Сюжеты
15 декабря 2017, 14:19

АС Московского округа исправляет ошибки: интересные споры этой осени

АС Московского округа исправляет ошибки: интересные споры этой осени

Арбитражный суд Московского округа (АС МО) поддержал шведскую IKEA в споре о судьбе земель в Подмосковье. Также московская кассация определила, можно ли обойти третейскую оговорку в деле о взыскании кредитной задолженности, рассмотрела многомиллиардный спор между Сколковым и Сбербанком и напомнила о правилах взыскания судрасходов. Подробнее о том, какие ошибки нижестоящих судов АС МО исправил этой осенью  в подборке "Право.ru".

ИКЕА отстояла "Химки Бизнес Парк"

Летом этого года КСХП "Химки" добилась в 10-м ААС пересмотра решения по спору о судьбе земель IKEA в Подмосковье (дело № А41-16126/2012). Вот уже более 5 лет КСХП пытается доказать, что "Химки Бизнес Парк", построенный IKEA в Подмосковье, стоит на землях, которые не принадлежат шведской компании. IKEA не согласилась с актом апелляции и обжаловала его в окружной суд, который оставил в силе решение в пользу IKEA. В АС МО указали на процессуальные нарушения в ходе рассмотрения дела. Так, в ходе заседания 10-й ААС удовлетворил заявление "КСХП "Химки" о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельства, и в том же судебном заседании начал повторно рассматривать дело по существу, хотя представитель истца отсутствовал, а ответчики возражали против рассмотрения. В итоге АС МО отменил постановление апелляции о прекращении производства по делу ИКЕА.

Дело тянется много лет. В сентябре 1993 года администрация города Химки сдала компании ИКЕА в аренду 20 га земли, принадлежащей городу. На выделенной территории вдоль Ленинградского шоссе компания возвела бизнес-центр «Химки Бизнес Парк», состоящий из двух 15-этажных зданий: одно было построено к сентябрю 2007 года, второе – в 2008 году. Кроме множества российских и зарубежных компаний здесь расположился центральный офис ИКЕА в России. В 2011 году компания выкупила землю под бизнес-центром у города и оформила права собственности. 

Но год спустя фирма ОАО КСХП «Химки» подала на ИКЕА в суд. Представители фирмы настаивали, что город никогда не имел прав на землю, которую передал ИКЕА. От иска с требованиями о реституции истец в итоге отказался, но требовал снести бизнес-центр и отдать ей земельный участок. Обосновывались требования тем, что КСХП «Химки» – правопреемник колхоза, который располагался там раньше. 

Арбитражный суд Московской области изучил доводы КСХП «Химки» и в 2014 году признал требования компании необоснованными – суд указал на пропуск трехлетнего срока исковой давности, ведь при том, что на земле было две 15-этажки, сложно было не заметить, что участком пользуются другие лица. Суд также принял во внимание данные публичных кадастровых баз, из которых за много лет до предъявления иска было видно, что собственником земли является городская администрация, и город сдает ее в аренду. В 2016 году Верховный суд подтвердил решение первой инстанции.

Документы по почте: декларировать или нет?

АС МО разрешил спор между компанией "Проксима Текнолоджи" и ФТС России (дело № А40-226022/2016). Компания пожаловалась в суд после того, как сотрудник Международного почтамта Московской таможни отказался регистрировать международное почтовое отправление, из-за чего оно вернулось в место отправления. Вопросы вызвало то, как надо рассматривать отправление, в котором пересылают документы, – как бандероль или как письмо. В компании решили, что отправление с документами – письмо, а значит, декларировать такое международное отправление не надо. В ФТС же придерживались противоположного мнения, которое и поддержали две инстанции. Они решили, что компания должна была задекларировать пересылаемые документы с использованием декларации на товары, поскольку, исходя из Таможенного кодекса Таможенного Союза, пересылаемые международным сообщением документы – товар.

Но в АС МО указали, что суды "сослались на несуществующие положения ТК ТС", а закон не предусматривает таможенное декларирование писем. При этом если относительно наличия в письмах товарного вложения есть сомнения, таможня может досмотреть отправление.



В простых и заказных международных письмах пересылаются: личные и служебные письменные сообщения, документы, различного рода квитанции, фактуры, счета, личные фотографии (п. 431 Почтовых правил). Почтовые правила не предусматривают заполнения таможенных деклараций при отправлении международных писем.

Право.ru

АС МО отправил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию в части отказа в удовлетворении требований "Проксима Текнолоджи" о признании незаконным отказа таможни регистрировать отправление.

