ПРАВО.ru
Практика
7 октября 2019, 9:01

Четыре года за четыре митинга: дело Котова

Четыре года за четыре митинга: дело Котова
В 2017 году Конституционный суд почти «обездвижил» статью УК о неоднократном нарушении на митингах. С тех пор норма не работала, но недавно суд в Москве всё же приговорил по ней активиста к реальному сроку. Защита осуждённого настаивает, что приговор противоречит постановлению Конституционного суда. Такого же мнения придерживается Совет по правам человека при президенте. Апелляция в Мосгорсуде назначена на 14 октября.

10 августа Константина Котова задержали у памятника героям Плевны. Там собрались активисты после санкционированного митинга. Правоохранители расценили действия Котова как нарушение правил проведения общественных мероприятий – пятое за последние полгода. 

Статья 212.1 УК
Получила название «дадинская» по фамилии первого и долгое время единственного осужденного по ней - Ильдара Дадина.

За это 5 сентября Тверской суд Москвы приговорил 34-летнего Котова к четырём годам колонии общего режима (дело № 01-0300/2019). Судья Станислав Минин признал активиста виновным в неоднократном нарушении правил проведения общественных мероприятий (ст. 212.1 УК), максимальный срок наказания по этой статье – лишение свободы на пять лет.

Норма применяется, если гражданина более двух раз за полгода привлекали к ответственности по аналогичной статье в административном порядке. То есть необходимо, чтобы на него как минимум трижды составили протоколы по ст. 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения публичных мероприятий) и решения суда по ним вступили в силу. Четвёртое нарушение уже подпадает под действие ст. 212.1 УК.

Суть обвинений

В уголовном процессе по делу Котова следствие настаивало, что за последние полгода правила проведения общественных мероприятий он нарушал пять раз (решения суда вступили в силу по первым четырём эпизодам).

  • 2 марта: сход в защиту арестованного аспиранта Азата Мифтахова;
  • 13 мая: митинг у здания ФСБ на Лубянке и шествие «В защиту нового поколения: нет пыткам и репрессиям»;
  • 12 июня: шествие в поддержку журналиста Ивана Голунова;
  • 15 июля: репост о встрече «За право на выбор» на Трубной площади в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму (Котова признали организатором мероприятия); 
  • 10 августа: сход у памятника героям Плевны после санкционированного митинга на проспекте Сахарова.

На заседании по уголовному делу прокурор заявил, что организация Котовым встречи на Трубной не доказана. Этот эпизод из обвинения активисту суд исключил. 

Вместе с тем судья Минин признал, что несанкционированные мероприятия, в которых участвовал Котов, нарушили право прохожих на свободное передвижение. Первая инстанция также посчитала, что марш в поддержку Голунова и сход у памятника Плевны помешали работе городской инфраструктуры.

Кроме этого, из приговора суда (есть в распоряжении редакции) следует, что митинг у здания ФСБ и сход у памятника героям Плевны создали «реальную угрозу причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических и юридических лиц, общественному порядку, общественной безопасности и иным конституционно охраняемым ценностям».

Позиция КС vs приговор Котову

Оценивая характер действий активиста, Тверской суд практически процитировал Постановление Конституционного суда от 10 февраля 2017 года № 2-П (хотя прямой отсылки на него в приговоре нет). Тогда КС по жалобе Ильдара Дадина признал ст. 212.1 УК конституционной и объяснил судам, как следует её правильно применять:

  • привлечь по этой статье можно, только если нарушение порядка проведения митинга не было «сугубо формальным» и привело к серьёзным последствиям: причинению или реальной угрозе причинения вреда;
  • наказание в виде лишения свободы можно назначить, только если такой вред был существенным или если мероприятие утратило мирный характер из-за действий нарушителя;
  • возбудить уголовное дело по ст. 212.1 можно, только если все судебные решения по административным правонарушениям уже вступили в силу;
  • ответственность по этой норме наступает только за умышленные нарушения;
  • в уголовном производстве суд должен вновь оценить обоснованность привлечения к ответственности по административным делам;
  • наказание по ст. 212.1 УК должно соотноситься с реальной степенью общественной опасности.

«Выявленный КС конституционно-правовой смысл положения ст. 212.1 УК является обязательным для правоприменительной практики, законодателю предложено внести в статью соответствующие изменения», – заключил председатель КС Валерий Зорькин после оглашения решения.

Защита Котова настаивает, что Тверской суд позицию КС воспринял очень формально и не исследовал необходимые доказательства. С адвокатами солидарна член Совета по правам человека (СПЧ) Екатерина Шульман. «Оно [дело Котова] противоречит решению Конституционного суда и создаёт опасный прецедент», – написала Шульман в Facebook

В своём постановлении КС определил главное условие применения ст. 212.1 УК – вред или угроза вреда должны быть реальны (для лишения свободы ещё и существенные).

Эпизод по уголовному делуКак это запечатлели видеокамеры
Сход в защиту аспиранта МифтаховаЭто была встреча у памятника Ломоносова в сквере рядом со зданием МГУ. Пришедшие (от 30 до 50 человек) хотели сфотографироваться в поддержку аспиранта и обсудить детали его уголовного дела. Само мероприятие сняли на камеры. На видеозаписи видно, что памятник Ломоносова находится далеко от дороги. Сам Котов стоит немного в отдалении, рядом с ним много свободного места (момент задержания – 02:48).
Митинг у здания ФСБ на ЛубянкеШествие «В защиту нового поколения: нет пыткам и репрессиям» активисты организовали в поддержку фигурантов дела «Сети», которых подвергли пыткам. Мероприятие также фиксировали на видеокамеры. На записи Котов стоит на тротуаре и снимает задержания других активистов (момент его задержания – 02:03).
Шествие в поддержку ГолуноваАналогична ситуация и с маршем в поддержку Голунова: за несколько минут до своего задержания активист находился на пешеходной части Страстного бульвара.
Сход у памятника героям ПлевныРядом с памятником героям Плевны, который расположен вблизи администрации президента, Котов оказался после санкционированного митинга на проспекте Сахарова. С трибуны на согласованной акции прозвучало предложение «прогуляться к администрации президента». Защита активиста запросила видеозаписи с городских видеокамер, позднее эти кадры опубликовал телеканал «Дождь». На них запечатлён Котов, которого задержали сразу после того, как он вышел из метро.

