Исследования
16 февраля 2018, 19:43

Объявлены результаты Chambers Global: изменения для российских фирм минимальны

Объявлены результаты Chambers Global: изменения для российских фирм минимальны
Международный рейтинг юридических компаний и консультантов Chambers Global представил лидеров по работе на российском рынке в пяти отраслях права. По сравнению с 2017 годом перемен минимум – почти не изменились ни компании, ни занимаемые ими позиции. В верхних строчках по-прежнему много крупных глобальных юрфирм, однако можно говорить о том, что сложился пул российских консультантов, стабильно попадающих в число лидеров юррынка.

Стабильный интерес

Год от года рейтинги набирают популярность среди российских юрфирм – и если национальным рейтингом, который выбирают консультанты, остается "Право-300", то номер один среди зарубежных рейтингов – Chambers. C 2003 года, когда Chambers пришел в Россию, доля "рульфов" в нем неуклонно растет. По мнению самих управляющих партнеров, рынок обеляется и сегодня участие в крупном международном рейтинге, помимо удовлетворения амбиций компании и ее руководителей, – отличный способ продемонстрировать, что компания прозрачная и готова рассказывать о своих проектах и клиентах. Так что участие в общепризнанных системах оценки – своего рода "гигиеническая" процедура для юрфирм и вопрос поддержания репутации.

Рейтинги гарантированно подтверждают экспертизу юристов в той или иной отрасли права. Подобный сертификат качества может помочь фирме получить проекты по рефералу из-за рубежа – в партнеры иностранная компания скорее выберет специалистов, квалификация которых общепризнана. При участии в тендерах в России это принесет дополнительные очки на фоне менее титулованных конкурентов, а инхаусам высокие показатели выбранного консультанта помогут оправдать свой выбор в глазах руководства.

Из года в год интерес к Chambers увеличивается – как и процент попавших в него российских компаний и юристов. Сформировалась группа консультантов, которые регулярно находят себя в топе юрфирм, а ряд юристов из "рульфов" попадают в высокие – первую и вторую группу. Chambers пришел в Россию в 2003 году, но добиться заметных результатов сразу не удалось – вероятно, срабатывал так называемый "инерционный эффект" крупных международных рейтингов. Консультанты часто ругают зарубежные рейтинги за консервативность: чтобы попасть в таблицу победителей и продвинуться в группе юрфирме требуется не один год, а быстрый взлет для нового участника практически невозможен. Но по прошествии ряда лет, в течение которых компания демонстрирует стабильно хорошие проекты, она становится более привычным игроком.

Результаты – 2018

Chambers объявила результаты по пяти направлениям. В их числе – Банковское и финансовое право, Рынки капитала, Корпоративная практика/M&A, Разрешение споров, Энергетика и природные ресурсы и Интеллектуальная собственность. В большинстве из них из года в год доминируют крупные международные компании. Рейтинг 2018 года не стал исключением, фактически продублировав результаты прошлого года.

Банковское и финансовое право – здесь в первых трех группах нет ни одной российской компании. Единственной российской фирмой, попавшей в четвертую группу, стала юридическая фирма "Алруд". Такие же результаты у фирмы были и в прошлом году. В практике Рынки капитала россиян нет вообще, однако необычной эту ситуацию тоже не назовешь.


В разделе Энергетика и природные ресурсы оказался только Goltsblat BLP (4 группа), а в секторе, связанном с горнодобывающей промышленностью, россияне – Goltsblat BLP и "Алруд" – попали в четвертый бэнд. Это лучший, чем в 2017 году, результат – тогда россиян в практике не было.

Лучше обстоят дела в области Корпоративной практики и M&A – лидеру российского юррынка компании "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры" досталось место во втором бэнде рейтинга, в третьем бэнде целых две российских компании – "Алруд" и Goltsblat BLP.

Значительно больше фирм из России представлено в разделе Разрешение споров. Этот сектор традиционно лучше дается отечественным фирмам, юристы которых лучше знакомы со спецификой работы в стране. Здесь наибольшее количество российских фирм было включено в рейтинг (7), и это единственная отрасль, где две российских фирмы представлены в Группе 1 – ЕПАМ и "Монастырский, Зюба, Степанов и партнеры". В третьей группе – "Гольцблат БЛП" и "Кульков, Колотилов и партнёры", в четвертом – "Алруд", КИАП, "Муранов, Черняков и партнёры". Впрочем, по сравнению с результатами 2017 года, российских компаний в этом разделе стало чуть меньше. 

Лидерами среди российских юристов названы Юрий Монастырский ("Монастырский, Зюба и партнеры") и Илья Никифоров (ЕПАМ), Евгений Ращевский (ЕПАМ), Валерий Еременко (ЕПАМ), Андрей Корельский (КИАП), Анна Грищенкова (КИАП), Дмитрий Черняков ("Муранов, Черняков и партнеры"), Рустам Курмаев ("Рустам Курмаев и партнёры"), Дмитрий Дякин (ЕПАМ), Максми Кульков ("Кульков, Колотилов и партнёры"), Александр Муранов ("Муранов, Черняков и партнеры"), Юлия Романова (Goltsblat BLP), Дмитрий Ловырев ("Монастырский, Зюба и партнеры"), Григорий Чернышов ("Адвокатский кабинет Григория Чернышова"), Дмитрий Чёрный и другие.

