Мнения
Артур Рохлин, партнер «Инфралекс»
24 мая 2018, 15:11

Криптовалюту признали имуществом

Криптовалюта имеет экономическую ценность и является имуществом, а потому должна быть включена в конкурсную массу гражданина-должника. Такое решение впервые принято в российской судебной практике. Это доказывает возможность урегулирования отношений по поводу криптовалют на уровне судебной практики, но одновременно подталкивает к развитию законодательства.

Недавно произошли два важных события. 15 мая 10-й арбитражный апелляционный суд принял решение по делу № А40-124668/2017, в котором впервые в судебной практике квалифицировал криптовалюту в качестве имущества. Ранее суд первой инстанции отказался включить криптовалюту в конкурсную массу гражданина-должника, сославшись на отсутствие криптовалюты в ст. 128 ГК РФ. Апелляционный суд, напротив, сослался на аналогию (ст. 6 ГК РФ) и на то, что признать криптовалюту имуществом предлагает законопроект «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» (№ 424632-7). Этот законопроект, внесенный депутатами Госдумы в конце марта, 22 мая был принят Госдумой в первом чтении.

Законопроект предусматривает дополнение ст. 128 ГК РФ об объектах гражданских прав цифровыми правами, а также специальные нормы о цифровых правах и цифровых деньгах (ст. 141.1, 141.2 ГК РФ), особенностях совершения с ними сделок. Цифровое право описывается как цифровой код или обозначение. 

Вопросы законодательного регулирования оборота криптовалют сейчас активно обсуждаются на различных площадках, мнения – от полного запрета криптовалют до придания им статуса официального средства платежа. Прежде всего, однако, необходимо понять, что такое криптовалюта как объект гражданских прав в системе традиционных классификаций. 

В основе классификации лежит деление объектов на вещи и иное имущество. Криптовалюта является нематериальным объектом, существующим в интернет-пространстве, а потому должна быть отнесена к иному имуществу. Оно объективируется путем создания компьютерной программы, построенной на принципах blockchain и обладающей признаками децентрализованной системы учета данных, которые верифицируются всеми участниками такой системы. Это распределённый реестр, в котором последовательно отражаются все транзакции с соответствующей криптовалютой, – от возникновения новой единицы до последнего перехода прав на любую криптовалюту или ее часть. Именно фиксация прав в распределенном реестре и является способом подтверждения права владения криптовалютой. Такая программа не может быть взломана (исходя из современного уровня развития компьютерной техники), что вызывает доверие к наиболее передовым криптовалютам, таким как биткоин или эфир. 

Свойства криптовалюты очень схожи со свойствами бездокументарных ценных бумаг. Так почему же нельзя просто распространить на криптовалюту правовой режим бездокументарных ценных бумаг? Первое отличие – эмиссия криптовалюты является не результатом волевого акта субъекта гражданско-правовых отношений, а результатом выполнения компьютерами, включёнными в сеть, определенных криптографических вычислений. Другая особенность: владельцы криптовалюты, в отличие от владельцев ценных бумаг, не могут реализовать определенный набор прав, закреплённых за ценными бумагами. Потребительская ценность криптовалют связана с их использованием в качестве средства платежа, опосредующего товарообменные операции и претендующего на универсальность. 

Равна ли криптовалюта деньгам? Знак равенства ставить нельзя, прежде всего потому что деньги как важнейший элемент всего государственного устройства, его экономической системы являются основным инструментом регулирования внутренней политики государства. Государство, обладающее монополией на эмиссию законных платежных средств, денег, при помощи национальной валюты пытается влиять на экономический рост, стимулирует развитие тех или иных отраслей экономики, защищает свои экономические интересы, свою экономическую безопасность. 

Относительного эмиссионного критерия криптовалюта – абсолютно независимый от государства институт, платежное средство, существующее по экономическим законам, а не по воле отдельно взятого государства. По этому признаку с точки зрения такого государства экономическая роль криптовалюты идентична значению любой иностранной валюты, эмитируемой иностранными государствами. Следовательно, при регулировании криптовалюты государство с неизбежностью должно предусмотреть правила оборота этого объекта, защищающие базовые государственные интересы, и, скорее всего, позаимствовав правила об иностранных валютах (в п. 2 ст. 140 ГК РФ установлено, что случи, порядок и условия использования иностранной валюты на территории РФ определяются законом или в установленном им порядке). Исходя из нематериальной, бездокументарной природы криптовалюты, напрашивается вывод о том, что криптовалюта во многом совпадает с безналичной иностранной валютой.

Итак, определив криптовалюту как иное имущество, можно воспользоваться традиционными гражданско-правовыми классификациями, применимыми к деньгам, и сказать, что криптовалюта как юридическая фикция является «вещью», обладающей родовыми признаками, заменимой и делимой, что в практическом смысле должно позволять кредиторам по соответствующим обязательствам заявлять требования о взыскании, например, биткоина (или его части), идентифицированного не только конкретным цифровым кодом, но и любым другим кодом, соответствующим данной криптовалюте. 

Решение суда, признавшего биткоин имуществом, показывает, что даже в условиях действующего законодательства судебная практика может восполнять пробелы, используя аналогию. Это возможно в том числе в отношении сделок с криптовалютами. Опыт развития финансового рынка в России показал, что многие отношения, связанные с правами на бездокументарные инструменты, можно регулировать и без существенных изменений ГК РФ. Тем не менее государство должно провести глубокий анализ криптовалют и найти им правильное место в системе законодательного регулирования. Появление судебных споров само по себе свидетельствует, что вопрос о законодательных решениях назрел.