Репортаж
18 февраля 2014, 14:54

"Весь мир будет смеяться!"

"Весь мир будет смеяться!"
Картина И.Е. Репина "Запорожцы пишут письмо турецкому султану"

Юристы не против, чтобы государственные суды помогали третейским отводить арбитров и выдавать исполнительные листы в ускоренном порядке. Но, считают они, Минюст мог бы дать побольше свободы и четче объяснить требования к арбитрам. Иначе мировое сообщество посмеется над нормами, взятыми "с потолка". Юристы НП "Содействие развитию корпоративного законодательства" обсудили проекты Минюста по третейским судам и собираются обобщить свои замечания в течение двух недель.

17 февраля 2014 года юристы из некоммерческого партнерства (НП) "Содействие развитию корпоративного законодательства" собрались на деловой завтрак в МГЮА, чтобы начать готовить письмо в Министерство юстиции о реформе третейских судов (подробнее на "Право.Ru": "Третейские суды раскроют свои финансы"). Разработчики будут принимать замечания по проекту до 3 марта, и юристы запланировали обобщить свои замечания и отправить их в Минюст "под одним флагом". Юрфирм заявилось немало, но активнее других выступали юристы из "Алруда" и бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры". 

Президент Владимир Путин призвал развивать третейские суды, и началось "грандиозное законотворческое действо", в котором юридические фирмы участвовали "на скорую руку", признал Евгений Ращевский, партнер "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры". Проект писали те, у кого "нет понимания и опыта" — откликнулся Михаил Савранский из "Центра содействия третейскому разбирательству" (НКО создано в 2001 году ТПП, МГЮА, юрфакультетом МГУ, обучает и аттестует третейских судей; по некоторым данным, выступило одним из инициаторов реформы третейских судов). По словам Савранского, для работы над проектом надо было изначально привлечь специалистов, у которых есть опыт написания законов и работы в третейских судах, — Алексея Костина и Александра Комарова из МКАС при ТПП, Евгения Суханова из МГУ. Впрочем, на сегодняшней встрече этих юристов не было, как и представителей Минюста, так что участники не стеснялись критиковать. 

Новый проект "декларативен", в нем слишком много общих слов, негодовал Юрий Колмозев, председатель третейского суда при "Газпроме". "Главное — грамотное разрешение спора, — комментировал Колмозев. — Неужели каждый раз сторона будет приходить [в третейский суд] и спрашивать: "Вы можете обеспечить развитие третейского разбирательства?". Эти слова встретили сочувственным смехом. 

Требования к списку арбитров, который должен быть при постоянно действующем институте, считают юристы, довольно строги, но скудно обоснованны. "Почему в списке должно быть только 30 арбитров и только с юридическим образованием? Что делать, если в третейском суде разбирается финансовый вопрос и нужно привлечь бухгалтера [без юридического образования]? — сыпал вопросами Андрей Панов, юрист Norton Rose Fullbright. — Зачем нужно требование к зарубежной квалификации трети арбитров? Почему судьи должны быть старше 25 лет, а не 30 или 40?" Такие требования, говорил Панов, взяты "с потолка", и есть риск, что "весь мир будет смеяться". Дело осложняется и тем, что формулировки законопроекта по третейским судам позволяют распространить его нормы на международный арбитраж, говорил Евгений Ращевский из "ЕПАП".

К мировому опыту апеллировали и в связи с арбитражными спорами. "Знают ли за рубежом о решениях Высшего арбитражного суда?" — задавался вопросом Евгений Ращевский. Он вспоминал дела, в которых надзорная инстанция признала недействительными контракты с третейской оговоркой (подробнее: "ВАС оградил госконтракты от третейских судов"; "ВАС нашел, что еще запретить третейским судам"). "Мы отходим от мировой практики! Сколько это продержится?" — горячился Ращевский. По его словам, инвестиционный арбитраж — направление третейских разбирательств, в рамках которого на Западе решают свои споры государства и нефтяные компании.

Участников встречи не устроили базовые формулировки, регламентирующие подсудность споров третейским судам, но выбрать верный вариант они пока не готовы. Сейчас проект указывает, что в третейские суды могут передаваться гражданско-правовые и частноправовые споры, стороны которых могут свободно распоряжаться своими процессуальными правами (признавать иск и отказываться от него, менять его основание и предмет, заключать мировое соглашение). Мария Осташенко из "Алруда" посчитала эту формулировку "не совсем определенной". Она предложила оставить за третейскими судами споры, которые "не затрагивают публичных интересов либо интересов третьих лиц", по аналогии с законом о медиации. Первая формулировка плоха тем, что необоснованно открывает возможность судебного усмотрения в вопросе о допустимости распоряжения сторонами субъективными правами в гражданских правоотношениях, рассказал "Право.Ru" Александр Замазий, замруководителя третейского суда при РСПП. В ряде случаев гражданско-правовой спор не может закончиться мировым соглашением, например стороны не вправе самостоятельно признать заключенную ими оспоримую сделку недействительной. Это, однако, не должно делать такой спор неарбитрабильным. Замазий предложил разграничить понятия, отдав третейским судам "все гражданско-правовые споры, за исключением прямо указанных в федеральном законодательстве, и частноправовые, если они касаются прав, которыми возможно свободное распоряжение".

Минюст похвалили за предложение — сократить сроки выдачи исполнительных листов и закрепить их выдачу за арбитражными кассациями. Понравилась юристам и идея — закрепить за арбитражными судами содействие третейским в отводе арбитров и получении доказательств. "На Западе контроль [за исполнением решений арбитражей] осуществляется судами, и этого достаточно было всегда", — прокомментировал Ращевский из "ЕПАП". 

Но и Минюст, и участники обсуждали в основном работу постоянно действующих третейских судов. Про суды ad hoc, собранные для рассмотрения конкретного спора, в проектах Минюста пока ничего не сказано, и замминистра юстиции Елена Борисенко призвала экспертов активнее присылать идеи на этот счет (подробнее на "Право.Ru"). Денис Архипов, партнер "ЕПАП", призвал "регулировать или запрещать" суды ad hoc, в противном случае не получится решить проблему криминальных судов. В качестве при мера он привел случаи, когда суды ad hoc вели дела по банкротству, оформляя решения задним числом. (Суды при корпорациях участники встречи, видимо, решили не ругать из уважения к председателю третейского суда "Газпрома").

О криминальных судах вспомнил и Василий Рудомино, управляющий партнер "Алруд". Он сослался на примеры, когда арбитры, близкие к одной из сторон спора, выносили неправосудные решения, опираясь на подложные документы. Против подобных институтов, считает Евгений Ращевский, может помочь заявленная регистрация новых третейских судов при Минюсте. С недобросовестными судами могла бы бороться комиссия при Ассоциации юристов, возражал Савранский из Центра содействия третейскому разбирательству. Минюст же, по его мнению, пытается "огосударствить" третейские суды и поставить их под свой контроль. "Поправки сыграют в пользу мировых арбитражных центров, вероятна офшоризация международного арбитража", — спрогнозировал Савранский.

Подскажите, пожалуйста, как правильно: "Выводы вполне обоснова(н,нн)ы" и "Сочинение было написа(н,нн)о в_срок. "Написа(н,нн)ы" и "Обоснова(н,нн)ы" — какая часть речи и какое правило тут действует. Спасибо!
Lavida

Ответ справочной службы русского языка

Правильно: выводы вполне обоснованны (краткое прилагательное), сочинение было написано в срок (краткое причастие).