Сюжеты
7 ноября 2012, 17:04

Серийным убийцам не хватает средств правовой защиты в России

Серийным убийцам не хватает средств правовой защиты в России

На этой неделе Европейский суд по правам человека вынес решения по двум громким делам в отношении России. Первое касалось известного серийного убийцы по прозвищу "Доктор Смерть". Гроза пенсионеров нашел в ЕСПЧ и понимание, и компенсацию. Вторую жалобу подал бывший вице-президент ООО "Авиакомпания Волга Авиаэкспресс". И третьим счастливчиком, чья жалоба дошла до заключительного этапа, стал заключенный Павел Бородин, обвинивший милиционеров и тюремную охрану в избиении.

Проблемный заключенный

Павел Бородин, заявитель, чье дело на этой неделе заслушали в Страсбурге, в настоящий момент отбывает срок за непредумышленное убийство. В ЕСПЧ Бородин подал стандартную в таких случаях жалобу на плохое обращение, неподобающие условия содержания в тюрьме и несправедливый суд. Уголовное дело против Бородина завели еще в 1999 году — он подрался в баре с неким К., в результате драки К. погиб, а Бородина привлекли за это к ответственности. В том же году его арестовали, причем, по словам Бородина, с применением грубой силы. В участке его били прикладами, пытаясь заставить подписать признание, сообщил заявитель. Правда, приглашенный к нему на следующий день врач никаких травм, кроме ссадины на губе не обнаружил. Суд по делу Бородина долго откладывался, и только в 2004 году его признали виновным и приговорили к десяти годам тюрьмы. Позднее суд апелляционной инстанции сократил срок до семи лет.

Отбытие Бородиным наказания в тюрьме сопровождалось целой серией странных инцидентов. Один из сокамерников заявителя был найден задушенным — позднее виновным в его смерти суд признал именно Бородина. Практически сразу сокамерники заявителя попросили перевести их в другие камеры, поскольку Бородин хвастался им, что собирается убить кого-нибудь еще "для коллекции". Были у Бородина проблемы и с тюремной охраной. Дважды, по словам заключенного, его выводили из камеры и пускали в ход резиновую дубинку, а один раз администрация колонии и вовсе устроила массовое избиение, пояснил Бородин для ЕСПЧ.

Начиная с 1999 года мать Бородина неоднократно жаловалась в прокуратуру на несправедливое отношение к ее сыну. Она утверждала, что мужчину избили сотрудники милиции при задержании и продолжают избивать тюремные охранники. Семь лет прокуратура искала, что же стало причиной ссадины на губе Бородина. В ходе проверки следователь пришел к выводу, что травму эту заявитель получил в драке с К. Эту информацию подтвердил собутыльник К. и Бородина, который стал не только свидетелем, но и участником потасовки. В конце концов, 24 июля 2006 года жалобу отклонил суд, сочтя, что она уже была рассмотрена в рамках уголовного дела против Бородина. Аналогично были отклонены жалоба по поводу массового избиения — сотрудники колонии пояснили, что обнаружили дыру в стене, ведущую в соседнюю камеру. Всех "жильцов" вывели, камеру обыскали и изъяли все запрещенные предметы, но никто никого не бил.

Рассмотрев жалобу Бородина, в ЕСПЧ решили: что касается избиения при задержании, на которое жаловался заявитель, то тут Россия не нарушила статью 3 Конвенции по правам человека (запрещение пыток) по сути, но нарушила по процессуальным аспектам. Суд принял доводы российской стороны, что Бородин получил травмы в ходе драки, однако срок, который потребовался прокуратуре, в ЕСПЧ сочли чрезмерным. Семилетнее расследование в Страсбурге сочли не старательным и полным, а излишне затянутым. Не нашли в Страсбурге никаких нарушений и в отношении инцидента с обыском камеры и якобы сопутствовавшим ему массовом избиении. Врачи не нашли травм на теле ни у одного из заключенных, расследование власти провели, а Бородин не представил в ЕСПЧ никаких убедительных доказательств в защиту своего обвинения, счел суд. Вместе с тем, в ЕСПЧ все-таки обнаружили в жалобе нарушения статьи 3 Конвенции: в одном случае Бородин отказался проходить обыск и охранник пустил в ход резиновую дубинку. Кроме того, на некоторое время Бородина, сокамерники которого отказались находиться с ним в одном помещении, перевели в "одиночку". Само по себе одиночное заключение, напомнили в ЕСПЧ, не является нарушением, если власти наблюдают за душевным состоянием заключенного. Но в "одиночке" Бородин провел полтора года, а за это время врач-психиатр посетил его только один раз, что можно рассматривать как нарушение статьи 3 Конвенции, — постановили европейские судьи. От России Бородин получит 7500 евро.