С кредиторской задолженностью – в третейский суд

АС МО разобрался в споре ООО "Магнат" и Военно-Промышленным Банком (дело № А40-86558/2017). АСВ, выступая от лица банка, обратилось в АСГМ с иском к компании, чтобы взыскать задолженность по кредиту. Изначально компания взяла в банке 500 млн руб., а долг составил 315 млн руб. Компания в первой инстанции ходатайствовала о том, что иск должен остаться без рассмотрения, поскольку стороны договаривались о передаче спора в третейский суд – такое условие было указано в дополнительном соглашении к кредитному договору.

АСГМ удовлетворил ходатайство и оставил иск без рассмотрения, объяснив, что третейская оговорка – неотъемлемая часть кредитного договора. Но 9-й ААС отменил определение и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. С такой позицией компания не согласилась. Спор не может быть рассмотрен в третейском суде, объяснили в апелляции, поскольку формирование конкурсной массы, осуществляемое государством в лице АСВ, – это госдеятельность, носящая публичный характер, экономическую и социальную направленность. Для обоснования своей позиции суд сослался на постановления КС.

Однако в кассации поддержали ответчиков. В постановлениях КС, которые привели заявители, действительно сформирована правовая позиция, по которой процедуры банкротства носят публично-правовой характер, отметили в АС МО. Однако, обратила внимание коллегия под председательством судьи Светланы Закутской, в споре не рассматривались вопросы, о которых шла речь в постановлениях, а требования банк заявил не в рамках дела о банкротстве, а в общеисковом порядке. Ведь предмет спора – задолженность по кредиту. АС МО решил отменить апелляционное определение, а решение суда первой инстанции оставил в силе.

В свете последних позиций арбитражных судов округов и Верховного суда в отношении арбитража постановление "выглядит буквально как луч света в темном царстве", считает Сергей Лысов, юрист «Кульков, Колотилов и партнеры»

quotНевозможность передачи спора о взыскании задолженности по кредитному договору в арбитраж на том основании, что, взыскивая задолженность, АСВ выполняет публичную функцию, очевидно, является ошибкой, поскольку цель взыскания не может быть определяющей по отношению к способу взыскания. Исправление этой ошибки АС Московского округа, безусловно, – положительный вклад в развитие «проарбитражной» судебной практики.

Сергей Лысов, юрист «Кульков, Колотилов и партнеры»

В то же время остается открытым вопрос, как АСВ будет предъявлять требование к должнику, отметил он: Третейский суд в Сибирском Федеральном Округе, согласованный сторонами в качестве места рассмотрения спора, с 1 ноября 2017 г. утратил право администрировать третейские разбирательства, а какой-либо правопреемник у этого третейского суда на сегодняшний день отсутствует. И хотя подход суда кассационной инстанции верен, фактически суд отправил АСВ в уже несуществующий орган по разрешению споров. "Скорее всего, это станет предметом для отдельного разбирательства", – считает Лысов.

Одно из двух: проценты или неустойка

АС МО рассмотрел спор между Минобороны и АО "5 Центральный автомобильный ремонтный завод" (дело № А40- 19598/2017). Изначально иск предъявил завод – он пытался взыскать 9,35 млн руб. задолженности по госконтракту и 92 171 руб. 52 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами. Минобороны предъявил встречный иск – о взыскании 138 тыс. руб. неустойки по тому же госконтракту.

АСГМ удовлетворил оба требования и произвел зачет исков. В апелляции, 9-й ААС, решение АСГМ изменять не стали.

Однако Минобороны оспорило судебные акты в пользу завода в кассации, попросив отменить судебные акты в части взыскания процентов. Минобороны указало, что госконтракт устанавливает ответственность заказчика за просрочку платежей. В АС МО с аргументом согласились. Согласно п. 4 ст. 395 ГК, если контракт предусматривает неустойку, то предусмотренные статьёй проценты не взыскиваются, напомнила коллегия под председательством судьи Андрея Новоселова. Такое исключение указано и в п. 50 постановления Пленума ВС № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств».



Со дня просрочки исполнения возникших из договоров денежных обязательств начисляются проценты, указанные в статье 395 ГК РФ, за исключением случаев, когда неустойка за нарушение этого обязательства предусмотрена соглашением сторон или законом.

Право.ru

Акты нижестоящих судов в части взыскания процентов АС МО отменил и отказал в удовлетворении этой части требования.

Сколково против Сбербанка: что делать с преюдицией?

АС МО разобрался в споре между Инновационным центром "Сколково" и Сбербанком на 624 млрд руб. (дело № А40-92090/16). Инновационный центр заключил договор подряда с ЗАО "Компакт", которое должно было разработать рабочую документацию и выполнить работы по монтажу и запуску Технопарка. Стоимость первого этапа строительства по документам составила 9,7 млрд руб. Исполнение обязательств по договору было обеспечено безотзывной банковской гарантией Сбербанка на 2,12 млрд руб., которую выдали компании. Однако Сколково отказалось исполнять договор, поскольку компания не уложилась в согласованные сроки и доказательства продления банковских гарантий, обеспечивающих возврат аванса, не были получены. Инновационный центр потребовал от банка выплатить по гарантии 5,62 млрд руб., однако банк приостановил выплаты по гарантии и потребовал документы, подтверждающие обоснованность требования. Принципал же сообщил, что непогашенных авансов на момент расторжения договора нет, и банк заявил, что нет оснований выплачивать платеж по гарантии, поскольку установить обоснованность и точную сумму платежа невозможно.

