли полномасштабной проверке. Как оказалось, у вступившей в должность в июне 2010 года судьи (ранее она работала следователем, начальником архива суда и мировым судьей, общий стаж по юрпрофессии  превышает 22 года), проблемы с подготовкой судебных актов начались гораздо раньше. За 2011 года на нее поступило 25 обоснованных жалоб по этому поводу, причем с некоторыми документами Петрина опаздывала на год и более – на момент проверки было обнаружено десять не оформленных должным образом дел, рассмотренных еще в 2011 году. 

"Все эти обстоятельства свидетельствуют о том, что Петрина устранилась от осуществления правосудия, имеет низкую квалификацию, нарушает инструкции по делопроизводству, безответственно и пренебрежительно относится к обязанностям судьи", — констатировала воронежская ККС, уволившая судью 12 сентября. Сама Петрина согласилась, что все вменяемые ей нарушения действительно имели место и "процедура [лишения полномочий] не нарушена". Тем не менее, она сочла, что увольнение — слишком суровое для ее случая наказание.

Члены ДСП постарались разобраться в причинах нарушений Петриной. Она говорила о большой нагрузке, но статданными это не подтверждалось — ее коллега-председатель рассматривал существенно больше дел. Представитель ККС, судья Левобережного районного суда города Воронежа Николай Ятленко предположил, что дело в недостаточной квалификации. Ту же причину указал и председатель суда Зубов. "Пока она работала мировым судьей, все было хорошо. Там она справлялась на все 100 процентов", — сказал он. Но должность мировой судьи, по мнению Зубова, для Петриной — потолок. Более того, выяснилось, что в свое время он возражал против ее назначения федеральным судьей, считая, что "ей будет тяжело".

- Как думаете, почему Петрина так долго изготавливала документы? — спросили у Зубова.

- Я полагаю, что это не ее вина, это ее беда. Ей просто не хватало опыта и знаний, — ответил он.

Впрочем, его собственная роль в истории Петриной вызвала недоумение у членов ДСП. Из ее слов и сказанного Зубовым следовало, что уход с должности Петриной для обоих был вопросом решенным, но в отношении сроков они расходились. Петрина хотела уйти в декабре ("20-летний срок получается", дающий повышенное пожизненное содержание), собиралась сделать так и в случае восстановления статуса судьи, но Зубов хотел избавиться от нее раньше, причем довольно странным способом. "Виталий Григорьевич сказал, что работать она все равно тут больше не будет", — вспомнила она, когда рассказывала о том, то председатель настоял на том, чтобы она еще в июне написала заявление об отставке с октября, однако затем сам же его перечеркнул и ходу ему не дал.

- Передали? — спросили члены ДСП у Зубова.

- Нет.

- Так… А кому оно направлено было? В ККС?

- Да. Это заявление я никуда не передавал и передавать не собирался. Не посчитал нужным.

"У нас через управление кадров, например, подается заявление, или лично, — объяснил Зубову правила один из членов ДСП. — Она передала вам. Что вы там думаете, это не важно. Это официальный документ судьи". А к Петриной у присутствия был вопрос по поводу того, почему же она вместо "перечеркнутого" не подала новое заявление об отставке. Вновь повлиял председатель, ответила она — велел этого не делать.

- То есть вы хотели уволиться в октябре, как указано в том заявлении? – уточнил член коллегии ДСП.

- Нет, меня это не устраивало, — ответила Петрина, но новых вопросов по этому поводу больше не последовало — присутствие занялось еще одним интересным обстоятельством: в заявлении судьи было указано, что уже после увольнения она продолжала рассматривать дела и выносила по ним решения. Подтвердив это на заседании ДСП, Петрина добавила, что это произошло "по воле Виталия Григорьевича".

- Расскажите нам, как заявительница рассмотрела [эти] дела? Что теперь делать? – обратилось присутствие к Зубову, а тот удивил судей заявлением, что "формально она еще не была лишена полномочий".

- У ККС в настоящее время существует ли какая-то озабоченность фактами, что судья после лишения полномочий рассмотрела несколько дел? – следующий вопрос достался Ятленко, представлявшему квалифколлегию.

- У нас 24 октября новое заседание. Думаю, мы там это рассмотрим, — неуверенно ответил он.

В прениях Петрина отметилась новой порцией "заклинаний", как выразился один из членов присутствия. "Обещаю, Виталий Григорьевич, что не буду мозолить вам глаза. Уйду в декабре. Мне нельзя остаться, я понимаю. Я во всем виновата. Я уже приготовила заявление. Я уйду. Несмотря на то, что я уже исправилась. Что получилось, то получилось", — говорила она. Представитель ККС выглядел расстроенным и был краток: "Коллегия поддерживает доводы, изложенные в решении. С доводами, изложенными в жалобе согласиться вряд ли  возможно".

Тем не менее, коллегия ДСП совещалась довольно долго — более часа. А решение оказалось таким: в удовлетворении жалобы Петриной отказать. "Вот уж и не знаю, радоваться или нет, — заметил Ятленко.