Из приговора следует, что всё это привело к «реальной угрозе причинения вреда», при этом критерий существенности в тексте не упомянут. 

По словам адвоката Котова Марии Эйсмонт, первая инстанция отказалась приобщить к делу видеозаписи защиты, которые опровергают, что Котов выкрикивал лозунги и создавал угрозу причинения вреда. Такое же решение суд принял в отношении лингвистической экспертизы плакатов, которые разворачивал активист. В заключении специалиста (опубликовано в «Новой газете») сказано, что призывы активиста не содержат оправданий насильственных действий, а также действий, которые могут причинить «вред здоровью граждан, имуществу граждан и организаций, окружающей среде или общественному порядку».

Эйсмонт рассказала, что на судебное заседание пришли 15 свидетелей защиты. По её словам, только после того как защита подала письменные ходатайства об их допросе, судья «произвольно» выслушал пятерых из них. Такой подход полностью противоречит ч. 4 ст. 271 УПК, заявила Эйсмонт. Статья запрещает суду отказывать в допросе свидетелей, которые пришли на заседание по просьбе сторон. Если приговор устоит, то это нарушение может стать обычной практикой в уголовном процессе, подчеркнула адвокат.

Сейчас к защите Котова присоединились более 10 адвокатов. Юристы подали апелляционные жалобы в Мосгорсуд. Гособвинение уже подготовило на них возражения. По мнению прокурора Ярослава Мыца, в действиях Котова была реальная угроза наступления негативных последствий. Имели место нарушения правил дорожного движения, блокировался проход граждан по улицам города, пояснил гособвинитель в своих возражениях. Участники несогласованных публичных мероприятий автоматически подвергают опасности не только себя, но и других людей, которые случайно оказались в местах массового скопления, подчеркнул Мыца.

Прокуратура, СПЧ и письмо Зорькину

В поддержку Котова развернулась масштабная общественная кампания. Большую роль в ней сыграли юристы и правозащитники. 

Председатель Совета по правам человека Михаил Федотов направил письмо прокурору города Москвы Денису Попову, в котором назвал «противоречащим конституционному смыслу ст. 212.1 УК РФ, установленному Конституционным судом РФ», приговор Котову. Судебный акт подлежит отмене, подчеркнул глава СПЧ, попросив Попова обратить личное внимание на дело активиста.

«Тверской районный суд, отказавшись рассматривать видеоматериалы, полностью опровергающие позицию стороны обвинения, исключил состязательность в данном судебном процессе», – отметили в СПЧ.

Своё возмущение вынесенным приговором высказали и российские учёные-юристы. Они подготовили открытое письмо председателю КС Валерию Зорькину, в котором написали, что приговор Котову «явно» не соответствует позиции КС. 

«Мы редко выступаем по поводу состояния законности в нашей стране. В основном высказываемся в научных статьях и монографиях. Но уголовное дело К. Котова, приговоренного по ст. 212.1 Уголовного кодекса РФ к четырём годам лишения свободы, по нашему мнению, обозначило новый печальный рубеж. В нём открыто нарушен ряд правовых позиций Конституционного суда РФ», – говорится в письме.

Юристы предложили Зорькину выступить с посланием к Федеральному собранию. 

Это стало бы первым посланием Конституционного суда, основанным на анализе исполнения, а вернее, неисполнения его решения по конкретному делу («делу Дадина»). 

Под обращением подписался 21 юрист. В частности:

  • заведующий кафедрой конституционного права НИУ ВШЭ Михаил Краснов;
  • экс-судья ЕСПЧ Анатолий Ковлер;
  • партнер ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Трудовое и миграционное право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании Александр Ермоленко;
  • доцент факультета права НИУ ВШЭ Ирина Алебастрова;
  • руководитель судебной практики Института права и публичной политики Григорий Вайпан;
  • доцент Российского государственного университета правосудия Ольга Кряжкова;
  • член СПЧ, доцент департамента общих и межотраслевых юридических дисциплин факультета права НИУ ВШЭ Анита Соболева;
  • член СПЧ, профессор кафедры конституционного и муниципального права Высшей школы экономики Илья Шаблинский.

По словам Алебастровой, сам механизм, когда КС признаёт ту или норму конституционной, выявляет её смысл (как и в случае с «дадинской» статьёй) недостаточно эффективно. В этом можно убедиться на примере дела Котова, добавляет она.

КС сам провоцирует законодателя на неисполнение своих решений. Например, в постановлении по делу Дадина он только рекомендовал законодателю внести изменения в ст. 212.1 УК, а не обязал его это сделать. В итоге создал предпосылки для её нового неконституционного применения.

Григорий Вайпан, руководитель судебной практики Института права и публичной политики

По мнению Кряжковой, позиция КС по делу Дадина «продиктована не юридическими, а, скорее всего, политическими соображениями». Из мотивировочной части этого постановления КС можно сделать вывод, что сама ст. 212.1 УК неконституционная. «Но КС на это не пошёл, сохранив тем самым возможность её применения», – пояснила Кряжкова.

Апелляция в Мосгорсуде назначена на 14 октября 2019 года (№ 10-18892/2019).