Актуальные темы
18 октября 2016

Вредные советы: что юрист не должен говорить клиенту

Партнеры юрфирм и известные адвокаты рассказали, почему нельзя уверенно говорить о 100%-ном выигрыше или проигрыше дела, что можно обещать клиенту, а что не стоит, как реагировать, если исход дела оказался хуже, чем предполагалось, как корректно предложить лучшую тактику, чем у предыдущих юристов, и где пролегает грань между этичным поведением и недобросовестной конкуренцией.

 

Адвокат Вадим Клювгант

 «Всё будет сделано, как вы пожелаете»: Казалось бы, почему нет: адвокат должен действовать исключительно в интересах клиента и руководствоваться его позицией (кроме случаев явного самооговора). Но закон и профессиональная этика стоят выше воли доверителя, даже если он просит или требует их нарушить.

 Что лучше сказать: Надо объяснять, переубеждать, предлагать корректные альтернативы.

 «Я сейчас защищаю вас по назначению суда (следователя), то есть  как получится. А если хотите настоящей, полноценной защиты заключайте со мной соглашение и платите»: Это крайняя недобросовестность адвоката, несовместимая с профессиональной этикой. Отвратительно навязываться любому доверителю, особенно если он оказался в экстремальной и стрессовой ситуации. Адвокат должен работать честно и разумно и по соглашению, и по назначению. Даже несмотря на то, что в последнем случае государство платит за труд унизительно мало, да еще и с задержками.  

 «Вы заплатите мне официально, по соглашению, Х рублей, а "с рук на руки" ХХХ рублей". Вариант: "Вы перечислите мне гонорар на личный счёт»: Налоговый аспект самоочевиден, но страдает и доверие: как клиент будет воспринимать своего юридического советника, который ловчит и вступает в сомнительные сговоры и сделки? А ведь доверие – основа основ адвокатской деятельности. Поэтому уважающий себя адвокат сумеет договориться об адекватном размере гонорара, оформит его по закону и не будет рассовывать по «заначкам». Если оплата не устраивает – за дело можно не браться или, наоборот, поработать бесплатно, pro bono.

Мнение адвоката Юрия Костанова: "Сколько дел, столько и различных "запретных" фраз. Но минимальный обязательный набор всё-таки существует. Например, нельзя критиковать предыдущего адвоката доверителя, ведь и вы не застрахованы от неудачи. Обещать можно только то, что зависит от вас – то есть сделать все, что возможно. Всегда надо разъяснять, что обратиться в Конституционный суд или Европейский суд по правам человека возможно лишь в тех случаях, если Конституция противоречит примененному закону (КС) или нарушены права, предусмотренные Европейской конвенцией (ЕСПЧ). Обращать внимание, что КС и ЕСПЧ не являются вышестоящими судебными инстанциями по отношению к российским судам общей юрисдикции. И заранее разъяснять, что попытки подкупить следователя или судью не только безнравственны, но и, наиболее вероятно, приведут на скамью подсудимых".

Евгений Шестаков, управляющий партнер «Интеллект-С»

 «Обещаю – это дело мы выиграем. Отобьёмся, получим деньги, вернем имущество, гарантия 100%» (и так далее) : Нужно максимально подробно информировать доверителей обо всех рисках, включая целесообразность обращения в суд, порой и в ущерб собственным интересам. Потому что, если риски не озвучить доверителю, а они наступят, то юристов обвинят в профессиональной некомпетентности. При этом, даже если все предупреждения есть в соглашении, а дело очевидно совсем неперспективное, клиент в итоге скажет: «Мой юрист или моя юридическая фирма проиграли дело другим юристам из другой юридической фирмы». Такие дела в нашей компании запрещено брать из репутационных соображений. 

 Что лучше сказать: «Мы не можем обещать, что добьемся разрешения дела в вашу пользу, потому что видим позицию только с одной стороны, изучили только ваши доказательства – словом, обстоятельства дела полностью неизвестны. К тому же суд независим, мы не можем на него влиять. Мы можем дать вам единственную гарантию: что будем профессионально и добросовестно защищать ваши интересы как свои собственные».