АСГМ принял к рассмотрению иск "Компакта" к Сколкову о взыскании 715 млн руб. по договору, но производство по делу приостановили из-за экспертизы. Изучив представленные сторонами материалы, суд первой инстанции пришел к выводу, что у компании есть задолженность по возврату авансовых платежей в размере 3,06 млрд руб.

Но апелляция, 9-й ААС, отменила решение и отказала в удовлетворении иска. При этом в апелляции сослались на вступившее в законную силу решение АСГМ от 7 февраля 2017 года по делу № А40-248759/15, которым признано, что обязательства подрядчика по возврату Сколковым аванса в 3,06 млрд руб. признаны прекращенными. По условиям банковской гарантии, обеспечение распространялось только на выплату неотработанной части аванса, пришли к выводу в апелляции и заключили, что решение имеет преюдициальное значение для дела.

Но в АС МО с таким подходом не согласились. Апелляция в обоснование отмены решения суда первой инстанции кроме преюдициального характера решения АСГМ от 07.02.32017 года по делу № А40-248759/15 не привела других доказательств, указали в АС МО. Но оказалось, что решение и постановление по этому делу отменили и отправили дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Раз других оснований для отмены суд не привел, а приведенное основание оказалось неактуальным, коллегия АС МО под председательством судьи Анатолия Стрельникова отменила апелляционное определение и направила дело в апелляцию на новое рассмотрение для разрешения всех доводов по делу по существу.

"С одной стороны, судей 9-го ААС вполне можно понять: имеется преюдиция, которая дает ответ на главный вопрос по спору, – замечает Дмитрий Железнов, кандидат юридических наук, адвокат. – Однако, с другой стороны, всегда есть вероятность того, что решение с преюдицией будет отменено". Если бы 9-й ААС исследовал доказательства в совокупности, то у него было бы больше шансов усмотреть из их системного анализа выводы, отличающиеся от тех, которые он в итоге сделал, считает Железнов и обращает внимание на необходимость выносить решение на основе не частичного, а всестороннего исследования доказательств.

Как правильно взыскать судебные издержки

АС МО рассмотрел жалобу ООО «Альт-Техно-Групп» о взыскании с ТСЖ «Дубрава» судрасходов на оплату услуг представителя в размере 20 000 руб. (дело № А40-64441/2015).

«Альт-Техно-Групп», ответчик по делу, обратилась в первую инстанцию, пытаясь взыскать с истца расходы на представителя после вынесения судом итогового судебного акта. АСГМ требования удовлетворил, но позже истец обжаловал определение о взыскании судрасходов, и ответчик снова обратился в суд, чтобы взыскать расходы на представителя. Другими словами, «Альт-Техно-Групп» попросила суд взыскать судебные издержки, понесенные в связи с рассмотрением заявления по вопросу о судебных издержках.

АС МО отменил акты нижестоящих инстанций: суд напомнил, что нельзя взыскать расходы на представителя, если они были понесены в связи с рассмотрением заявления о взыскании судебных издержек по тождественному делу.

По смыслу п. 28 постановления Пленума ВС от 21.01.2016 № 1 сторона, в пользу которой было вынесено решение, вправе обратиться в суд с самостоятельным заявлением о возмещении судебных издержек, в том числе и после вынесения судом итогового акта, а не заявлять данное требование исключительно при рассмотрении дела по существу, напомнили в АС МО. Но при этом заявление о возмещении судебных издержек, понесенных в связи с рассмотрением заявления по вопросу о судебных издержках, не будет принято или рассмотрено, если его подавали после вынесения определения по вопросу о судебных издержках. Коллегия под председательством судьи Алексея Малюшина постановила отменить постановление апелляции и прекратить производство.

"Рассмотрение такого заявления в связи с его неотделимостью от основных требований лица, участвующего в деле, осуществляется в рамках того же производства, которым разрешались исковые требования по существу", – напоминает Александра Воскресенская, юрист КА "Юков и партнеры". Судебные издержки не могут взыскиваться в отдельном самостоятельном производстве, замечает она, следовательно, взыскание дополнительно судебных издержек, понесенных в результате рассмотрения заявления о взыскании судебных расходов, невозможно. "Более того, обращение в суд с подобным заявлением должно рассматриваться как недобросовестное поведение лица, участвующего в деле, и злоупотребление им своими процессуальными правами, недопустимое в силу п. 2 ст. 41 АПК", – говорит Воскресенская.