Кейс
17 апреля 2018, 9:28

Свалка "Ядрово": как бороться за чистый воздух

Свалка "Ядрово": как бороться за чистый воздух
Жители подмосковного Волоколамска уже долгие месяцы добиваются закрытия расположенного рядом мусорного полигона "Ядрово". Начали с митингов и перекрытия дорог для мусоровозов, а сравнительно недавно в суд стали поступать иски, в которых они требуют закрыть свалку и компенсировать моральный вред. "Право.ru" ознакомилось с одним таким иском и отзывом, а юристы прокомментировали.

Скандал вокруг свалки "Ядрово" развернулся 21 марта 2018 года, когда 77 детей и 300 взрослых пожаловались врачам на головокружение и рвоту, а шестерых госпитализировали. Тогда состоялся крупный митинг, на котором разгневанные горожане закидали главу Московской области Воробьева снежками. Он пообещал решить проблему, но пока концентрация вредных веществ в воздухе по-прежнему превышает норму. Протест перешел в правовое поле – по данным сайта Волоколамского горсуда, с 16 марта по 2 апреля 2018 года туда поступило девять коллективных исков к ООО «Ядрово». Истцы – не менее 50 человек, это взрослые и дети, интересы которых представляют их родители. 

Справка от врача и заключение Роспотребнадзора

Одно из исковых заявлений (есть у редакции) подали пять взрослых от своего имени, а также в интересах трех несовершеннолетних детей. Они требуют закрыть полигон, рекультивировать его и взыскать компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб. каждому (800 000 руб. в общей сложности). К иску они приложили санитарно-эпидемиологическое заключение Истринского территориального отдела управления Роспотребнадзора по Московской области о том, что деятельность «Ядрова» нарушает сразу несколько санитарных правил и норм, что угрожает «санитарно-эпидемиологической безопасности населения». К таким выводам специалисты Роспотребнадзора пришли после обследования полигона в сентябре 2017 года. Среди нарушений на свалке:

  • плохо работает система сбора фильтрата (ядовитой жидкости, которая образуется после того, как атмосферные осадки проходят сквозь мусорные кучи). Получился целый водоем, который создает опасность загрязнения почвы, грунтовых и поверхностных вод, воздуха;
  • не был установлен окончательный размер санитарно-защитной зоны (не оформлено постановление главного государственного санитарного врача об этом);
  • частично не было легких ограждений, был устроен вал, что является нарушением. В месте разгрузки отходов не было сетки;
  • мусор улетал с полигона – на откосах обнаружили главным образом полиэтиленовые пакеты;
  • «недостаточный контроль за составом мусора»: на откосах обнаружили покрышки, металлолом, древесину.

Как указано в заключении, были нарушены СанПиН 2.1.6.1032-01 «Гигиенические требования к обеспечению качества атмосферного воздуха населенных мест», СП 2.1.7.1038-01 «Гигиенические требования к устройству и содержанию полигонов для твердых бытовых отходов», СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов. Новая редакция». В частности, нормативы требуют, чтобы свалки были безопасны в санитарно-эпидемиологическом смысле, не загрязняли воды, воздух и почву, обеспечивалась устойчивость мусора.

Помимо этого истцы приложили к заявлению справку из больницы о том, что у одной из них аллергическая реакция на свалочный газ. Это далеко не все доказательства, их сбор идет и сейчас, рассказывает юрист истцов Инна Елисеева. На следующем судебном заседании, которое состоится 7 мая, она планирует просить приобщить к делу медицинские документы и выписки на всех истцов. По словам Елисеевой, они жалуются на высыпания, одышку, жжение в горле, кашель, головную боль, давление и проблемы с сердцем. Также готовы акты забора проб воздуха и воды, которые подтверждают превышение нормы вредных веществ, поделилась юрист. Волну коллективных исков она объяснила тем, что экологическая обстановка ухудшилась, а люди перестали верить в то, что могут договориться с властью по-хорошему.

Жители Волоколамска жаловались на свалку два года, говорится в постановлении Роспотребнадзора.

