Актуальные темы
31 июля 2017, 18:43

Опрос "Право.ru": могут ли компьютерные программы конкурировать с "живыми" юристами?

Опрос "Право.ru": могут ли компьютерные программы конкурировать с "живыми" юристами?
Фото с сайта kanobu.ru

"Вкалывают роботы, а не человек", говорилось в песенке из известного советского фильма. Уже сегодня часть работы за юристов могут выполнять специальные программы. Возможно ли, что в ближайшем будущем "роботы" заменят их почти полностью и что в таком случае грозит людям-юристам, ответили наши читатели и эксперты.

В юридическом сообществе большой резонанс вызвало высказывание главы "Сбербанка" Германа Грефа о том, что в ближайшем будущем юристам, не знающим, например, что такое нейронные сети, нечего делать в профессии. Руководитель банка рассказал также о сокращении 450 сотрудников юрдепартаментов, работу которых теперь выполняют "роботы". Станет ли это в ближайшем будущем проблеммой для профессии, поинтересовалось "Право.ru" у своих читателей. И те не замедлили отозваться. Причем мнения традиционно разделились: одни считают, что где-то можно обойтись и без "живых" юристов, другие, что нет (мнения читателей приводим, не изменяя слов авторов прим. ред.)

Заменят или нет?

Часть пользователей, по-видимому, юристов, высказывание Грефа не оценила, предложив и его заменить роботом-руководителем. "А за Грефа машина тоже неплохо справится с работой. Незачем человеку управлять роботами, робот сделает это лучше. И, да, ему не надо платить зарплату. Так что, ещё и экономия бюджета", – иронизирует одна из участниц дискуссии. "Ну тогда и сам Греф не нужен. Скоринговая и другие программы спокойно создадут модель стратегии бизнеса, внедрят ее и проконтролируют. И не надо столько бабла платить одному человеку", – вторит ей другой. Еще один из читателей попытался объяснить, что имел в виду глава "Сбербанка": "Ну что, уши развесили? Перевожу на нормальный язык слова Грефа. Мы сократили 450 человек, и теперь их работу выполняют оставшиеся и без повышения зарплаты. Будут бузить, сразу скажем, что заменим вас роботами, и буза сразу прекратится". Остальные же устроили дискуссию, относительно того, насколько возможна полная замена юристов роботами.

– Данные, кто будет вводить в программы и в суды ходить? Бот? – сурово спросил один из комментаторов.

– Если иски и претензии тютелька в тютельку типовые, отличаются только названия и суммы, нет проблем это автоматизировать. Но это не так часто бывает, и все равно нужен человек на выходе, который рассовывает по конвертам и подкладывает копии документов, ну и просматривает за программой ее тексты. Но это не обязательно квалифицированный юрист. Откуда- то должны взяться исходные данные, и кто-то все равно должен принять решение по таким-то случаям сформировать такой-то тип претензии или иска. Но и этим (наполнением базы, принятием решений) не обязательно будут заниматься юристы, – рассудительно ответил ему другой.

– Пока судью робот не заменил, беспокоиться не о чем. Греф, наверное, не в курсе, что на иск часто пишут отзыв, на который нужно писать возражения. Если иск написал бот, а человек – отзыв, шанс выиграть у бота (если дело не на 200% однозначно) – невелик, – считает третий.

– Ну в перспективе и судить будет комп – он беспристрастен и сможет сам учиться, – не исключает такой возможности один из читателей. – Данные будут аккумулироваться автоматом из любых документов после их машинного анализа. Да и документы, которые нужно будет анализировать, тоже пропадут как таковые – bigdаtа, блокчейн и т. п. и не подобное, что еще предстоит придумать и внедрить. И мы потерям святую возможность извращать нормы закона, – прогнозирует будущее еще один из участников дискуссии.

– А люди-то согласятся на то, что правосудие будет отправляться компьютером? Который можно как надо настроить, и вот тебе победа. Нет, представить вместо судьи робота я могу только в какой-то ненаучной фантастике, – не соглашается с ним его оппонент.

– Кто у людей спрашивать будет? А фантастикой "ненаучной", но юридической всего в каком-то 2000 году казалось подать документы в арбитраж через интернет и в процессе очно не участвовать. Разве нет? – продолжает спорщик.

– Подать – одно, рассмотреть процесс – другое. Да и потом, вы опускаете одну деталь – в суд надо принести оригинал, если иск без электронной подписи. Дистанционное участие в процессе тоже сугубо техническое введение, – на этом дискуссия пока притормозила, но, возможно, не окончена.

Данные же голосования, с одной стороны, говорят о том, что уже сейчас часть работы за юристов делают роботы (29% ответивших), а с другой – уверяют, что беспокоиться не о чем, исключить людей из процесса невозможно, а значит, проблема сильно преувеличена (24% ответов). Еще 14% проголосовавших уверены, что юристам придется стать программистами, чтобы работать с профильными программами. Примерно 11% респондентов советуют коллегам не беспокоиться, поскольку кардинальные изменения в этой области наступят "не сегодня и не завтра", а 12% опрошенных уверены, что их почувствует уже следующее поколение юристов.

Что думают юристы?

"Частично актуальной" назвал проблему Александр Боломатов, партнёр "ЮСТ". Однако он отметил, что автоматизации работы может сильно помешать то, что юристы часто работают с людьми из госорганов, контрагентов и внутри компании. "Без такого живого общения нормальной работы построить нельзя, – уверен эксперт. – Автоматизация имеет большое значение, но человеческое общение она пока еще не может заменить". Но когда общество станет "более цифровым", автоматизация может сильно повредить работе юристов, предположил Боломатов.