"Доктор Смерть" пришел в ЕСПЧ

До Страсбурга добралось громкое и шокирующее дело российского маньяка Максима Петрова. Несколько лет Петров, позднее получивший прозвище "Доктор Смерть", терроризировал пенсионеров Санкт-Петербурга. Называясь врачом, преступник проникал в квартиру, делал своим жертвам инъекцию снотворного, а затем обчищал квартиру. Некоторые жертвы Петрова погибли от укола — со временем Петров стал намеренно вводить пенсионерам смертельные дозы. Других же он душил или забивал отверткой. В общей сложности "Доктор Смерть" ограбил 47 пенсионеров. Своих жертв он выбирал, используя списки пациентов, прошедших флюорографию в местной поликлинике. Установив источник информации, следователи вычислили возможных будущих жертв — в квартире одной из них, прямо на месте преступления, Петрова и взяли.

В ЕСПЧ Петров пожаловался на жестокое обращение в ходе ареста, отвратительные условия содержания и нарушение принципа презумпции невиновности. На суде Петров, в частности, заявил, что дал признательные показания под пытками, а при задержании его избивали. Среди других претензий заявителя фигурировали также плохие условия содержания в следственном изоляторе и некомфортные условия транспортировки из СИЗО на судебные заседания. 24 июня 2004 года Верховный суд оставил приговор в силе, сочтя доводы преступника необоснованными. Оказавшись в тюрьме, осужденный Петров первым делом подал в суд на Минфин, требуя выплатить ему компенсацию за плохие условия содержания и транспортировки. В 2009 году жалобу заключенного отклонил сначала Калининский районный суд Санкт-Петербурга, а затем и Городской суд Санкт-Петербурга.

Не меньше возмутила Петрова и травля в прессе, которой он подвергся сразу после его ареста. Ухватившись за скандальное дело, журналисты подробно описывали обстоятельства совершенных Петровым преступлений, а фоторобот и снимки "Доктора Смерть" долго не сходили с первых полос местных газет и журналов. При этом в статьях Петров зачастую фигурировал как убийца, хотя приговор по делу еще не был вынесен. Особенно оскорбило заявителя сравнение с известным питерским налетчиком Ленькой Пантелеевым, а также то, что сотрудники правоохранительных органов разгласили часть информации о расследовании и судебном процессе до оглашения приговора.

Рассмотрев жалобу российского серийного убийцы, в Страсбурге рассудили так: что касается плохих условий содержания в СИЗО, российская сторона обвинения признала, однако заявила, что Петров не исчерпал все внутригосударственные средства правовой защиты. Неожиданное решение вынесли европейские судьи в отношении своего базового принципа приемлемости жалобы: судебная система России просто не располагает средствами юридической защиты в отношении подобных случаев, а значит, этот критерий на нее и применительно к жалобе Петрова не распространяется. Кроме того, жалобы на переполненность российских тюрем и отсутствие личного пространства у их "обитателей" уже не раз рассматривались в ЕСПЧ. В этой связи суд не усмотрел оснований, препятствующих удовлетворению жалобы, и признал Россию виновной по статье 3 Конвенции (запрещением пыток). Условия, в которых перевозили Петрова, в Страсбурге также посчитали "бесчеловечными", коль скоро российская сторона не смогла доказать обратного.