Самые лучшие для российских компаний результаты в Интеллектуальной собственности: они заняли весь второй бэнд (ЕПАМ, "Гольцблат", "Пепеляев Групп"), а компания "Алруд" попала в четвертый бэнд. В числе отмеченных юристов также есть представители российских юрфирм: в первой группе – Валентина Орлова из "Пепеляев Групп", во второй – Екатерина Тиллинг из Tilling Peters, в третьей – Павел Садовский (ЕПАМ) и Елена Трусова (Goltsblat BLP), в четвертой – Константин Суворов ("Арта"), также отмечена Мария Осташенко ("Алруд").

Успешные направления

Рейтингу Chambers Global доверяют – в целом он объективно отражает положение вещей на рынке, уверены юристы. "Здесь, однако, нужно понимать, что рейтинг смотрит не столько на объем работы по той или иной категории, сколько на ее качество, прежде всего, на крупные и значимые проекты", – замечает Андрей Панов, старший юрист Norton Rose Fulbright. Результаты показывают, что таких проектов больше у международных фирм. Это, безусловно, оправдано в крупных международных проектах, в которых международные фирмы могут формировать команды из различных своих офисов, уверен Панов: "Понятно, что такие проекты российские фирмы вести не могут с той же эффективностью, поскольку им придется поднанимать субподрядчиков, а это уже потенциальные вопросы качеству". Так что российским фирмам объективно сложнее конкурировать с международными – что, конечно, делает попадание в рейтинг для них особо приятным достижением.

На наш взгляд, наметился очень важный тренд – исследователи Chambers & Partners стремятся все более объективно отражать реалии юридического рынка в России, хотя, важно отметить, что исторически рейтинг все же немного «не успевает» за текущей расстановкой сил. Стоит подчеркнуть, что редакторы издания оперативно отслеживают ключевые изменения в командах, так, мы были рады увидеть Юлию Романову, которая совсем недавно присоединилась к Практике по разрешению споров, среди лидирующих юристов в этой области.

 Андрей Гольцблат, управляющий партнер Goltsblat BLP

Куда успешнее российские компании в практике разрешения споров, которая, замечает Рустам Курмаев, управляющий партнёр "Рустам Курмаев и партнеры", является приоритетным направлением работы юристов в отличие от западных юрисдикций, где в юриспруденции преобладают практики, не связанные с разрешением споров, корпоративные, недвижимости и другие практики, основной целью которых является предотвращение спора путем, например, правильного структурирования сделки или подготовки выверенной контрактной документации. Курмаев видит целый ряд причин. Во-первых, судиться в России дешевле, чем за рубежом: "Если для российской юридической фирмы в Москве гонорар в $30 000–$40 000 за инстанцию уже считается неплохим, то за границей эти цифры могут быть в десятки раз больше. Отсюда стремление иностранцев всегда предотвратить конфликт, чем впоследствии тратить значительные ресурсы на оплату юридических расходов". Кроме того, правосудие в России доступнее, чем, например, в Англии, отмечает Курмаев. В России вчерашний выпускник ВУЗа или даже человек без юридического образования может представлять интересы компании в суде, в отличие от той же Англии, где диплома университета для этого будет явно недостаточно. Дела в российских судах рассматриваются быстро, судебная практика постоянно меняется, а юридическая грамотность населения и бизнеса – невысока, перечисляет Курмаев другие причины явления, которые способствуют увеличению числа споров, что, в свою очередь, влияет на возрастающую потребность в специалистах этого направления. 

Российские же фирмы имеют вес в отраслях, требующих значительной вовлеченности в российское право, правоприменение и обычаи делового оборота, – и такой отраслью остается практика разрешения споров. Однако о доминировании речь всё равно не идет – в этой отрасли пять российских компаний на 11 зарубежных.

Chambers Global хотя и не разделяет для фирм рейтингование отдельно в сфере международных споров и сфере внутренних споров, то есть смешивает эти две сферы, тем не менее акцент делается на фирмы, имеющие опыт ведения серьезных трансграничных дел. Таких среди российских фирм до сих пор немного.

Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры»

Кульков также замечает, что из индивидуального рейтинга юристов, который, в отличие от рейтинга фирм, делится на сферы международных споров и внутренних споров, заметно, что в России, в отличие от многих западных стран, деление между этими сферами весьма условно. Большинство юристов присутствуют и там и там, только несколько передвигаясь внутри четырех групп вверх или вниз. "Из этого следует вывод, что у нас практически нет специализации ни среди фирм, ни внутри фирм, на занимающихся только международными спорами либо только внутренними. Большинство делают и то и другое", – резюмирует Кульков.

Что касается практики Интеллектуальной собственности, то здесь составителям рейтинга надо отдать должное – в рейтинг включены крупные компании, которые имеют признанную экспертизу в отрасли и играют по международным правилам игры, не представляя патентных троллей, заметила Мадина Асылбекова, директор по развитию бизнеса московского офиса Gowling WLG.