Почему так лучше: Обращаясь к юристам, клиент рассчитывает услышать, что он прав, что у него всё в порядке с документами, что всё будет хорошо. Но неэтично говорить ему исключительно то, что он хочет услышать, потому что реальность может быть другой. И в этот момент мы проигрываем конкуренцию с недобросовестными коллегами, цель которых – "раскрутить клиента на договор", обещая все, включая "решение вопросов в суде". Такие псевдоконсультанты от юридической профессии наносят существенный ущерб всей нашей отрасли.

Мнение адвоката Роберта Зиновьева: "Если адвокат гарантирует результат и исход дела это должно сразу внушать опасения в его непорядочности и недобросовестности. Подобные заверения могут показывать, что он стремится любым путем заключить соглашение и получить гонорар. Зная реалии нашей правоприменительной практики, я никогда не пытаюсь убедить клиента в том, что его непременно оправдают. Я обещаю доверителю использовать весь спектр средств и методов защиты, не запрещенных законом".

Алексей Толстов, партнер АБ «Бобров, Толстов и партнеры»

 «Ваше дело бесперспективно, я за него не возьмусь»: Клиент обращается к специалисту за защитой и поддержкой в сложной ситуации. Адвокат не судья, чтобы безапелляционно лишать его всякой надежды. К тому же юрист может неверно оценить дело как бесперспективное. Может статься, шансы еще есть, но клиент их упустит, если последует совету не обращаться в суд.

 Что лучше сказать: «Ваше дело достаточно сложное, судебная практика неоднозначна или не в вашу пользу, но я приложу все усилия, чтобы защитить ваши права».

Почему так лучше: Такой фразой адвокат не введет клиента в заблуждение относительно перспектив его дела, но создаст честную и доверительную атмосферу в отношениях с ним, а еще – окажет моральную поддержку человеку, который оказал ему самому доверие, обратившись за консультацией.

 

Адвокат Галина Нилус

 «Я верю, что вы невиновны», если это не основано на всех обстоятельствах уголовного дела: Опрометчиво допускать возможность восприятия ваших действий клиентом как обещания по делу положительного исхода. Помимо этического запрета, такая неосмотрительность делает адвоката морально ответственным за любой исход дела, кроме оправдания подзащитного, и может подорвать доверие клиента в случае необходимости смены тактики защиты. В любом случае, адвокату должно избегать брать на себя большее бремя, чем возложенное на него законом и профессиональной этикой. 

 Что лучше сказать: «Я исхожу из презумпции вашей невиновности и в рамках закона буду действовать только к вашей пользе». 

 

Юлий Тай, управляющий партнер АБ "Бартолиус"

 «Ну как же вы могли подписать такой договор/не составить акт/не обнаружить или не зафиксировать нарушение и т. д.»: Юрист, как и врач, не должен сокрушаться, как его клиент мог попасть в такую неприятную ситуацию. Клиент приходит не для того, чтобы ему читали мораль. 

 Что лучше сказать: «Из-за того, что было сделано (или не сделано), ситуация стала сложнее. Шансы на успех теперь не так велики, но мы попробуем вам помочь».

Почему так лучше: Эта фраза настраивает клиента на сдержанный оптимизм, в то же время она не скрывает "размера бедствия" и учит на будущее не допускать подобных ошибок, но в конструктивном ключе.

 

Елена Родионова, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»

 «Я не знаю. Об этом вы рассказывали моему коллеге»Если с клиентом работают несколько человек, он не обязан по нескольку раз рассказывать о своих проблемах. Его не должно волновать, что сотрудник, который в прошлый раз его принимал, заболел, в отпуске или срочно отправился по другим делам.

 Что лучше сказать: «Прошу вас немного подождать, пока я уточню».

Почему так лучше: Клиенты не будут нервничать понапрасну. А еще стоит лучше организовать передачу информации между сотрудниками.

 

Адвокат Лев Бардин

 «Вот все мои телефоны и адреса электронной почты. Можете обращаться в любое время»Есть большой риск, что клиент будет злоупотреблять этой возможностью: звонить поздно ночью или в выходные дни. Застигнутый врасплох адвокат спросонья может дать неправильный совет, за который потом придется отвечать. 

