Мнения
Сергей Гришанов, Василий Пичужкин
5 июня 2018, 20:47

О фантомных болях судебной реформы

В ходе недавнего образовательного вебинара ФПА РФ, посвященного «практике реализации Верховным Судом РФ обеспечения единообразного применения арбитражного и гражданского законодательства при сходных судебных процедурах», деятельность высшей судебной инстанции вновь подверглась «бескомпромиссной критике».

В ходе недавнего образовательного вебинара ФПА РФ, посвященного «практике реализации Верховным Судом РФ обеспечения единообразного применения арбитражного и гражданского законодательства при сходных судебных процедурах», деятельность высшей судебной инстанции вновь подверглась «бескомпромиссной критике».

Впрочем, содержательность самого выступления демонстрирует скорее степень искаженности расхожих представлений и «мифов» о деятельности ВС РФ, чем отражает реальное состояние дискуссии о путях развития процессуального законодательства.

В этой связи, интерес к данном мероприятию обусловлен в первую очередь не столько его смысловой нагрузкой, сколько личностью лектора -  Людмилы Майковой, ныне адвоката, а в прошлом – председателя Федерального Арбитражного суда Московского округа, чьи полномочия были прекращены по дискредитирующим обстоятельствам по представлению Председателя ВАС РФ Антона Иванов. 

Лейтмотивами, пронизывающими выступления г-жи Майковой стали, с одной стороны, сожаление о состоявшемся присоединении Высшего Арбитражного Суда РФ к Верховному Суду РФ, а с другой -  констатация тотального регресса судебной практики, грозящего обнулению достижений системы арбитражных судов под эгидой обновленного Верховного Суда и его законодательных инициатив.

И, поскольку тезисы адвоката Майковой были адресованы адвокатскому же сообществу, то в качестве обратной связи мы считаем необходимым выразить и некоторые свои соображения по затронутой теме.

Во-первых, любому юристу, избавленному от лозунгового мышления, очевидно, что апокалипсиса после присоединения ВАС к ВС не произошло.

Верховный суд работает в штатном режиме и формирует теперь уже точно общие для всей судебной системы разъяснения по применению гражданского законодательства, обеспечивая, тем самым искомое единоообразие судебной практики. Более того, при разрешении экономических споров «экономколлегия» не только демонстрирует преемственность подходов, сформированных ВАС РФ, но  и развивает их, что подтверждается развитием практики разрешения споров о привлечении к ответственности директоров за убытки, причиненные возглавляемым им организациям, практики привлечения контролирующих должников лиц в делах о банкротстве и др. 

Наконец, можно всерьёз говорить о начале реального взыскания убытков по экономическим спорам, хотя раньше, в «эпоху ВАС РФ», этот институт был скорее эфемерным явлением.

Также, очевидно, что современный ВС РФ не унаследовал навязчивое стремление ВАС «экстремально свободно», а проще говоря – вольно, толковать позитивное право, демонстрируя страсть к самоутверждению за счёт этого отдельных своих сотрудников, что, однако, не повлияло на качество руководящих разъяснений Верховного Суда.

Нельзя не отметить и прогресса в разрешении споров, подведомственных судам общей юрисдикции. Так, если еще несколько лет назад практика Судебной коллегии по гражданским делам игнорировалась юридическим экспертным сообществом, то сейчас все чаще в авторских обзорах практики констатируется совершенствование подходов «гражданской» коллегии к разрешению подведомственных ей споров. Справедливости ради, отметим, что пока еще «гражданская» коллегия уступает «экономической» в качестве мотивировки судебных актов, однако и этот барьер нам не кажется непреодолимым.

Рассуждая, собственно, о проблемах единообразия сходных судебных процедур, адвокат Майкова высказала мнение, что некоторые из предлагаемых изменений законодательства «идут не в лучшую, а в худшую сторону», в частности, распространение на арбитражные суды порядка рассмотрения отводов судей, имеющийся в судах общей юрисдикции (где судья сам рассматривает заявленный ему отвод), который не улучшит защиту нарушенных прав и интересов граждан.

На практике же, именно в судах общей юрисдикции права граждан получают защиту в кратно большем объёме (как в процентом отношении, так и в абсолютных числах) в случаях заявления отводов суду.

Так, в период с 01.01.2016 г. по 01.07.2017 г. в подсистеме судов общей юрисдикции России разрешено 22.096 отводов и самоотводов, удовлетворено - 4.283 или 19,4%, и отклонено - 17.813 или 80,6%. При этом в системе арбитражных судов за указанный период 4.254 отводов, из которых удовлетворено лишь 114 или 2,7% и отклонено - 4.140 (97,3%) (см. Обзор практики рассмотрения федеральными судьями заявленных отводов и самоотводов при рассмотрении судебных дел, подготовленный Председателем суда Еврейской автономной области Старецким В.В.). 

Кстати, более совершенная, по мнению адвоката Майковой, процедура разрешения отвода судей в системе арбитражных судов, по иронии судьбы ранее не спасли от досрочного прекращения ВККС полномочий судью Майкову…

Ну и особым разочарованием в работе системы арбитражных судов является декларативный, или, скорее, декоративный, институт обеспечительных мер, который, как правило, задействуется в спорах по искам в интересах государства или государственных компаний. В то же время, суды общей юрисдикции применяют меры по обеспечению иска свободнее, что отмечается многими известными юристами, но не находит одобрения только у адвоката Майковой.

В заключение отметим, что у юридического сообщества всегда было и остаются множество вопросов к деятельности Верховного Суда РФ. Впрочем, не менее каверзные вопросы возникали у юристов, как практиков, так и теоретиков, и к деятельности Высшего Арбитража . 

Очевидно также, что не мало копий будет сломано вокруг инициативы ВС относительно перехода к единому процессуальному законодательству - этот шаг будет непростым и требующим множества корректировок в будущем. 

Именно поэтому, по нашему глубокому убеждению, сегодня, в преддверии 4-летия создания объединенного Верховного Суда, юридическому сообществу уже наконец нужно принять его современный статус, избавиться от «фантомных болей» судебной реформы и сосредоточиться на действительно актуальной повестке модернизации процессуального законодательства.

И, пожалуй, в первую очередь этот призыв может и должен быть адресован к «практикующим адвокатам, имевшим отношение к становлению и развитию арбитражного процесса». 

«Корпоративная солидарность» и своеобразный «патриотизм» в отношении канувшего в Лету Высшего Арбитражного Суда хороши, на наш взгляд, до того момента, пока они не начинают очевидно противоречить объективным обстоятельствам и здравому смыслу.