Новости
20 ноября 2012, 22:06

Спор, должны ли сети платить за нарушение прав производителями, вернулся в первую инстанцию

Спор, должны ли сети платить за нарушение прав производителями, вернулся в 1-ю инстанцию

Высший арбитражный суд сегодня разбирался, несут ли торговые сети ответственность за соблюдение интеллектуальных прав производителей товаров, которые распространяют сетевые магазины. Поводом стала фотография девушек с "африканскими" косичками, опубликованная без согласия правообладателя в журнале "ТВ-Парк". Однако президиум не стал ставить точку в споре правообладателя и продававшего журналы магазина: он направил дело на новое рассмотрение.

27 июля 2011 года ЗАО "Октябрьское поле" обратилось в Арбитражный суд города Москвы и Арбитражный суд Московской области с серией исков о взыскании 50 000 руб. за нарушение прав на опубликованную в журнале "ТВ-Парк" фотографию двух девушек с "африканскими" косичками. Права на это фото принадлежали "Октябрьскому полю". Ответчиками выступали несколько торговых сетей — "Ашан", "Перекресток", "Седьмой континент", "Глобус", "Билла", "Азбука вкуса" ("ООО Городской супермаркет"), "Виктория-Московия", "Магнолия" (ЗАО "Т и К Продукты"), "Остров", а также дистрибьюторы печатной продукции ООО "Эйч Ди Эс СНГ" и ООО "ТК "Прессэкспо" (группа Rautakirja Russia, которая вместе с издательством Independent Media входит в холдинг Sanoma). В общей сложности было заявлено 10 исков, но среди них не было ни одного непосредственно к самому изданию, разместившему фото, – журналу "ТВ-Парк".

9-й арбитражный апелляционный суд при рассмотрении дела "Седьмого континента" оценил подход "Октябрьского поля" весьма жестко. "Истец не обращался с претензиями к редакции "ТВ-Парка" или его распространителям, а подал в массовом порядке иски к торговым сетям. Вместо того чтобы принять меры к пресечению нарушения, "Октябрьское поле" "предприняло попытку построения бизнеса (извлечения дохода) путем получения компенсации", — говорится в постановлении суда.

Но не все суды заняли такую позицию, а в целом практика получилась весьма разнообразной. Арбитражный суд города Москвы, например, решил удовлетворять претензии правообладателя. Рассматривавшая дело А40-82575/2011 судья Наталья Карева увидела вину "Биллы" в "распространении произведения" и взыскала с сети "соразмерно возможным убыткам истца" 25 000 руб., а в другом случае (судья Николай Тарасов, дело А40-82573/2011) с "Седьмого континента", с учетом "разового характера нарушения, степени вины нарушителя и недоказанности вероятных убытков правообладателем", было взыскано 12 500 руб. Впрочем, оба этих судебных акта были отменены апелляцией. Например, в случае с "Биллой" апелляция отказала истцу, указав, что ответчик распространял не фото, а журнал, то есть составное произведение, являющееся самостоятельным объектом авторского права. Кроме того, кассового чека суду оказалось недостаточно, чтобы доказать факт продажи конкретного товара (подошел бы товарный, но он в материалы дела не представлялся).

В Московской области рассудили иначе. Суд первой инстанции в деле "Глобуса" (А41-28571/2011) отказал заявителю, руководствуясь тем, что "неправомерное опубликование фотопроизведений самим печатным изданием относится к иным правоотношениям между иными лицами", и это решение устояло в 10-м ААС. Однако ФАС Московского округа эти судебные акты отменил (по его мнению, ответчик был выбран надлежащий, потому что "распространение контрафактных экземпляров произведения образует самостоятельное нарушение"), дело было отправлено на пересмотр, поскольку кассация не могла установить размер компенсации.

До надзорной инстанции первым дошел спор "Перекрестка" (А40-82533/2011, судья Андрей Чадов, требования удовлетворены полностью), а большинство остальных дел было приостановлено. В случае с "Перекрестком" суд первой инстанции, опираясь на свидетельские показания частного детектива Ирины Староверовой и кассовый чек, установил "факт реализации журнала". Затем суд, руководствуясь п.1 ст.1229, ст.1233 и п.1 ст.1259 ГК РФ пришел к выводу, что у "Перекрестка" не было прав на распространение фотографий, и посчитал, что нарушение было "совершено виновно". "Осуществляя предпринимательскую деятельность по реализации товаров, в которых могут содержаться объекты интеллектуальных прав, ответчик должен был удостовериться в отсутствии нарушения прав третьих лиц на указанные объекты", — говорится в решении суда.

Но 9-я апелляция отменила принятый в пользу "Октябрьского поля" судебный акт. Кассовый чек показался суду недостаточным доказательством продажи именно того номера "ТВ-Парка", где была спорная фотография. Во-вторых, отчет частного детектива судьи апелляции сочли ненадлежащим доказательством, поскольку тот действовал "по поручению и в интересах [истца]". Однако кассация не согласилась с выводами 9-го ААС и оставила в силе решение АСГМ. При этом суд указал, что сведения из отчета детектива подтвердились ее показаниями, которые, в свою очередь, не противоречат другим доказательствам. К ним был отнесен и чек со "всеми необходимыми реквизитами" — наименованием ответчика, датой, временем и стоимостью покупки.

