Репортаж
25 сентября 2017, 19:30

Инвестиции в судпроцессы и "умные" контракты: что нового в LegalTech уже сегодня

Инвестиции в судпроцессы и "умные" контракты: что нового в LegalTech уже сегодня

Вытеснят ли программы юристов? Нет, ведь они не соперники, а помощники человека, уверены докладчики конференции "Право.ru" о современных юридических технологиях. Участники рассказали, как заработать на чужих судебных расходах, быстро собрать электронные доказательства для процесса, зачем заключать "умный" контракт и как неюристу составить безупречный договор. 

Очередную конференцию "Право.ru", посвященную технологиям в юридическом бизнесе, открыл исполнительный директор "Право.ru" Александр Сарапин. Он рассказал о том, как компания разрабатывала и развивала картотеку арбитражных дел и сервис «Мой арбитр». Сейчас в картотеке зарегистрировано 17,8 млн дел, ежедневно ее посещает 300 000 уникальных пользователей, а основные показатели увеличиваются на 30% каждый год. На примере этих сервисов понятно, как меняется работа юриста, рассказал Сарапин и привел пример. Когда начинали делать картотеку, еще не было понятия LegalTech, а сейчас уже 15% исков и 35% жалоб направляются в электронном виде. Развиваются и сервисы для автоматизации работы юристов. Casebook помогает следить за ходом судебных дел и проверять контрагентов. С помощью технологий machine learning и алгоритмов нейронных сетей сервис рассчитывает математическую вероятность исхода дела и делает прогноз, сколько оно продлится. Система Caselook содержит более 50 млн судебных актов и благодаря поисковым фильтрам помогает анализировать практику при подготовке правовой позиции. Case.pro – система организации работы и ведения дел в юридических департаментах. С ее помощью юристы экономят до 60% времени за счет автоматизации рутинных задач, например, подготовки типовых исков, доверенностей по готовым шаблонам.

Как заработать на судебных расходах

По наблюдению Сарапина, к юридическим IT-стартапам причастно все больше юристов, которые хотят заниматься чем-то околоправовым. Один из таких примеров – Ирина Цветкова, которая основала сервис Platforma по финансированию судебных процессов. «Инвестор покрывает судебные издержки истца взамен на процент от выигранной суммы, а мы помогаем им найти друг друга», – так Цветкова объяснила суть проекта. Идея зародилась на Западе, где юридические услуги особенно дороги, и с начала 90-х реализуется в США и Великобритании, а Сингапур и Гонконг легализовали финансирование в области международных арбитражей, рассказала Цветкова. По ее словам, инвесторы на Западе получают 20–30% от выигранного.

Все идет к тому, что эта возможность будет все более востребованной и в России. Ведь число споров растет, а денег у истцов больше не становится. Идею поддержал и Верховный суд РФ. Как утверждала Цветкова, секретарь Пленума ВС в апреле 2017 года высказался в поддержку услуг по финансированию судебных проектов.

Новости Право.ru

quotИнвесторы, которые оплачивают судебные расходы в обмен на процент от выигранной суммы, могут получить высокий доход за короткий срок. Один из них, который вложил 500 000 руб., через четыре месяца заработал 2,7 млн руб. Понятно, что не все дела разрешаются так быстро и успешно. Но в среднем доход составляет 30% годовых,

Ирина Цветкова, Platforma.

При этом не для всех споров можно найти инвесторов. Привлекательны в первую очередь крупные коммерческие дела, в которых ответчик платежеспособен, позиция истца обоснованна, шансы его велики, а еще примерно понятны сроки разбирательства. Чтобы оценить перспективы иска, инвестор может нанять юриста-аналитика, он не берет «кота в мешке», убеждала Цветкова. Важен еще один аспект – как оценит эту схему судебная практика, добавил партнер Platforma Александр Стефановский. Он рассказал, что в Англии прецедент уже есть. Вложив 700 000 фунтов, инвестор потребовал 300% в случае выигрыша и получил их. Высокий суд Лондона, где оспаривалась эта сделка, отказался признавать сумму несоразмерной, сослался на свободу усмотрения сторон и решил, что у инвестора есть право финансировать процесс.

Об "умных" договорах и конструкторах документов
 

На конференции «Право.ру» Сбербанк представил свои текущие наработки и взгляд в будущее о возможностях применения блокчейна, смарт-контрактов и роботов-юристов в практической работе. В качестве примера, представители Сбербанка — Кирилл Заневский, Правовой департамент, и Кирилл Ивкушкин, Департамент Корпоративной Архитектуры — рассказали про проект по автоматизации процесса взыскания задолженности с применением технологии блокчейн, позволяющей существенно сократить время и затраты сторон и суда на взаимодействия в ходе разбирательства, где для реализации решения была применена блокчейн-платформа Exonum.

Антон Вашкевич, управляющий партнер юридической технологической компании «Симплоер» (компания помогает Сбербанку в этом проекте с синхронизацией юридической составляющей с технологией), рассказал, что автоматизировать надо не только процессы, но и правоотношения, и какие шаги для этого необходимо предпринять.
 

Новости Право.ru

quotВо многих правоотношениях (заключении договора и т. д.) человек не нужен или даже опасен: рутина губит команду, ручная работа – это всегда ошибки (деньги ушли не туда, сроки пропущены – все стандартно). Самый большой потенциал — в том, исключить волю стороны при исполнении контракта, где она объективно не требуется, — так можно застраховаться от злоупотреблений. Это удешевляет и комплаенс. Автоматизировать можно не только договорные отношения, но корпоративные,

Антон Вашкевич, Симплоер.

По словам Вашкевича, автоматизировать порядок исполнения обязательств уже вполне реально в российских условиях, и это можно прописывать в контрактах. При этом, конечно, многое еще можно улучшить, считает выступающий: прямо предусмотреть возможность заключить сделку полностью или частично в электронной форме, принять платежные инструкции, совместить с реестрами и решить вопрос с первичными документами.

Но пока повсеместны «бумажные» договоры, процесс их составления тоже можно упростить и удешевить. Николай Пацков, генеральный директор FreshDoc, рассказал о конструкторе документов, который позволяет создавать договоры и другие юридически значимые бумаги. Пользователь объясняет системе условия, и она создает документ под конкретную ситуацию. «Не нужно хранить десятки и сотни вариантов одних и тех же документов», – объяснил Пацков. По его словам, выгодное отличие FreshDoc от аналогов в том, что можно менять правила и принципы, по которым составляются документы. «Это визуально простой интерфейс, – излагал докладчик. – 2–3 часа обучения – и юрист сможет составлять вариативные шаблоны».

Новости Право.ru

quotМы обещаем, что наш конструктор документов снизит стоимость их составления. Рядовой сотрудник с его помощью сможет делать документы такого же качества, как и юрист. Это объективно удешевляет стоимость труда,

Николай Пацков, FreshDoc.

Внедрение юридической автоматизации часто тормозит потому, что юристы, вендоры и спонсоры недопонимают подходы к обоснованию экономического эффекта такого проекта, говорит директор департамента автоматизации юридической деятельности консалтинговой группы WiseAdvice Борис Бердинских. По его мнению, ключ к успеху – это риск-ориентированное мышление и перевод внимания спонсора со стереотипа «экономический эффект будет возможен только при сокращении персонала» на возможность не нанимать новых людей. Кроме того, эффект вполне измерим в математических формулах ROI и ТСO, которые вполне реально подсчитать на старте проекта, указывает Бердинских. "Прибыль же в деньгах рассчитываем из принципа «время-деньги» за счет перевода сэкономленных юристами часов в деньги", – подытожил он.