Что касается претензий маньяка к журналистам и следователям, то их ЕСПЧ рассмотрел в контексте статьи 6 Конвенции, которая, в частности, гласит, что "каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком". Сотрудники Фрунзенского ОВД, давая интервью журналистам, неоднократно слишком увлекались, называя Петрова убийцей и преступником, хотя обвинительный приговор по его делу еще не был вынесен, сочли в ЕСПЧ. Судьи подчеркнули, что такое поведение является недопустимым, нарушает презумпцию невиновности и российским чиновникам впредь следует более внимательно выбирать слова. По решению суда Россия обязана будет заплатить Петрову 15 000 евро компенсации и возместить понесенные им расходы еще на 1350 евро.

Страсбургские судьи не поверили в сухой паек

Третий заявитель — Игорь Стрелец, бывший вице-президент ООО "Авиакомпания Волга Авиаэкспресс" — пожаловался на незаконное задержание, а также бесчеловечное и унижающее достоинство отношение к нему в ходе транспортировки из СИЗО в суд. Заявителя арестовали в сентябре 2003 года. Его подозревали в мошенничестве и подделке документов, связанных с хищением самолета Як-42, а в 2005 году суд признал Игоря Стрельца виновным и приговорил к пяти годам тюрьмы. Приговор вице-президент обжаловал, и реальный срок заменили двумя годами условного наказания.

В Страсбург он пожаловался, во-первых, на незаконное заключение под стражу. Суд, указал Стрелец, не имел достаточно оснований для избрания подобной меры пресечения, а вот следователи, напротив, сочли, что тяжесть совершенного преступления, а также частые визиты Стрельца в Соединенное королевство вот-вот могут сделать его недоступным для российского правосудия. Кроме того, подследственный, узнав о возбуждении уголовное дела, из России выехал и отправился в Южную Африку. В отпуск, как заявил сам заявитель. Когда же вице-президент вернулся, его немедленно арестовали по вынесенному ранее Центральным районным судом Волгограда постановлению. Арест Стрельца продлевали несколько раз, вплоть до 28 июня 2005 года. Правда, в 2005 году заявителю удалось отсудить у России компенсацию в 5000 руб. за незаконное задержание в период с 30 мая по 14 июля 2004 года.

Помимо меры пресечения, возникли у Стрельца претензии и к тому, как его и его сокамерников возили на процесс. По словам бывшего вице-президента, их поднимали рано утром, собирали в "комнате ожидания" и везли в суд, где они ждали пока их пригласят в зал заседания. Ожидание, по словам заявителя, могло затянуться на долгие часы, иногда — до позднего вечера. Все это время подсудимых не кормили, им также не давали завтрак и ужин до отъезда и при возвращении в СИЗО. Правда, российская сторона заявила, что Стрельцу и другим подсудимым выдавались специальные сухие пайки. В качестве доказательства даже фигурировали счета-фактуры, якобы выписанные на закупку подобных готовых наборов.

Разбирая жалобу Стрельца, в ЕСПЧ подсчитали, что в промежуток с июня 2004 по июнь 2005 заявителя возили в суд как минимум 44 раза. Счета-фактуры же, предоставленные российской стороной, не покрывают все дни, что подсудимый находился в суде, а комнату ожидания никак нельзя назвать помещением, оборудованным для подогрева и комфортного принятия пищи. Что же касается недостатка сна, то в ЕСПЧ напомнили, что оглашать приговор по делу вице-президента суд начал в 20:30, а закончил в первом часу ночи. Необходимость вставать рано утром и находиться в суде до позднего вечера на протяжении многих недель вызвали у заявителя физические страдания, сочли в Страсбурге и признали нарушение статьи 3 Конвенции (запрещение пыток).

Что касается незаконного содержания под стражей, то ЕСПЧ, как и во многих аналогичных жалобах, счел доводы российского суда недостаточно обоснованными, а постановления об избрании меры пресечения — недостаточно мотивированными. Не учли российские судьи особенности личности подозреваемого, например, то, что он является вдовцом с двумя несовершеннолетними детьми, имеет многочисленные награды и даже числится членкором Международной академии человека в аэрокосмических системах. Более того, суд счел возможным оставить Стрельца под стражей даже при том, что прокурор просил изменить ему меру пресечения на более мягкую, подчеркнули в Страсбурге. Европейские судьи признали нарушение статьи 5 Конвенции (Право на свободу и личную неприкосновенность) и присудили Стрельцу 15 000 евро компенсации и еще 6000 евро возмещения расходов.