ПРАВО.ru
Интервью
Яна Чернобель, адвокат, руководитель судебных проектов АБ «Павел Хлюстов и Партнёры»
16 декабря 2020, 13:08

Сегодня каждое бизнес-решение должно быть еще более взвешенным

Сегодня каждое бизнес-решение должно быть еще более взвешенным
В рамках спецвыпуска об ответственности бизнеса мы побеседовали с адвокатом Яной Чернобель, руководителем судебных проектов АБ «Павел Хлюстов и Партнёры». Эксперт рассказала, в каком направлении движется институт субсидиарной ответственности, обратила внимание на проблему уголовно-правового преследования бизнеса и дала советы, как лучше бизнесу использовать то время, которое предоставил ему банкротный мораторий.

О тенденциях ответственности бенефициаров и топ-менеджмента

Сегодня невозможно представить дело о банкротстве, где не были бы предъявлены претензии к владельцу компании. С 2017 года процент удовлетворения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности вырос в полтора раза с 39% почти до 57%.

Сегодня ты можешь быть на вершине жизни, а завтра ты будешь вынужден вливать в компанию свои личные средства, чтобы выплатить работникам зарплату и рассчитаться с контрагентами. И с большой вероятность, после всех титанических, как моральных, так и материальных усилий, если выбраться из кризиса не удастся, дамоклов меч субсидиарной ответственности поразит и таких руководителей.

ВС решит, срезать ли зарплату юристу банкрота

Кажется, что логика банкротного судьи выглядит следующим образом: если компания стала банкротом, то должно быть подано заявление о привлечении собственника бизнеса к субсидиарной ответственности, если подано такое заявление, то оно подлежит удовлетворению, так как компания признана банкротом. Порочность подобного рассуждения  нивелирует то обстоятельство, что любой бизнес – это риск. А если мы будем привлекать предпринимателей к ответственности за обоснованный риск при принятии деловых решений, то существенно испортим и без того непривлекательный экономический климат.

При этом качественный экономический анализ поведения менеджмента в предбанкротный период в большинстве дел о банкротстве отсутствует. Развитие такого института и обязательное представление всей финансовой истории компании позволило бы даже загруженному судье намного лучше разобраться в фактических обстоятельствах и определить имеются ли действительные основания  для привлечения к ответственности.

О том, работает ли «субсидиарка»

Несмотря на пропаганду субсидиарной ответственности, ее утилитарный характер не внес заметных коррективов в жизнь кредиторов. Согласно статистике доля удовлетворенных требований кредиторов, включенных в реестр, не увеличилась, и продолжает колебаться в пределах 5-6%. То есть надеяться на то, что в банкротстве благодаря субсидиарной ответственности кредиторы получат хоть немного больше, не приходится. Конечно, официальная статистика не учитывает случаи «скрытого» удовлетворения, когда должник использует различные схемы для избирательного погашения задолженности активных и «неудобных» кредиторов в индивидуальном порядке. Но в этом направлении механизм субсидиарной ответственности не привел к существенным результатам для подавляющего большинства кредиторов.

Обычно, привлеченное к субсидиарной ответственности лицо, уже «подготовилось». Ликвидное имущество было распродано, либо уже изначально было оформлено на доверенных лиц. По сути получение судебного акта о привлечение к субсидиарной ответственности для кредитора означает лишь то, что теперь он получил шанс поучаствовать в новой процедуре банкротства – банкротстве контролирующего лица. 

В этой связи всё чаще искушенные кредиторы предпочитают стимулировать своих должников уголовным преследованием, а не только субсидиарной ответственностью.  

Об уголовно-правовом воздействии на бизнес

Безусловно, любой человек занимающийся бизнесом, не может не быть готов к финансовым потерям, но возможность ограничения свободы толкает владельцев компаний к поиску компромиссов с кредиторами. Уголовно-правовой шантаж, к сожалению, был, существует и еще долго будет существовать. Говоря «к сожалению» я имею в виду те случаи, когда уголовно-правовые методы носят заказной характер, а существо отношений в действительности носит характер сугубо экономического спора.

Во многих случаях это становится возможным благодаря существенному снижению стандарта доказывания для возбуждения уголовного дела по предпринимательским статьям – мошенничеству, растрате, злоупотреблению полномочиями. Кроме того, всё чаще органы следствия не стесняются игнорировать преюдициальное значение решений арбитражных судов. Эта порочная практика позволяет недобросовестным коммерсантам увидеть в уголовном деле механизм для пересмотра итогов проигранного арбитражного дела. Даже развитие предпринимательской этике, расцвет профессионального обучения искусству управления не искоренил этот недуг. Но, конечно, в большинстве случаев компании рассматривают подобные методы как исключительные.

Кстати, сейчас наше Адвокатское бюро проводит исследование на тему уголовно-правовых рисков крупного и среднего бизнеса. Цель этого исследования – как раз посмотреть на отношение компаний к проблемам уголовно-правовой защиты бизнеса. Например, на момент подготовки настоящего материала 28% респондентов считают уголовно-правовые механизмы недопустимым методом разрешения экономического конфликта.

О практике взыскания убытков

Повышение общего уровня правовой грамотности участников корпорации и последовательно складывающаяся судебная практика способствуют увеличению количества исков  о взыскании убытков  с органов юридического лица. Те дела, где ранее суды могли не заметить очевидных злоупотреблений топ-менеджеров, сегодня довольно просто выигрываются. Но вся проблема в реальном исполнении присужденного в пользу компании. Довольно часто лицо может быть «готово» к любым взысканиям, ведь взыскивать  с него нечего. Так что судебная практика развивается позитивно, но вот исполнение правильного и обоснованного судебного акта до настоящего момента должным образом не обеспечено.

Бывают и противоположные случаи. Нередко институт убытков становится инструментом мести для ставших неугодными партнеров и бывших сотрудников. Здесь возникает та же проблема, что и с субсидиарной ответственностью. Не каждое решение менеджмента, причинившее вред компании, является противоправным и является основанием для взыскания убытков. В этом вопросе суды пока еще не могут похвастаться мастерством.

Об опасностях для предпринимателей

Коронакризис не только открыл двери для развития, но и стал серьезной головной болью для огромного количества предпринимателей. Проблемы спасения бизнеса, наверное, впервые сопряжены с проблемами спасения здоровья своих сотрудников, контрагентов, клиентов и т.д. Ограничительные меры породили и новые риски.

Практически каждый бизнесмен прекрасно осознает границы дозволенного. Но когда человек, находится в состоянии кризиса и понимает, что может многое потерять, то риск девиантного поведения увеличивается. В сегодняшней ситуации у предпринимателей может сложиться иллюзия, что все свои немудрые решения и финансовые потери можно будет оправдать пандемией коронавируса и сопутствующими ограничениями.  Этому способствуют и введенный мораторий на возбуждение дел о банкротстве, и арендные каникулы, которые установили льготный режим для компаний, осуществляющих деятельность в пострадавших сферах экономики. 

Но это не так, напротив, сегодня каждое бизнес-решение должно быть еще более взвешенным. Все послабления для бизнеса очень быстро пройдут. Этот период нужно использоваться не для того, чтобы вывести оставшееся имущество, обременить общество долгами в пользу дружественных кредиторов и подготовить почву для контролируемого банкротства, а для того чтобы нивелировать, хотя бы в какой-то мере, негативный эффект от введенных ограничительных мер.

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться