Новости
20 апреля 2017

Мосгорсуд обобщил практику президиума по уголовным делам

Мосгорсуд обобщил практику президиума по уголовным делам

В обобщении практики за 2016 год приводятся примеры пересмотра судебных решений в связи с неправильным применением уголовного законодательства, а также из-за нарушений норм Уголовно-процессуального кодекса. 

Всего в прошлом году Президиум Мосгорсуда рассмотрел 646 дел, из них 203 дела (31,4%) в связи с нарушением УПК, 309 дела (47,8%) - из-за неправильного применения норм УК. Еще по 134 делам (20,8%) решения пересматривались в связи с необходимостью смягчения наказания осужденным. За отчетный период Президиум МГС отменил 82 приговора, из них 47 – с направлением дела на новое рассмотрение, 14 – с возвращением дела прокурору, два – с прекращением производства по реабилитирующим основаниям, 19 приговоров отменили частично. Кроме того, Президиум отменил 163 апелляционных и кассационных определения.

Суды неверно применили нормы УК 

Замоскворецкий райсуд признал ранее судимого мужчину виновным по п."г" ч.2 ст.158 УК (тайное хищение чужого имущества) и приговорил его к двум с половиной годам строгого режима. Апелляция оставила приговор без изменения. Однако Президиум МГС напомнил, что по смыслу закона кража считается оконченной с момента, когда виновный получает реальную возможность распоряжаться похищенным имуществом по своему усмотрению. Согласно материалам дела, сотрудники полиции стали очевидцами того, как осужденный, находясь в кафе, достал из сумочки потерпевшей кошелек, и, накрыв его курткой, направился к выходу, где его и задержали. С момента хищения кошелька и выхода фигуранта из кафе прошло 3-4 минуты, а из поля зрения полицейских он почти не пропадал, то есть не имел реальной возможности распорядиться похищенным, указал Президиум, переквалифицировав его действия на ч.3 ст.30, п."г" ч.2 ст.158 УК и сократив приговор на три месяца (пункт 2.1.1 обзора).

Тверской райсуд отказал осужденному в удовлетворении ходатайства об УДО, апелляция позже поддержала это решение. Заявитель был осужден за тяжкие преступления, на момент подачи ходатайства он отбыл больше половины срока. При этом он числился в отряде хозназначения, где трудился на участке "баня" в качестве подсобного рабочего. За период отбывания наказания получил 12 письменных поощрений, дисциплинарных взысканий не имел. Представитель исправительного учреждения поддержал ходатайство осужденного. Суды же указали, что этих положительных характеристик недостаточно для подтверждения того, что осужденный не нуждается в полном отбывании наказания, а также что он не представляет общественной опасности. Президиум МГС не согласился с такой позицией: по смыслу закона отношение осужденного к процессу отбывания наказания является показателем его стремления встать на путь исправления. А характер и степень общественной опасности совершенного им преступления не могут быть основаниями для отказа в удовлетворении ходатайства или представления, поскольку они учтены судом в приговоре. В итоге Президиум передал материалы на новое апелляционное рассмотрение в другом составе суда (2.1.5).

Мещанский райсуд приговорил ранее не судимого мужчину к трем годам колонии общего режима по ч.1 ст.162 УК. Осужденный подошел к несовершеннолетнему, и, демонстрируя складной нож, потребовал передать мобильный телефон. Последний, испугавшись за свою жизнь, бросился бежать, а злоумышленник "продолжил в отношение него свои преступные действия". Суд установил, что фигурант демонстрировал нож потерпевшему, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, что не свидетельствует о применении такого предмета, поэтому исключил из обвинения квалифицирующий признак – совершение преступления "с применением предмета, используемого в качестве оружия". В апелляции приговор не обжаловался. Между тем по смыслу закона под применением предмета, используемого в качестве оружия при совершении нападения, понимается не только факт физического воздействия, но и попытка нанесения таким предметом повреждений потерпевшему, а также демонстрация их лицам, подвергшимся нападению, указал Президиум МГС и направил дело на пересмотр в другом составе райсуда (2.1.18).

