Актуальные темы
10 ноября 2017

Экономколлегия ВС рассказала, как взыскать убытки с управляющего

Экономколлегия ВС рассказала, как взыскать убытки с управляющего
Фото с сайта www.mybloggertricks.com

Кредиторам станет легче взыскивать убытки с управляющих, а управляющим будет сложнее защищаться такой вывод можно сделать из определения ВС, который рассказал о правилах доказывания в подобных спорах. Он детально разобрал ошибки нижестоящих инстанций, одна из которых удовлетворила иск, а другая отклонила. Экономколлегия разъяснила, важны ли "промежуточные" судебные акты и причинно-следственная связь. Основные критерии, которые должен установить суд, носят оценочный характер, следует из определения экономколлегии.

Обжаловать подозрительные сделки банкрота – одна из важных задач арбитражных управляющих. Это позволяет вернуть в конкурсную массу незаконно выведенные активы. Если управляющий бездействует и упускает хорошую возможность для оспаривания, можно попробовать взыскать с него убытки. Что нужно доказать в подобных спорах, рассказала экономколлегия ВС в деле о № А40-154653/2015. В нем «Сбербанк», конкурсный кредитор «Агис стали», взыскивал 65 млн руб. с ее управляющих Лидии Богинской и Анны Прохоренко. Они не послушались банк в 2011–2013 годах и не стали обжаловать подозрительные сделки, по которым за полгода до банкротства компания передала 51% акций "Муромэнергомаша" третьим лицам за бесценок. Третьей управляющей стала Наталья Краснюк, которая в июле 2015 года наконец-то подала заявление об оспаривании сделок, но ей отказали, потому что срок исковой давности был уже пропущен. В 2015 году банкротство «Агис стали» было завершено, а Сбербанк подал иск о взыскании убытков.

Арбитражный суд города Москвы удовлетворил его полностью. Он согласился, что управляющие имели все сведения и возможности для того, чтобы подать перспективный иск и вернуть ликвидные акции, ведь их «Агис сталь» продала незадолго до банкротства, будучи уже в неплатежеспособном состоянии. 9-й Арбитражный апелляционный суд, наоборот, счел требования «Сбербанка» недоказанными: он не увидел причинно-следственной связи между действиями управляющих и убытками в размере, который заявил банк. АС МО согласился с апелляцией. Оба подхода отличаются формализмом, считает Виктор Глушаков из АБ “Ковалев, Рязанцев и партнеры”. По мнению адвоката, первая инстанция ограничилась стандартным предметом доказывания “Деяние – причинно-следственная связь – убытки” и при этом проигнорировала объемные доказательства защиты. Вторая и третья тоже упростили ситуацию и указали на отсутствие причинно-следственной связи, анализирует Глушаков.

Оба подхода не понравились и экономколлегии ВС. Она сочла их недостаточно мотивированными и рассказала, какие обстоятельства надо было исследовать и оценить:

1. Определить, когда управляющий узнал или должен был узнать о заключении спорных сделок

Суды не установили четко день, когда управляющие узнали о сделках и из каких именно документов. В судебных актах фигурируют разные события: передача бухгалтерской документации, запрос в депозитарий и т. д. Такая неопределенность нарушает права ответчиков, констатировала экономколлегия.

2. Установить, имели ли управляющие реальную возможность оспорить сделки

Суды должны были проверить, могли ли управляющие своевременно обжаловать подозрительные сделки. Например, у них было достаточно времени, чтобы ознакомиться со всеми необходимыми материалами конкурсного производства.

Чтобы разрешить спор, необязательны судебные акты о том, что сделки или действия управляющих уже признавались незаконными. На отсутствие таких актов указывали Богинская и Прохоренко, но ВС счел такую тактику защиты бесполезной. Отсутствие судебного акта о недействительности сделок не мешает суду оценить потенциальную судебную перспективу такого иска, отмечается в определении "второй кассации". 

Кредиторам стало легче, управляющим сложнее

Верховный суд фактически снял с истца обязанность доказывать размер убытков. Если суд не видит причинно-следственной связи между действиями управляющих и ущербом в заявленном размере, он должен сам рассчитать правильную сумму, а не отказывать в иске – так экономколлегия раскритиковала постановления апелляции и кассации. В то же время ошибки допустила и первая инстанция: она взыскала убытки солидарно (а надо было устанавливать вину управляющих по отдельности) и без учета доли банка в общем реестре кредиторов. Заново рассмотреть дело с учетом замечаний "второй кассации" предстоит Арбитражному суду Москвы.

ВС облегчил задачу кредиторам и повысил риск взысканий с арбитражных управляющих, комментирует управляющий партнер независимой юргруппы «Стрижак и Партнеры» Максим Стрижак: для доказывания убытков не нужно иметь “промежуточных” судебных актов и необязательно рассчитывать их точный размер (если для этого не хватает информации). Это очередной шаг к усилению ответственности управляющих, с которых на практике редко взыскивают убытки, соглашается Глушаков. В то же время основные элементы, которые предлагает доказывать ВС, носят “в высшей степени оценочный характер”, отмечает адвокат. Например, это “наличие достаточных оснований полагать сделки недействительными” и “высокая вероятность признания сделок недействительными”. По мнению Глушакова, это может позволить заявителю легко преодолеть бремя доказывания и перекладывать его на ответчика.