Новости
17 февраля 2010, 19:03

Суд не нашел медицинских оснований отпустить 77-летнюю А. Звонареву, ее увезли в больницу

77-летнюю бабушку, удерживаемую в СИЗО, увезли из суда в больницу
Александре Звонаревой отказали в освобождении из-под ареста - нет медицинских оснований. После этого ей стало плохо

Сегодня в Хамовническом райсуде Москвы состоялось первое слушание по делу Александры Звонаревой, о которой мы рассказывали ранее (читайте статью здесь). Суд не нашел медицинских оснований изменить меру пресечения 77-летней больной женщине, и ее увезли на "скорой" в больницу, сообщает из зала суда обозреватель "Право.Ru" Федор Богдановский.

Напомним, что сельская бабушка с семью классами образования обвиняется в крупном мошенничестве — присвоении наследства по поддельным документам, а также в легализации преступно нажитого. Теперь, "учитывая тяжесть обвинений", суд раз за разом отклоняет ходатайства защиты об изменении меры пресечения. Под арестом Александра Владимировна провела уже почти 5 месяцев — с 22 сентября 2009 года.

Обвинение строится на том, что Звонарева якобы подделала свидетельство о своем браке с неким Юрием Михеевым, а потом завладела его наследством: московской квартирой, дачным участком в Подмосковье и банковским вкладом "Пенсионный-Плюс" на сумму 12 465 рублей. При этом сотрудники сельской администрации по месту жительства Звонаревой, которые регистрировали ее брак, говорят, что сделали все в законном порядке. Обвинительное заключение по делу можно прочесть здесь.

Суд успел лишь отклонить два ходатайства защиты

Судебное заседание началось с опозданием. Сначала ждали конвойную машину, которая застряла в пробке. Потом Александра Владимировна 15 минут поднималась по лестнице на четвертый этаж суда. Конвоир галантно вел ее под руку: из-за практически полной слепоты, тяжелой астмы и ишемии подсудимая почти не может передвигаться самостоятельно. Звонарева — инвалид второй группы, а список ее болезней просто пугает. Впрочем, обвинение и суд оказались не из пугливых.

Сначала адвокат Петр Казаков выступил с ходатайством об отводе судьи Марины Фильченко. На предварительном слушании она при свидетелях сказала защитнику, чтобы он не рассчитывал на оправдательный приговор. Адвокат расценивает это как проявление необъективности и личной заинтересованности судьи. Кроме того, судья назначила Звонаревой государственного защитника несмотря на то, что у нее уже был частный адвокат: это — нарушение права на защиту. Однако суд в лице той же Фильченко решил, что причины для ее отвода "судом не установлены". А если б и были установлены, они "не упомянуты в УПК в качестве оснований для отвода судьи".

Затем Казаков представил суду ходатайство Общественной наблюдательной комиссии по осуществлению контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания Москвы. Ее члены побывали в камере Звонаревой и сочли, что условия содержания совершенно не подходят пожилой женщине со всеми ее болезнями. Но суд не стал приобщать этот документ к делу, а ходатайство отклонил: дескать, нет медицинских оснований отпускать подсудимую из-под стражи, никаких справок она не предоставляла, а на свободе может скрыться от правосудия. Вероятно, суд руководствуется своей логикой: с таким здоровьем Звонарева, скорее всего, просто физически не сможет приходить на суд. А из СИЗО ее всегда можно доставить принудительно.

Адвокат не успел приобщить к делу документы о болезнях обвиняемой: ей стало плохо

Защита многократно пыталась оспорить содержание Звонаревой под стражей. Решения об очередном продлении ареста каждый раз обжаловались, и каждый раз в суд представляли справки, медицинские карты и выписки. Бесполезно: на первом судебном заседании Звонарева оказалась абсолютно здоровым человеком, с юридической точки зрения.

Но с практической стороны все вышло по-другому. Вид задыхающейся бабушки, которая то и дело дышит из ингалятора, а о родственниках в зале узнает только по их голосам, тронул даже потерпевших. Двое из них сказали, что не против освобождения Звонаревой из-под ареста. Потерпевшими на процессе выступают чиновники налоговой службы и других госучреждений: следствие считает, что наследство Михеева должно было перейти государству. Судья тоже была подчеркнуто предупредительной к Александре Владимировне — осведомлялась, как она себя чувствует, громко повторяла все, что та не поняла или не расслышала.

Адвокат представил суду стопку медицинских документов. Здесь было даже медицинское заключение из изолятора, в котором содержалась Звонарева. Вот-вот у суда могли появиться медицинские основания, чтобы отпустить подозреваемую из-под ареста… Но ей уже было совсем худо. Вызвали скорую помощь. Минут сорок Александра Владимировна пролежала под капельницей — врачи пытались поднять экстремально низкое давление. И подняли… до цифры 60/40. С такими показателями Александру Владимировну увезли в 20-ю горбольницу. Вниз по лестнице ее несли на носилках судебные приставы.

Следующее заседание по делу должно состояться 19 февраля. Мы будем следить за развитием событий.