Надзорное заявление "Перекрестка" с просьбой отменить акты судов первой и кассационной инстанции и оставить без изменения постановление апелляции попало к "тройке" в составе председателя ВАС Антона Иванова (для него это второе лично переданное в президиум дело), а также судей Елены Моисеевой и Галины Поповой. Они согласились, что исключительные права на фотопроизведение нарушены, но отметили, что торговая сеть предприняла "все необходимые действия, связанные с [их] соблюдением". Ведь, распространяя СМИ, магазин исходил из принципов надлежащего исполнения обязательств и добросовестности, а сам не размещал и не копировал спорное произведение, констатировали судьи. При этом продажа журналов не предполагает специальной проверки того, были ли нарушены при их создании и печати интеллектуальные права третьих лиц. За их соблюдение прежде всего отвечает главный редактор и другие лица, перечисленные в законе о СМИ (и.о. главреда "ТВ-Парка" Марина Аверкина отказалась прокомментировать ситуацию для "Право.Ru"). Отметил суд и то, что "Октябрьское поле" не просило ответчика или привлеченное как третье лицо ОАО "ТВ-парк" запретить продажу спорного выпуска.

Тройка поставила перед президиумом ВАС два вопроса. Первый заключался в том, должно ли нести ответственность за нарушение интеллектуальных прав невиновное, по сути, лицо. А второй звучал так: имеет ли место совместное причинение вреда ответчиком и средством массовой информации как основание их солидарной ответственности?

На сегодняшнем рассмотрении дела присутствовали представители истца, ответчика, а также поставщика печатной продукции ООО "МЕДИА Дистрибьюшен" и самого журнала "ТВ-Парк" (последние двое были привлечены как третьи лица). В своем выступлении представитель "Перекрестка" подчеркивала абсурдность предъявленного ее клиенту иска: "Если розничная сеть будет рисковать каждый раз суммой до пяти миллионов рублей за каждый объект, то теряется любой экономический смысл распространять печатные издания в розничных сетях".

Член президиума Сергей Сарбаш решил уточнить у стороны ответчика, действительно ли в его договоре с поставщиком печатной продукции есть условие, что при нарушении магазином исключительных прав в распространяемой им печатной продукции возникшие от этого убытки компенсирует поставщик. Представитель признала, что такое условие действительно есть, но продолжила, что все же за такое нарушение должны нести ответственность СМИ и его главный редактор, иначе ситуация выльется в "бесконечную цепочку взыскания денежных средств".

Зампред ВАС Владимир Слесарев спросил у ответчика, как он считает: были ли нарушены неимущественные права истца.

– В распространении фото нашей вины нет, — ответила его представитель.

– То есть вы признаете нарушение, но считаете, что оно было допущено без вины? – продолжал Слесарев.

– Я не оспариваю, что его [истца] права были нарушены, — уклончиво ответила представитель ответчика.

Затем настал черед выступать юристов "Октябрьского поля", которые в своей речи сделали упор на том, что торговая сеть сама на свой страх и риск ведет свою хозяйственную деятельность и потому в подобном случае должна нести ответственность. "Они не приняли никаких мер, не проверяли объекты на соблюдение авторских прав. Это был их осознанный выбор", — заявил от имени истца Александр Головин.

Сарбаш решил уточнить у него, какой вид правоотношений возникает в такой ситуации вследствие нарушений прав автора.

– Полагаю, это ближе всего к деликтному [внедоговорному — прим. ред.] вреду, — ответил Головин.

– У меня есть вопрос, — заметил докладчик по делу Иванов, — а вы обращались с иском к СМИ?

– Нет.

После этого на трибуну взошла представитель журнала Анжелика Бажан, которая полностью поддержала позицию ответчика. "Он не размещал фото на страницах журнала, нет доказательств распространения им фотоизображения, это не защита нарушенного права [со стороны истца], а злоупотребление с целью получить необоснованную выгоду".

– А права-то у журнала на фото есть? – задал главный вопрос Сарбаш.

Но Бажан отказалась на него отвечать, мотивируя это тем, что ее доверитель – всего лишь третья сторона, а потому не может давать пояснения и представлять доказательства по делу. После этого позицию ответчика поддержал и представитель поставщика журналов Алексей Шипилов.

Комментируя фабулу спора, эксперты прогнозировали разные варианты его разрешения. Партнер адвокатского бюро "Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры" Константин Суворов считал, что проблему можно сравнить с вопросом ответственности интернет-провайдеров за распространение их клиентами контрафактной продукции. Рассматривая его в 2008-м и 2011-м годах, ВАС постановил, что правообладатели должны уведомлять поставщиков услуг связи о фактах нарушений авторских прав, а взыскание компенсации возможно только в случаях, если провайдер не оказывает правообладателю должного содействия. А руководитель практики разрешения споров, связанных с объектами интеллектуальной собственности группы правовых компаний "Интеллект-С" Максим Лабзин полагал, что "правообладателю должно быть позволено требовать возмещения ущерба с невиновного пользователя, который ведет хозяйственную деятельность, а тот впоследствии в порядке регресса сможет возместить потери с контрагента". Однако президиум воздержался от какого-либо решения по существу: он направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.