Репортаж
15 февраля 2013, 21:29

"При осмотре местности обнаружен плакат, требующий независимости судов"

"При осмотре местности обнаружен плакат, требующий независимости судов"
Фото с сайта mobilekid.ru

В Москве продолжается суд над вторым фигурантом дела о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая Михаилом Косенко. Сегодня прокурор продолжила зачитывать материалы дела. Первый обвиняемый по этому делу — Максим Лузянин, признавший свою вину, получил 4,5 года лишения свободы. 

Замоскворецкий райсуд Москвы продолжил рассмотрение дела инвалида второй группы Михаила Косенко — одного из фигурантов дела о массовых беспорядках 6 мая на Болотной площади. Так получилось, что первое заседание по делу Косенко в ноябре 2012 года совпало с вынесением обвинительного приговора другому фигуранту — Максиму Лузянину, признавшему вину и приговоренного в том же суде к 4,5 годам лишения свободы.

Косенко обвиняется по ч.2 ст. 212 (участие в массовых беспорядках) и ч.2 ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителей власти). Как утверждает следствие, он, "поддавшись противоправным призывам, принял участие в массовых беспорядках": дважды ударил бойца спецназа МВД Казьмина рукой и ногой. У потерпевшего также "отняли резиновую палку", "сорвали противоударный шлем". В результате массовых беспорядков, как следует из материалов дела, четыре сотрудника правоохранительных органов были госпитализированы. 656 человек в тот день были задержаны.    

В полдень, через час после обозначенного времени начала заседания, подсудимого ввели в зал под аплодисменты небольшого числа активистов с белыми лентами. Утром корреспондент "Право.Ru" наблюдала, как одного из них – седого мужчину в поношенном коричневом полушубке — приставы, распознав в нем "активиста", не хотели пускать в суд. Это произошло около 10.30. Однако к началу заседания мужчине все же удалось попасть в зал, чтобы поддержать Косенко. "Мужайся, великий гражданин, родина-мать за тебя!" — воскликнул он, когда подсудимого ввели в зал. В перерыве он пытался предложить адвокатам Косенко свои услуги в качестве свидетеля (правда, Косенко 6 мая он не видел), а корреспонденту "Право.Ru" — опубликовать его стихи, начинающиеся с фразы "Путин-тиран".  

В самом начале заседания сестра и законный представитель подсудимого Ксения Косенко попыталась заявить ходатайство о 10-минутном перерыве, чтобы поговорить с братом, т.к. на время процесса ее не пускают в СИЗО, но судья  Людмила Москаленко отказала и на этот раз.

В целом же с предыдущего заседания, которое состоялось 23 января, почти ничего не изменилось. Прокурор Иванова в течение 2,5 часов монотонно зачитывала материалы дела (восемь томов), судья с таким же отсутствующим видом ее слушала, подсудимый так же пытался возражать на отдельные высказывания прокурора, но судья на этой стадии не позволила ему это сделать.

- Ваша честь, у меня есть реплика, могу я говорить вообще? – спросил Косенко, когда прокурор зачитывала протокол осмотра фотографий с акции 6 мая с его изображением.

- Можете, в конце судебного заседания, — ответила судья, после чего прокурор продолжила. Через несколько минут, когда Иванова зачитала описание перевернутых биотуалетов на Болотной площади, Косенко вновь попытался возразить: "А я какое отношение имею к этому? К этим поваленным туалетам?" Но никто ему не ответил. Почти все время оглашения подсудимый стоял, смотря прямо перед собой и опираясь двумя руками на решетку. Он изредка садился на скамью и переговаривался со своими адвокатами.

Из общей атмосферы усыпляющей монотонности позволяли вырваться лишь некоторые реплики прокурора, которая все зачитывала и зачитывала протоколы осмотра Болотной площади и результаты медэкспертиз: "предметов, имеющих значение для уголовного дела, не обнаружено", "при осмотре участка местности обнаружен плакат, требующий свободы выборов и независимых судов", "ссадина получена [сотрудником полиции] на Болотной площади 6 мая при исполнении служебных обязанностей".

Последний пассаж в порядке ст. 259 УПК попытался оспорить адвокат Дмитрий Айвазян. "Во всех экспертизах, которые были оглашены, обвинитель указывал, что следует из описательной части, что повреждения следуют из должностных обязанностей. Но ни давность, ни механизм повреждения не дает оснований для таких выводов экспертизы", — заявил адвокат. А его коллега Владимир Ржанов (всего у Косенко пять адвокатов) попросил суд позволить защите "обсуждать реплики и замечания на правильность содержания материалов дела" (в ходе заседания у защиты возникли сомнения в правильности написании в деле одной из фамилий, не разрешенные судом). "Фактически, у нас такой возможности не имеется, мы же исследованием документов занимаемся, а не чтением", — сказал адвокат. Однако судья воздержалась от оценки возможности такого обсуждения на следующем заседании, которое состоится 4 марта.