Отягчающие и смягчающие обстоятельства

Лефортовский райсуд по совокупности преступлений по ч.4 ст.111 УК и  ч.1 ст.105 УК назначил ранее судимому мужчине 14 лет колонии особого режима. Апелляция засилила этот приговор. В материалах дела был протокол явки мужчины с повинной, в котором он описывает совершенное им преступление в отношении потерпевшего. Этот протокол огласили и исследовали в судебном заседании, но суд не признал явку смягчающим обстоятельством, поскольку обвиняемый не подтвердил ее на заседании. Вместе с тем, по смыслу закона, добровольное сообщение лица о совершенном преступлении признается явкой с повинной и в случае, когда лицо в дальнейшем в ходе предварительного расследования или в судебном заседании не подтвердило сообщенные им сведения, указал Президиум МГС, смягчив наказание по ч.4 ст.111 УК до восьми лет 11 месяцев колонии, и по совокупности преступлений назначил фигуранту 13 лет 11 месяцев особого режима (2.1.6).

Президиум также изменил приговор Нагатинского райсуда и апелляционное определение МГС, которые не учли как смягчающее обстоятельство то, что осужденная, ударившая мужа ножом (отчего тот скончался), сразу после совершения преступления пыталась привести потерпевшего в чувства, облила его водой, вызвала "скорую" и сама оказала ему первую помощь. С учетом этих обстоятельств кассация смягчила приговор на полгода (2.1.11). В другом деле (мужчина причинил тяжкий вред здоровью жены) Президиум указал, что помимо наличия на иждивении малолетнего ребенка и явки с повинной, было еще одно смягчающее обстоятельства, которое не учли нижестоящие инстанции, - обвиняемый, по просьбе потерпевшей вызвал ей "скорую" (2.1.16).

Первая инстанция и апелляция также допускали ошибки при установлении отягчающих обстоятельств по делу. Так, например, они учли мнение потерпевших по делу, настаивавших на назначении фигуранту строгого наказания, то есть фактически признали данное обстоятельство в качестве отягчающего, что не предусмотрено ст.63 УК (2.1.12). Схожую ошибку допустил Головинский райсуд и апелляция, которые при назначении наказания приняли во внимание мнение потерпевшей стороны о назначении виновному реального лишения свободы (2.1.20). В другом деле Головинский суд признал отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. При этом Президиум счел недостаточным наличие в материалах дела протоколов медосвидетельствований, установивших факт опьянения, и показаний самих осужденных, не отрицавших употребление спиртного, для того, чтобы признать это отягчающим обстоятельством, поскольку отсутствовал вывод суда о влиянии алкогольного опьянения на поведение осужденных в момент совершения преступлений (2.1.19).

Суды нарушили нормы УПК 

Симоновский райсуд по ходатайству потерпевшего прекратил уголовное дело в отношении обвиняемого по п."а" ч.1 ст.213 УК в связи с примирением сторон. Однако, согласно ст.20 УПК, уголовные дела по ст. 213 УК относятся к делам публичного обвинения. Основным объектом преступного посягательства в этом случае являются общественный порядок и общественная безопасность, поэтому прекращение дела за примирением виновного лица с конкретным потерпевшим противоречит положениям уголовно-процессуального закона, указал Президиум МГС и направил дело на пересмотр (2.2.1). По результатам оперативного мероприятия "проверочная закупка" фигуранта задержали и осудили за преступление по ч. 4 ст. 222 УК, относящееся к категории небольшой тяжести. Однако проведение оперативного эксперимента допускается лишь в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления, подчеркнул Президиум МГС. Первая инстанция, принимая решение о постановлении приговора без судебного разбирательства в особом порядке, не убедилась в обоснованности предъявленного обвинения (2.2.4).