 Что лучше сказать: «Вот мой телефон и адрес электронной почты. В нерабочее время прошу обращаться только в экстренных случаях, которые не терпят отлагательств. Если не буду отвечать – значит, занят. Напишите СМС, отвечу, когда освобожусь».

Почему так лучше: Клиенту надо с самого начала дать понять, что адвокат ведет сразу несколько дел и, как и все, имеет право на отдых. Если доверитель хочет, чтобы юрист занимался только его делом – это надо заранее письменно согласовать.

 «В суде вы можете давать любые объяснения и предоставлять любые доказательства. Вы же не свидетель»Клиент может почувствовать свою безнаказанность, в том числе и за фальсификацию доказательств. А это уже уголовная ответственность по ст. 303 Уголовного кодекса.

 Что лучше сказать: «Давайте заранее разберемся, какие ваши слова можно подтвердить доказательствами, которые допустимы законом и относимы к вашим доводам. Если доказательств не будет, то суд признает голословными ваши утверждения».

Почему так лучше: Если адвокат заранее выяснит, что доказательств у клиента нет и достать их негде, он может прийти к выводу, что и правовая позиция у доверителя отсутствует. А это фактически сводит на нет шанс на успех. Тут уж клиенту решать, стоит ли судиться.

 

Александр Забейда, партнер АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры»

 (В случае, если исход дела оказался хуже, чем предполагалось): «Надо же, как интересно получилось»: Эта фраза допустима только как сарказм, но ее поймут не все. Даже если предупредить, что это сарказм.

 Что лучше сказать: «Черт возьми, ну как так-то?!»

Почему так лучше: Это тоже желательно говорить про себя. Хотя бы потому, что что-то подобное вы должны были ожидать. А если фраза уместна вслух, вы дадите понять клиенту, что сами не были готовы к такому исходу событий. К тому же ваше возмущение будет проявлением искренности, а это тоже важно в доверительных отношениях.

 

Юлия Замятина, партнер юрфирмы "Алимирзоев и Трофимов"

 «Мы можем скрыть это от суда/стороны/государственных органов»Так юрист поставит себя в положение соучастника правонарушения (которое клиент, возможно, еще не решил совершить). К тому же это нарушает этические принципы профессии.

 Что лучше сказать: Лучше рассказать, как сформировать правовую позицию, разъяснить последствия каждого варианта и подчеркнуть, что решение всегда остается за клиентом – и последствия наступают тоже лично для него.

Почему так лучше: Юрист – это профессиональный советник, который помогает оценить возможные варианты действий и их последствия, а не принимает решений за клиента.

 

Максим Бобров, партнер АБ «Бобров, Толстов и партнеры»

 «Советы ваших адвокатов были неправильными и непрофессиональными, поэтому неудивительно, что вы проиграли дело»: В юриспруденции часто нет только "черного" и "белого", а еще говорят: "два юриста – три мнения". Поэтому нельзя дискредитировать другого юриста перед клиентом, даже если вы не согласны с его советами, это своего рода «недобросовестная конкуренция» на юррынке. К тому же это запрещено адвокатской этикой.

 Что лучше сказать: «Мы предлагаем вам иную тактику ведения дела, чем ваши прежние адвокаты. Она существенно повысит шансы выиграть дело, исходя из нашего опыта, знаний и практики».

Почему так лучше: Это позволит клиенту более рационально и взвешенно выбрать консультанта и создаст между ними необходимое доверие.

 

Илья Алещев, партнер юрфирмы "Алимирзоев и Трофимов"

 «Вашим делом занимаются наши самые лучшие сотрудники»: Это звучит так, словно в фирме есть и не очень хорошие сотрудники. К тому же у клиента могут возникнуть вопросы по оплате счетов – оправданно ли было привлекать для всех действий по проекту «самых лучших» (и, вероятно, самых дорогих) юристов?

 Что лучше сказать: «Сотрудники получат разные задачи по проекту исходя из старшинства и квалификации. В ходе работы партнер будет в курсе дела и сможет обсудить его с клиентом».

Почему это лучше: Эта формулировка одновременно отвечает ожиданиям клиента (разная квалификация в зависимости от сложности задачи) и оставляет возможность свободно делегировать полномочия внутри фирмы.