Репортаж
26 октября 2012

Судья признан виновным во взятке за решение по делу, которое должен был прекратить

Судья признан виновным во взятке за решение по делу, которое должен был прекратить
Фото Право.Ru

Сегодня кассационная инстанция Верховного Суда оставила в силе приговор бывшему мировому судье из Ставрополья, которого присяжные признали виновным во взяточничестве и вынесении заведомо неправосудного решения. Татарин по национальности, он винил во всем национальные предрассудки и судью, отправлявшего защиту в библиотеку подучить русский язык.

14 августа Ставропольский краевой суд приговорил бывшего мирового судью Шпаковского района Валерия Загитова по ч. 3 ст. 290 УК РФ (взяточничество) к штрафу в размере 250 000 руб. с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти сроком на два года. Также он был осужден по ч. 1 ст. 305 УК РФ и приговорен к штрафу в размере 100 000 руб., но был освобожден от наказания по второй статье в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности. Вместе с ним была осуждена посредница, передавшая взятку — адвокат Раиса Еникеева. Ей было назначено наказание в виде штрафа в 150 000 руб., но она была освобождена от него по амнистии от 19 апреля 2006 года "В связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в РФ".

Согласно приговору, докладывал судья ВС Алексей Шамов, Загитов в своем кабинете в мировом участке №4 1 февраля 2006 года около 14.40 получил через Еникееву взятку в 5000 руб. от гражданина по фамилии Красный. Тот обвинялся в том, что управлял автомобилем с габаритными огнями синего цвета (ч. 3 ст. 12.5 КоАП). За взятку судья переквалифицировал действия Красного на более мягкую ч. 1 ст. 12.4 КоАП и через пять минут вынес соответствующее решение, назначив нарушителю штраф в 2500 руб. с конфискацией "габаритных ламп синего цвета и возвращением изъятого водительского удостоверения". Это было сделано без заседания суда, но в судебном акте Загитов написал, что Красный участвовал в заседании и дал показания, что не управлял транспортным средством.

В кассационной жалобе Загитов заявлял, что все присяжные заседатели в его процессе были по национальности русскими и могли иметь предубеждение к обвиняемым и защите, которые, являлись, соответственно, татарами и осетинами. Кроме того, за неделю до приговора суд отклонил его ходатайство об исключении из числа допустимых доказательств показаний эксперта Сергеевой. Она была заинтересованным лицом, поскольку приходилась матерью женщине, на которую Загитов когда-то жаловался в прокуратуру.

– Я взятку не получал и не просил о совершении в мою пользу преступных действий, – начал Загитов, но судьи поспешили напомнить, что обжаловать несоответствие приговора фактическим обстоятельствам дела он не может.

– Здесь суд кассационной инстанции, давайте без вступления, – попросил председательствующий Геннадий Иванов. – О тенденциозности [состава коллегии присяжных] заявляли?

Заранее Загитов этого не делал, потому что основания появились, лишь когда судья Андрей Чебышев, по выражению Загитова, "несколько раз отправил в библиотеку" сторону защиты. В качестве третьего нарушения он ссылался на то, что суд не позволил защите допросить понятого, присутствовавшего при осмотре кабинета Загитова. Понятой был удален из зала сразу после того, как его об обстоятельствах дела допросил прокурор – в присутствии присяжных. Хотя им сказали не учитывать услышанное, поскольку понятой не являлся свидетелем факта преступления, позиция заседателей была сформирована, указал Загитов. По мнению адвоката Загитова Марины Цалоевой, понятого нужно было либо не допрашивать вовсе, либо позволить допросить его и стороне защиты.

Перед тем, как перейти к доводу о "дискредитации" судьей стороны защиты, Цалоева сообщила, что она "по национальности осетинка", имеет филологическое образование и русский язык очень любит. Затем, сверяясь с протоколом, она заявила, что после ее "напутственного слова" судья сказал: "Вы сказали много, но не сказали то, что нужно".

– Адвокат немного путает, – перебил докладчик и пояснил коллегам, что имеется в виду вступительное слово.

В протоколе были также отражены такие фразы судьи адвокатам: "Вам вообще слово не давали, сидите ждите своей очереди", "Вы замолчите уже, в конце концов, или нет?", "Надо знать русский язык" (вместо, по утверждению Цалоевой, "Не знаете русский язык – учите").

Однако главный довод Цалоевой в пользу полного оправдания Загитова заключался в следующем. Согласно редакции КоАП, действовавшей 10 ноября 2005 года, когда в отношении водителя Красного был составлен протокол, установка синих огней на передней части автомобиля или управление им не были запрещены.

Соответствующие поправки, по словам Цалоевой, вступили в силу только в январе 2006 года. Загитов якобы не посмотрел предыдущую редакцию КоАП и ошибся, хотя должен был прекратить производство по делу Красного. "То есть никаких действий в пользу взяткодателя Загитов не совершил", – заявила адвокат. По ее мнению, это исключает привлечение его к уголовной ответственности за взяточничество. Что касается приговора в части ст. 305 УК РФ, говорила Цалоева, необходимо было доказать, что Загитов умышленно привлек водителя к ответственности вместо того, чтобы прекратить дело. В приговоре же, напротив, утверждалось: "….обстоятельство, что на момент принятия решения административная ответственность <…> не была предусмотрена КоАП, не влияет на квалификацию содеянного и не свидетельствует о невиновности [Загитова]".

Еще один важный аргумент заключался в том, что начиная с 22 апреля 2008 года расследование уголовного дела велось незаконно. В тот день Загитова пригласили ознакомиться с материалами уголовного дела. Он отказался, увидев, что дело не сшито в тома. Следователь сказал Загитову прийти на следующий день. Однако назавтра следователь не дал ему ознакомиться с делом, пояснив, что расследование продолжилось. Защита, в свою очередь, ходатайствовала о предоставлении постановления о возобновлении следствия, дабы его обжаловать, но ей заявили, что оно не возобновлялось. Загитов обратился в Конституционный суд. "Закон не предусматривал возможности дальнейшего расследования в порядке, предусмотренном главами 21-29 УПК РФ", – такой ответ дал КС, утверждала Цалоева. Тем не менее суд отказался исключить доказательства, собранные после 22 апреля 2008 года. Кроме того, она настаивала, что само дело в отношении Загитова было возбуждено незаконно, поскольку в соответствующем постановлении было указано, что Красный совершил правонарушение.

– Готова ответить на вопросы, – закончила Цалоева, но председательствующий осадил ее:

– Мы вопросы не задаем.

– Это мы уточняли, – пояснил Шамов.

Прокурор Юлия Федченко просила оставить приговор без изменения. По поводу некорректных, с точки зрения оппонентов, высказываний судьи прокурор сказала, что фраза "надо знать русский язык" была обращена у русской по национальности адвокату Людмиле Дудовой "в совершенно ином, отличном от полагаемого осужденным, контексте: никаких намеков на этническое происхождение подсудимых не было".

Федченко отметила, что суд исследовал только допустимые доказательства, просил присяжных не обращать внимание на слова понятого, обоснованно отклонил некоторые ходатайства защиты (например, в части оглашения незначительно расходящихся показаний Красного о том, что Загитов рекомендовал ему обратиться к конкретному адвокату).

Также суд обоснованно, в соответствии с ч. 5 ст. 339 УПК РФ, не включил в опросный лист присяжных вопрос защиты, требующий юридической оценки совершенного Красным правонарушения.

Судебная коллегия в итоге оставила приговор в отношении Загитова без изменения. Соответствующее определение было вынесено за полчаса.

Сам Загитов сейчас работает адвокатом в Михайловске. В 2010 году он ушел в отставку, однако она была прекращена год назад по его собственному заявлению в связи с желанием работать, сказал он "Право.Ru".