Новости
23 ноября 2017, 21:06

«Особое мнение», сформировавшееся у судьи еще до рассмотрения спора, стоило мантии

«Особое мнение», сформировавшееся у судьи еще до рассмотрения спора, стоило мантии
Фото Право.Ru

Может ли судья вынести особое мнение по делу еще до рассмотрения его по существу, разбирали накануне в ВККС. Лишить полномочий судью Солопову попросил председатель 9-го ААС. По его мнению, судья не только нарушила тайну совещательной комнаты, но и совершила акт давления на суд. 

22 ноября Высшая квалифколлегия судей решила лишить мантии Елену Солопову, судью 9-го Арбитражного апелляционного суда с 10-летним стажем. За это проголосовали 23 из 25 членов коллегии. С обращением о досрочном прекращении ее полномочий обратился председатель 9-го ААС Игорь Гладков. Президиум аппеляции единогласно признал судью виновной в том, что она вынесла и опубликовала особое мнение по спору до того, как по нему был изготовлен мотивированный акт, в деле о банкротстве ООО "Манор" № А40-244422/16 (банкротящаяся компания пыталась обжаловать введение в ее отношении процедуры наблюдения, так как считала, что не была надлежаще извещена о рассмотрении дела).

В особом мнении председательствующая в тройке Солопова не согласилась с заменой "боковой" судьи Светланы Назаровой на зампреда Олега Мишакова. В этом составе коллегия вынесла определение о переходе к рассмотрению дела по правилам первой инстанции 10 мая 2017 года. Но 29 мая за две недели до рассмотрения спора по существу Солопова вынесла свое особое мнение, которое и опубликовала спустя сутки. В нем она указала, что судью Назарову следовало заменить на судью того же состава, а также дала подробную оценку и других конкретных обстоятельств дела, утверждая что не видит оснований для перехода к рассмотрению по правилам первой инстанции.

Факт публикации особого мнения до вынесения основного судебного акта, после того как данное дело устояло в кассационной инстанции, стало причиной обсуждения на президиуме суда и последующего обращения в квалификационную коллегию. Как отметил на заседании ВККС Игорь Гладков, Солопова грубо нарушила АПК, поспешила дать оценку обстоятельствам дела, вопросам уведомления сторон, указала на незаконность состава суда. Этим она также нарушила положения Кодекса судебной этики, нарушила тайну совещательной комнаты и оказывала давление на суд, уверен глава 9-го ААС. Гладков особо отметил, что спорный документ не является особым мнением (так как был изготовлен до основного акта) и его вообще нельзя было публиковать.

В Высшей квалификационной коллегии Елена Солопова начала свое выступление со слов, что сообщила главе ФСБ Бортникову о прессинге на нее со стороны "определенного лица", уточнив по просьбе председателя квалифколлегии Николая Тимошина, что на нее якобы давил зампред суда Мишаков. С точки зрения судьи, особое мнение она имела право вынести по любому мотивированному акту, такому, как, например, определение о переходе к рассмотрению спора по первой инстанции. Членам коллегии пришлось поинтересоваться, знает ли судья нормы ст. 20 АПК. В законе устанавливается, что особое мнение изготавливается в течение пяти дней со дня обнародования решения по делу, но его нельзя публиковать в открытом доступе, знакомиться с ним могут только участники дела; также статья запрещает раскрывать тайну совещания судей. В результате 23 голосами из 25 присутствующих на заседании ВККС сочла нарушения Солоповой достаточными для лишения полномочий.

Партнер юридической компании "Консалтум" Андрей Разумов отмечает, что "в данном кейсе судья по неизвестной причине совершила незаконный с точки зрения процессуального законодательства "жест" – опубликовала "особое мнение", то есть тот же "судебный акт", задолго до судебного заседания". Эксперт отмечает, что "судья, которая по правилам суда апелляционной инстанции должна заслушать стороны в ходе заседания, изучить документы, а потом, обсудив услышанное и изученное с коллегами, вынести коллегиальное решение, изложила свою точку зрения на дело задолго до рассмотрения". Адвокат Александр Почуев, глава международной адвокатской коллегии "Почуев, Зельгин и партнеры", отмечает, что "понимание возможных перспектив обжалования решения ВККС в Верховном суде, а также довольно традиционное нежелание активно работать с информационными потоками приводят к тому, что судебная система, вместо "позитивного пиара", связанного с уникальным для любого органа госвласти процессом самоочищения, получает порцию "репутационных выпадов" со стороны идущей "ва-банк" судьи. "Фактически же, как ни парадоксально, но существующая в арбитражных судах коллегиальность апелляционного рассмотрения дел "помогла" бывшей судье Солоповой не совершить ошибку и не вынести незаконного решения, ведь "спорный" судебный акт был поддержан судом кассационной инстанции, вступил в силу, а значит, является законным". Партнер юрфирмы Koblev&partners Сергей Гришанов считает, что "квалификационные коллегии – и в первую очередь ВККС – это действительно не имеющий аналогов в иных бюрократических структурах институт, в котором профессионалы-судьи подвергают анализу действия коллег "по гамбургскому счету". Очевидно, что многие нюансы и тонкости, касающиеся судебного процесса, вопросов судейской этики, для "сторонних наблюдателей", даже обладающих юридическим образованием, зачастую неочевидны, однако прекрасно "считываются" самими членами "судейской корпорации". "На протяжении последних нескольких лет, с момента объединения Верховного суда и создания судебной коллегии по экономическим спорам, пример судьи Солоповой далеко не первый, но, пожалуй, также может быть назван "знаковым" наряду с "кейсами" кассационных судей Черпухиной и Жукова, а также бывшего председателя саратовского арбитража Дмитрия Плешкова", – полагает Гришанов.