"Проблема конкуренции людей и роботов совсем не преувеличена, она давно обсуждается на Западе. Например, на эту тему есть замечательная работа предпринимателя Мартина Форда (переведена на русский), в которой подробно обоснована в том числе и предстоящая замена юристов роботами", – говорит Андрей Незнамов, к. ю. н., руководитель Исследовательского центра проблем регулирования робототехники и ИИ, старший юрист Dentons. Но, по его словам, такая замена будет "специфической": произойдет автоматизация механического труда – того, которым большинство юристов и не очень-то хотело бы заниматься. "Повлияет ли это на спрос на юристов? Да. Сделает ли это лучше работу самих юристов? Тоже да. Оно будет быстрее и эффективнее. И нынешнее поколение юристов уже это видит – посмотрите, сколько программного обеспечения уже использует каждый из нас", – считает Незнамов.

Андрей Крупский, управляющий партнер "Лемчик, Крупский и партнеры", говорит о том, что многие бизнес-процессы можно автоматизировать, даже "живое" общение. Например, банки уже давно оповещают своих клиентов при помощи телефонных роботов. Поэтому не исключено, что процессы подготовки "шаблонных" претензий и исков тоже рано или поздно автоматизируются. "Почему мы не опасаемся масштабного применения роботов в бизнесе? Договоры между коммерческими организациями зачастую имеют существенную специфику и отличия. В данном случае подготовка искового заявления – это индивидуальная работа со всеми документами", – резюмирует юрист.

Компьютерные программы – не конкуренты хорошему юристу, говорит Анастасия Рагулина, директор юридической группы "Яковлев и Партнеры". "Все дело в том, что наша работа состоит не только из технических и логических моментов. Она во многом носит творческий характер. Клиент всегда требует индивидуального подхода к себе и своей проблеме. Мы часто выступаем в роли психологов, изучая клиента и его потребности, стараемся удовлетворить все его запросы, что невозможно без составления его психологического портрета. Более того, жизнь, как известно, богаче планов. Не всегда можно предусмотреть шаблонное решение вопроса. Часто ситуации, похожие друг на друга, в итоге решаются абсолютно по-разному. И нельзя забывать, что судебная практика также неодинакова. Встречаются дела, способные ее изменить, и за этим стоит человек, а не машина", – уверена эксперт.

Руководитель правового департамента компании Platforma, которая как раз и занимается "роботизацией" юридической профессии, Александр Стефановский считает, что Греф отчасти прав: нейронные сети не могут заменить юриста в работе со сложными спорами. Зато они могут быть использованы для подготовки однотипных, стандартных исков по стандартным банковским договорам (кредитным, залога, поручительства). "Но в сложных сделках без юриста (а то и нескольких юристов со специализацией в разных отраслях права и праве разных стран) не обойтись", – подчеркнул Трифонов. Примеры таких дел он тоже привел. Например, спор между "Транснефтью" и Сбербанком, по которому Сбербанк проиграл на 67 миллиардов. "Вряд ли "Транснефть" при подготовке иска использовала нейронные сети", – комментирует юрист. Второй пример – ВТБ, который активно судится за рубежом со сбежавшими должниками, в разных странах, используя разные судебные инструменты для розыска активов, раскрытия бенефициаров, ареста активов, обращения на них взыскания, признания решений российских судов и т. д. "Вряд ли в этом случае они рассчитывают только на нейронные сети", – говорит Стефановский.

Александр Трифонов, эксперт FreshDoc.ru, консультант по LegalTech проектам, говорит о том, что юристам бояться нечего, поскольку эта профессия не первой "падет в битве с технологиями". По его словам, сейчас в России существует два перспективных направления LegalTech в России: технологии, сервисы и ПО, которые заменяют юристов, и те, которые упрощают их работу, помогают делать ее оперативнее и качественнее. По его мнению, "роботы" могут заменить юристов в части рутинной работы, например, "подготовке договоров, исков и других исходящих документов из компании". "Помогающие" же роботы позволят "полностью автоматизировать ранее чисто юридическую работу", сейчас в России порядка 10 таких сервисов и программ. "По моему глубокому мнению, юристам бояться не стоит, а нужно погружаться в более глубокую специализацию, и тогда юристы смогут повышать свою монетизацию, и их услуги, что внутри компаний, что в юридическом консалтинге будут еще ценнее для доверителей и дороже", – говорит Трифонов.

"Человек-юрист останется там, где требуется соединить несколько правовых алгоритмов. Прежде всего это так называемые сложные сделки. Там, где одно действие затрагивает несколько областей права. Корпоративное, налоговое, уголовное, административное. Программу, способную просчитать правовые риски в разных областях, создадут еще не скоро", – считает Владислав Добровольский, создатель курса практической юриспруденции "Алгоритмы права", в котором много внимания уделяется автоматизации процесса. Кроме того, роботы не заменят юристов там, где "необходимо ораторское искусство, то есть по делам, где нет прямых улик и требуется воздействовать на сердце, эмоции судьи", а также в ситуациях, когда необходимо "опровергнуть фальсификацию, ложные показания, назначить экспертизу, там, где доказательств не хватает, а для их сбора или опровержения требуется анализ информации". Но, согласен он с остальными экспертами, в типовых и стандартных ситуациях работу вполне можно доверить спецпрограммам.