В Ядрове все в порядке 

У «Право.ru» имеется также отзыв на иск ООО «Ядрово», которое считает исковые требования недоказанными. Истцы защищают свои местные интересы, но нельзя игнорировать «необходимость полигона для решения социально-экономических задач Московской области». Ответчик обвинил местных жителей в злоупотреблении правом: они перекрывали дороги и затруднили работу полигона, в том числе вывоз фильтрата для утилизации. Как настаивает ответчик, у него все в порядке с документами: есть действующая лицензия и разрешение, а полигон внесен в территориальную схему обращения с отходами Московской области. Лимитов на размещение отходов у «Ядрова» нет, говорится в отзыве.

ООО "Ядрово"

25% компании принадлежит администрации Волоколамского района, 75%  - ООО "ЦМПТ" (учредители: Анна Конопко, Александр Антонович, Алексей Волошин). Чистая прибыль в 2016 году - 32 млн руб. По данным Casebook.

В исковом заявлении не приведены конкретные факты причинения вреда и не доказана опасность полигона в будущем, полагают в «Ядрове». Ответчик сослался также на заключение «Федерального научного центра гигиены им. Ф. Ф. Эрисмана», который признал безопасной концентрацию сероводорода в воздухе города. Здоровью не вредит, просто сильно пахнет – к такому выводу пришли эксперты Центра гигиены. «Центр гигиены и эпидемиологии в МО», в свою очередь, подтвердил, что из лечебных учреждений Волоколамского района за последние пять лет не поступало «экстренных изменений о случаях отравлений, связанных с вредными химическими веществами в воздухе, массовых неинфекционных заболеваний не зарегистрировано». Медицинскую справку одной из истиц «Ядрово» назвало подложной. Правда, ничем не обосновало это утверждение.

Также ответчик сослался на решение по административному делу, по итогам которого Волоколамский райсуд назначил «Ядрову» штраф в размере 150 000 руб. 18 марта 2018 года [дело с реквизитами указано  в отзыве на иск, на сайте суда оно отсутствует – "Право.ru"]. Хоть судья и признала нарушения в работе полигона, все же не подтвердила угрозу жизни и здоровью людей, указывает ответчик. Он напомнил, что ст. 8.2 КоАП предусматривает не только штрафы от 100 000 до 250 000 руб., но и приостановку деятельности до 90 дней за нарушение правил обращения с бытовыми отходами. Однако судья по тому делу ограничилась штрафом. А «Ядрово» принимает меры, чтобы исправиться.

Ответчик и сам не отрицал превышения предельно допустимых концентраций вредных веществ в воздухе. Но закрывать из-за этого свалку уж точно излишне, резюмирует «Ядрово» в своем отзыве. Фирма добавляет, что транспортная компания, которая вывозит отходы на полигон, не имеет договоров с другими свалками, поэтому не будет доставлять мусор куда-либо еще. Поэтому ответчик просит отказать в иске.

Мнение экспертов

Аргументы «Ядрова» не кажутся убедительными эксперту «Гринпис России» Михаилу Крейндлину. По его мнению, ни одно из возражений не является основанием отказать в иске. Например, ничего не мешает транспортной компании заключить договор с другим полигоном. Вопреки мнению ответчика, заключение Роспотребнадзора (которое он не оспаривал), как и медицинская справка истицы, являются допустимыми доказательствами причинения вреда, полагает Крейндлин. Он подчеркивает, что ответчик сам не отрицал превышения допустимого уровня вредных веществ в воздухе.

Ни одно из возражений ответчика не является основанием отказать в иске. К тому же сам ответчик не отрицал превышения допустимого уровня вредных веществ в воздухе.

Михаил Крейндлин, "Гринпис Россия"

Но в целом доказательств истцов пока недостаточно для удовлетворения иска, полагает адвокат «Гражданских компенсаций» Ирина Фаст. Если кто-то из участников дела ходатайствует о судебной экспертизе, суд ее, скорее всего, назначит, прогнозирует адвокат. По ее словам, нужно получить действительно независимое заключение о том, что вредные вещества в воздухе плохо влияют на организм, и доказать причинно-следственную связь между экологическими нарушениями и вредом для здоровья. По ее мнению, если экспертизы докажут вредоносность объекта, будет шанс на успех по основному требованию истцов – закрыть свалку. 