Согласно ч.1 ст.389.24 УПК, обвинительный приговор, определение, постановление суда первой инстанции могут быть изменены в сторону ухудшения положения осужденного только по представлению прокурора или жалобе потерпевшего, частного обвинителя и их законных представителей. Однако уголовное дело в апелляции (Дорогомиловском райсуде) рассматривалось по жалобе самого осужденного, который просил смягчить назначенный ему приговор. Несмотря на это, суд апелляционной инстанции, наоборот, усилил ему наказание за каждое из совершенных преступлений (2.2.12).

Тонкости с доказательствами

Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, напоминает Президиум Мосгорсуда. Однако Хорошевский райсуд в обоснование своих выводов о виновности фигуранта в совершенных преступлениях сослался на показания свидетеля, данные в ходе предварительного расследования, которые в судебном заседании не оглашались и не исследовались, а также на показания свидетеля, данные в ходе предварительного расследования, которые были оглашены в ходе следствия по ходатайству прокурора, но без постановления суда об удовлетворении этого ходатайства (2.2.8).

Суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания, также отмечает Президиум. Зеленоградский райсуд нарушил эти требования. Так, признавая фигуранта виновным в инкриминируемом ему преступлении, суд сослался на письменные материалы дела, в том числе: протокол проверки показаний на месте, на "множественные поручения органу дознания о принятии мер к установлению местонахождения" подозреваемого. Однако, согласно протоколам судебных заседаний, суд первой инстанции перечисленные материалы дела не оглашал и не исследовал (2.2.10).

Нарушения УПК, связанные с адвокатами

Согласно ч.1, ч.2 ст. 50 УПК, защитник приглашается подозреваемым/обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого/обвиняемого, отмечает Президиум МГС. Подозреваемый имеет право пригласить несколько защитников. При этом защитник из числа родственников или иных лиц допускается к участию в деле по ходатайству подсудимого не вместо, а наряду с профессиональным адвокатом. В ходе разбирательства фигурантка дважды заявляла ходатайство о допуске наряду с адвокатом в качестве защитников двух членов Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости им. Рылькова. Она также указывала, что адвокаты, представлявшие ее интересы по назначению суда, неоднократно менялись и фактически не осуществляли ее защиту. Преображенский суд и апелляционная инстанция Могорсуда в нарушение УПК отклонили ходатайства обвиняемой, сославшись на отсутствие оснований для допуска лиц в качестве защитников наряду с адвокатом. Кроме того, суды указали, что защиту подсудимой уже осуществляет профессиональный адвокат (2.2.2).

В силу ч.6 ст.49 УПК одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого, подчеркивает Президиум. Согласно материалам дела, в ходе предварительного следствия после предъявления обвинения в окончательной редакции одному из фигурантов он частично признал свою вину, указав, что совершил тайное хищение имущества потерпевших, а другой фигурант отрицал свою причастность к этому преступлению. Несмотря на это после предъявления обвинения они знакомились с материалами дела при участии одного защитника (2.2.11).

Как следует из протокола судебного заседания, представление начальника филиала №2 УФСИН по Москве об отмене условного срока и исполнении наказания рассматривалось в отсутствии осужденной. Защиту ее интересов осуществляла адвокат по назначению, которая, вопреки требованиям ст. 49,53 УПК ,закона от об адвокатской деятельности и Кодекса профэтики адвоката, оставила вопрос об отмене условного осуждения и исполнении приговора на усмотрение суда. Таким образом, из протокола судебного заседания фидно, что адвокат интересы осужденной не защищал, отметил Президиум Мосгорсуда (2.2.17).

Потерпевшая, не согласившись с выводами первой инстанции, подала апелляционную жалобу, в которой просила отменить приговор в связи с ошибочным, по ее мнению, оправданием подсудимой. Апелляция (Головинский райсуд) доводы потерпевшей по существу не рассматривала, но оправдательный приговор отменила, мотивируя это тем, что в ходе судебного разбирательства было нарушено право обвиняемой на защиту. Так, в протоколе заседания отсутствуют сведения о наличии ее ходатайства о допуске N в качестве ее защитника. Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается, а других оснований для отмены приговора апелляционная инстанция не привела, заключил Президиум Мосгорсуда, направив дело на новое рассмотрение в другом составе райсуда (2.2.18).