ПРАВО.ru
Практика
17 июня 2021, 9:23

ВС назвал критерии предпринимательской деятельности

ВС назвал критерии предпринимательской деятельности
Продажа двух помещений и одной квартиры – это предпринимательская деятельность, решила ИФНС и доначислила продавцу НДФЛ. Три инстанции согласились с налоговиками: сделки были направлены на получение прибыли, заключались систематически и носили однородный характер. Они учли, что собственница владела всей недвижимостью недолго, а в проданной квартире никогда не жила. Достаточные ли это аргументы – разбирался Верховный суд.

В апреле 2018-го Инна Чернова* подала налоговую декларацию по НДФЛ за 2017 год, отразив в ней 854 000 руб. В июле она заплатила эту сумму. Но позднее ИФНС по Курску провела камеральную проверку и пришла к выводу, что Чернова должна была заплатить почти на миллион больше.

Дело в том, что женщина продала два нежилых помещения и одну квартиру, уменьшив сумму полученного дохода на расходы по их приобретению. Ст. 220 НК позволяет так делать, только если недвижимость не использовали в предпринимательских целях. А Чернова, по мнению налоговиков, занималась предпринимательской деятельностью, поскольку систематически заключала подобные сделки: с 2013 года она продала четыре нежилых помещения (в 2013-м, 2014-м, 2016-м и 2017-м) и одну квартиру (в 2016-м).

Сумму полученного дохода занижать было нельзя, решила ИФНС и доначислила Черновой 927 706 руб. НДФЛ, обязав ее заплатить также пени и штраф. Она не исполнила решение добровольно, и чиновники обратились в суд.

Три инстанции встали на сторону ИФНС. Они посчитали, что сделки по продаже были направлены на получение прибыли, заключались систематически и носили однородный характер. Чернова владела всей недвижимостью недолго – от двух до шести месяцев. Кроме того, женщина никогда не жила в проданной квартире и не была в ней зарегистрирована, обратили внимание суды.

Налогоплательщица с этими выводами не согласилась и оспорила их в Верховном суде.

Извлечение прибыли, учет операций и взаимосвязанность

Предпринимательской является самостоятельная деятельность на свой риск, которая нацелена на систематическое получение прибыли, напомнила тройка судей ВС под председательством Валентина Александрова положение ст. 2 ГК.

Одного лишь факта заключения возмездной сделки недостаточно, чтобы признать гражданина предпринимателем. О том, что в его действиях есть признаки предпринимательской деятельности, может говорить:

  • изготовление или покупка имущества для последующего извлечения прибыли от его использования или продажи;
  • хозяйственный учет операций по сделкам;
  • взаимосвязанность сделок, совершенных в определенный период времени.

Повторяемость операций также может подтверждать предпринимательский характер деятельности по покупке и реализации недвижимости, добавил Верховный суд.

В случае с квартирой суды обратили внимание на то, что Чернова в ней не жила и не была там зарегистрирована. Но этого недостаточно. Прежде всего нужно доказать, что женщина использовала эту квартиру для извлечения прибыли, подчеркнула «тройка».

Льготы и риски: как обстоят дела с налогами в 2021 году

В целом же суды ошибочно не проанализировали систематичность сделок с учетом того, что недвижимость Чернова покупала в разных налоговых периодах. Также они необоснованно уклонились от оценки характера и назначения этих объектов, которые были расположены в одном ЖК. Кроме того, нижестоящие инстанции не исследовали, допустимо ли применять единый подход при отнесении к предпринимательской деятельности как реализацию нежилых помещений, так и продажу квартиры, указал Верховный суд.

Он также обратил внимание, что в качестве налоговой базы в решении ИФНС фигурирует доход, который Чернова получила в 2017 году от сделок как 2016-го, так и 2017 года. При этом, по словам представителя инспекции, предметом проверки была декларация, в которой речь шла только о доходе от сделок 2016 года. Этому обстоятельству три инстанции также не дали оценки, обратил внимание ВС. Он отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию (№ 39-КАД21-1-К1).

«Первый случай в Верховном суде»

 «Полагаю, это первый случай, когда Верховный суд столь детально и системно проанализировал критерии оценки предпринимательского характера деятельности гражданина», – комментирует руководитель Налоговой практики «Инфралекс» Инфралекс Иван Шиенок.

Александр Пчелин из юркомпании «Лемчик, Крупский и партнеры» Лемчик, Крупский и Партнеры обращает особое внимание на вывод ВС относительно непроживания Черновой в квартире. Раньше подобное обстоятельство само по себе было убедительным доказательством предпринимательского характера деятельности (например, № 33а-4901/2017, № 33а-10680/2016). В рассматриваемом же деле Верховной суд указал на недостаточность такого аргумента, повысив тем самым стандарт доказывания, отмечает Пчелин.

Впрочем, в кассационном определении есть и правовые позиции, которые могут существенно осложнить жизнь граждан, считает Шиенок.

Мнение ВС о том, что к признакам предпринимательской деятельности относится использование квартир для извлечения прибыли, а не для удовлетворения жилищных потребностей, создает существенные риски для многих граждан. Причем не только для продавцов недвижимости, но и для наймодателей.

Иван Шиенок, руководитель Налоговой практики «Инфралекс» Инфралекс

Исходя из этого подхода, многие сделки с жилыми помещениями потенциально могут быть признаны предпринимательскими, предупреждает юрист.

* Имя и фамилия изменены редакцией.