Доказательств истца пока недостаточно для удовлетворения иска. Нужно действительно независимое заключение о том, что вредные вещества плохо влияют на организм. 

Ирина Фаст, "Гражданские компенсации"

Фаст не берется предсказать исход дела в части компенсации морального вреда. По ее словам, постановление Пленума от 18 октября 2012 г. № 21 г. подтвердило возможность взыскать компенсацию морального вреда за вред здоровью, причиненный негативным воздействием окружающей среды (п. 44). Ни один из экспертов не смог привести практику (тем более положительную) по этому вопросу. "Право.ru" удалось обнаружить единственное дело матери и дочери, которые жили неподалеку от шахт в Кемеровской области. Они потребовали с ООО «Шахта № 12» компенсацию морального вреда в общей сумме 200 000 руб. за пыль, которая временами "заволакивала дом полностью". Из-за шума и пыли состояние здоровья дочери "значительно ухудшилось", как подтвердил фельдшер местной государственной больницы в своей справке. Ответчик иск не признал, прокурор выступила за то, чтобы удовлетворить его частично. Однако две инстанции сочли требования недоказанными (дело № 33-1616/2018). Как указали суды, справка фельдшера – это еще не заключение врачебной комиссии, а значит, оно не подтверждает прямую причинно-следственную связь между работой шахты и болезнями истицы. Подтвердить ее могла бы судебная экспертиза, но истцы о ней не просили.

В этом и сложность, комментирует Фаст: постановление Пленума № 21 предусматривает обязательное установление причинно-следственной связи между негативным воздействием и вредом. Поэтому есть решения о вывозе твердых бытовых отходов и прочим "свалочным вопросам", но нет по причинению вреда здоровью, рассказывает Фаст.

О перспективах иска в части требования закрыть полигон рассказывает адвокат экологического правозащитного центра «Беллона» Ксения Михайлова. По ее словам, прогнозировать исход дела на этой стадии сложно. «Конечно, после огромного резонанса в СМИ, на первый взгляд, кажется, что этот полигон надо закрыть, но не уверена, что это удастся сделать в порядке гражданского судопроизводства, как на этом примере». По словам Михайловой, в вопросах ограничения, приостановления или прекращения деятельности в области охраны окружающей среды суд имеет очень широкую свободу усмотрения. Ведь речь идет о балансе между благоприятной окружающей средой и решением социально-экономических задач, считает адвокат. "Грубо говоря, чтобы Московская область не утонула в отходах, но и люди близлежащих районов не травились", – объясняет она.

Вопрос в том, как истцы докажут, что за нарушения свалку надо именно закрыть, говорит Михайлова. Если нет оснований прекратить деятельность по хранению отходов, суд вправе вынести на обсуждение вопрос о ее ограничении или приостановлении – такова позиция постановления Пленума от 30 ноября 2017 г. № 49, указывает адвокат. В то же время нельзя забывать о «презумпции виновности» загрязнителя (п. 7 постановления) и его ответственности независимо от вины.

В вопросах ограничения, приостановления или прекращения деятельности в области охраны окружающей среды суд имеет очень широкую свободу усмотрения. Ведь речь идет о балансе между благоприятной окружающей средой и решением социально-экономических задач. Грубо говоря, чтобы область не утонула в отходах, но и люди не травились.

Ксения Михайлова, экологический правозащитный центр "Беллона"

Сама Михайлова оказывает правовую помощь жителям Воскресенского района, которые протестуют против строительства мусоросжигательного завода на 500 000 тонн. Она признает, что ситуация с обращением отходов в Подмосковье очень сложная, к тому же она затрагивает экономические интересы тех, кто может хранить или утилизировать мусор. «Получается, что общество и государство может оказаться перед выбором – оказывать негативное воздействие на людей выбросами действующих полигонов или оказывать другое негативное воздействие на людей – выбросами мусоросжигательных заводов», – заключает Михайлова.