Сюжеты
13 июля 2015, 14:43

Можно ли признать недействительным договор, который не заключался?

Можно ли признать недействительным договор, который не заключался?
Фото Право.Ru

Истец требовал признать недействительным кредитный договор, заключенный по его потерянному паспорту, а также удалить неверные сведения о себе из бюро кредитных историй. Банк утверждал, что уже решил вопрос с БКИ. Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал, объяснив, что договор, который не заключался, не может быть недействительным, а данные из бюро ответчик изъял в добровольном порядке. Апелляция же пришла к совсем иным выводам.

В августе 2009 года А. Крутиков потерял паспорт. Через два года неизвестный злоумышленник, воспользовавшись документом, взял кредит в "Банке Москвы", клиентом которого по совпадению был Крутиков. Сам он о долге банку узнал в октябре 2011 года, когда тот заблокировал кредитную карту, которой пользовался мужчина. Владелец потерянного паспорта 13 ноября 2011 года обратился в банк с заявлением, в котором просил разблокировать карту и признать ничтожным договор, который он не заключал. Однако информация о нем, как о неблагонадежном заемщике уже попала в бюро кредитных историй, что препятствовало получению кредитов в других банках. Крутиков сначала просто просил банк удалить недостоверные данные из БКИ, а 23 июня 2014 года направил письменную претензию, ответ на которую получил только 8 августа. В нем банк сообщал, что возврата долга требовать не намерен, а сведения о нем из бюро кредитных историй удалены. Тем не менее в сентябре прошлого года мнимый должник обратился в Мещанский районный суд (дело № 2-17782/2014), требуя признать кредитный договор ничтожным, обязать удалить информацию о нем из бюро кредитных историй, возместить понесенные убытки (средства, потраченные на юридическую помощь) и компенсировать моральный вред, выразившийся в распространении сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца. Соответчиками по делу являлись "Банк Москвы" и два БКИ: "Национальное бюро кредитных историй" и "Эквифакс Кредит Сервисиз".

На заседании представитель "Банка Москвы" сообщила суду, что после обращения Крутикова им стало известно, что кредит выдан мошеннику по недействительному паспорту. После этого требований по уплате задолженности к нему не предъявлялось, а информация о ней была удалена из обоих бюро кредитных историй. Банк обратился в полицию с заявлением о возбуждении уголовного дела, но позже производство по нему было приостановлено.

Судья Алексей Городилов оснований для удовлетворения иска Крутикова не нашел. "В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что кредитный договор между истцом и ответчиком не заключался, в связи с чем применение способа защиты гражданского права, предусмотренного ст. 167 ГК РФ [общие положения о последствиях недействительности сделки], невозможно", – сказано в решении, датированном 17 декабря 2014 года. Суд объяснил, что незаключенный договор нельзя считать недействительной сделкой, и пришел к выводу, что способ защиты прав, выбранный истцом, законом не предусмотрен.

Требования об удалении информации из БКИ на момент рассмотрения дела были неактуальными, поскольку банк их уже выполнил. Расходы на представителя, по мнению суда, относятся не к убыткам, а к судебным издержкам, порядок распределения которых установлен ст. 98 ГПК РФ, а значит, "их взыскание не может быть произведено путем подачи иска о взыскании убытков". В компенсации морального вреда было отказано, поскольку, по мнению суда, истец не предоставил доказательств причинения ему физических и нравственных страданий, а также нарушения неимущественных прав.

Крутиков обжаловал вынесенное решение в Мосгорсуде, и 14 мая текущего года тройка судей под председательством Любови Сергеевой отменила его, удовлетворив исковые требования частично. Апелляция сочла, что судом первой инстанции "нарушены нормы материального права", а изложенные в решении выводы "не соответствуют обстоятельствам дела". 

Обе стороны не отрицали, что кредитный договор Крутиков не подписывал, следовательно, не была соблюдена письменная форма кредитного договора, предусмотренная нормами ст. 819 и 820 ГК РФ, что влечет его недействительность (ничтожность). "В связи с изложенным исковые требования в части признания недействительным кредитного договора подлежат удовлетворению", – сказано в апелляционном определении Мосгорсуда.

Суд первой инстанции не стал обязывать банк исключать сведения об истце из БКИ, решив, что данное требование ответчик удовлетворил в добровольном порядке. Однако апелляция в этом усомнилась, поскольку в материалах дела не нашлось никаких доказательств того, что банк действительно направлял в БКИ просьбу об исключении сведений о задолженности Крутикова, а также того, что они действительно были удалены из его кредитной истории. При этом, по данным "Национального бюро кредитных историй", "Банк Москвы" не сообщил о подтверждении или опровержении оспариваемой информации. Более того, по состоянию на 4 декабря 2014 года и 13 мая 2015 года банк подтверждал данному бюро факт заключения с Крутиковым кредитного договора и наличия по нему задолженности. Из "Эквифакс Кредит Сервисиз" сведения о задолженности были удалены, что подтвердил на заседании в Мосгорсуде сам Крутиков, поэтому суд обязал ответчика решить этот вопрос только с "Национальным бюро кредитных историй".

В действиях банка, который знал о том, что кредитный договор с истцом не заключался, но все же направил сведения о нем в бюро кредитных историй, а после не изъял их оттуда, апелляционная коллегия усмотрела нарушение неимущественных прав Крутикова. Выразилось оно в "несвоевременном направлении информации в бюро кредитных историй об отсутствии у истца задолженности, в результате чего кредитная история истца содержит недостоверную информацию, характеризующую последнего как недобросовестного заемщика". Поэтому требования о компенсации морального вреда были удовлетворены частично, однако размер ее из апелляционного определения вымаран. С учетом сложности и длительности дела суд обязал "Банк Москвы" выплатить истцу 40 000 руб. из суммы, потраченной на оплату услуг представителя.

В апреле этого года все в том же Мещанском суде рассматривалось почти идентичное дело (№ 2-1695/2015), только исковые требования предъявлялись не к "Банку Москвы", а к "Альфа-банку" (подробнее>>>). Судья Галина Бузунова, как и ее коллега, в удовлетворении иска отказала, указав в решении, что предмет спора в настоящее время отсутствует, "ответчиком были проведены все исправительные мероприятия", поэтому "оснований для удовлетворения требований истца о признании договора ничтожным, применении последствий недействительности, обязании предоставить информацию не имеется". Известно, что истец обжалует это решение в апелляции, дата заседания в Мосгорсуде пока не назначена.