С помощью автоматизации можно не только сэкономить или заработать, но и предупредить многие юридические риски. Особенно если речь идет о большой компании со значительным документооборотом. О том, как QR-коды «спасают» от неразберихи с доверенностями, рассказал Артем Саперов, руководитель направления правового сопровождения ВЭД «Мираторг». По его словам, холдинг страдает от большого числа доверенностей, которые иногда подписываются «на коленке, побыстрее». Это влечет юридические риски, особенно если выдающий и получающий доверенность находятся в разных городах, продолжал Саперов. Чтобы решить эту проблему, по его словам, документы стали маркировать QR-кодами. 40–50 менеджеров холдинга не подписывают доверенность без такого кода. Другой юридический риск влечет ситуация, когда после переговоров соглашение решили не заключать, но его экземпляр остался у контрагента, делился Саперов. «Как показывает практика, через полгода он может прийти, показать договор и сказать – мы с вами заключили сделку, вы ее не выполнили, платите пеню». Чтобы с этим больше не сталкиваться, в холдинге наладили учет договоров и отзывают оферты.

Как процедить сквозь сито море информации

Современные технологии могут пригодиться и в подготовке к судебным процессам. Часы, телефоны, камеры, электронная почта – все это фиксирует информацию, объемы которой растут. Суд может запросить определенные данные из массива переписок, чтобы определить, было ли правонарушение. Они могут понадобиться и самому работодателю, который проводит служебное расследование, – был ли сотрудник виновен, например, в утечке секретной информации. Чтобы ненужную информацию не искали люди, можно прибегнуть к помощи программ, которые отфильтруют данные быстрее и точнее.

Как это происходит, рассказал Николай Тетерев, старший менеджер в практике Форензик; руководитель направления eDiscovery и компьютерной криминалистики, Deloitte. Он взял пример российской компании, которая судилась в США. Американский суд обязал ее в течение 90 дней предоставить документы по определенной тематике с 2009 года – с участием более чем 30 сотрудников, некоторые из которых уже не работали там. Это была переписка, договоры и акты, информация с почты и мобильных устройств и так далее, перечислял Тетерев. «Мы приступили к работе, когда осталось 60 дней, и юристы компании не смогли перенести срок», – рассказал докладчик. Обычный поиск по ключевым словам выдал бы 87 485 документов, на анализ которых ушло бы 175 человеко-дней, привел цифры Тетерев. Программа  справилась вовремя и выдала на 99% точные результаты – суд получил 189 документов по делу и в срок (алгоритм включал анализ с машинным обучением). Кроме того, программа обладает полезными аналитическими функциями, например, ищет схожие или однотипные документы, определяет связи (кто, как и с кем переписывался), рассказал Тетерев.

О первом опыте смарт-контрактов в России рассказал консультант Deloitte Кирилл Железнов. Речь идет о сделке между "Альфа-банком" и S7, которая опосредует продажу билетов. Раньше агенты рассчитывались за них раз в 10 дней, им требовалось иметь большой депозит, излагал Железнов. Теперь исполнитель, обладая всей необходимой информацией, сам может проверить статус аккредитива, то есть защититься от неплатежа со стороны клиента. Большой депозит не нужен, сделки стали совершаться быстрее, поделился Железнов.

Кроме того, он рассказал о преимуществах "облачных" хранилищ. Он посоветовал использовать их и не испытывать ненужных предубеждений. Они помогут избежать стандартных многомесячных согласований по цепочке, когда юристы двух компаний обмениваются проектами договора через своих менеджеров. Лучше, когда все эти сотрудники имеют синхронный доступ к одному документу.

Лейтмотивом конференции была громкая новость о том, что Сбербанк уволит 3000 юристов, а их место займут роботы (см. «Роботы-юристы лишат работы 3000 сотрудников Сбербанка»). Многие докладчики высказали свое мнение, заменят ли роботы юристов. Их ответы в основном оказались консервативными. Представление, что 90% юристов уйдут, считает утопией Пацков из FreshDoc: «Уйдут лишь те, кто имеет лишь опосредованное отношение к профессии». С ним согласна Жанна Томашевская, управляющий партнер Tomashevskaya & Partners. По ее убеждению, роботы не смогут заменить юристов – точно так же, как калькуляторы не заменили математиков.