ПРАВО.ru
Практика
21 января 2021, 16:33

Как Верховный суд роскошную квартиру банкрота делил

Как Верховный суд роскошную квартиру банкрота делил
Некоторые хитрые должники хотят одновременно списать свои долги и сохранить как можно больше нажитого по итогам банкротных процедур. Кто-то пытается «спрятать» свои квартиры от кредиторов. Но герой сегодняшней истории пошел другим путем. Он объединил две больших квартиры в одну очень большую и добился исполнительского иммунитета на получившуюся недвижимость. Уловку должника пришлось оценивать Верховному суду.

Верховный суд все чаще стал пресекать ухищрения должников в попытке наделить роскошное жилье статусом единственного пригодного для проживания, отмечает Агина Копейкина, юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 22место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 30место По количеству юристов 39место По выручке Профайл компании . Например, в 2018 году суд разоблачил должника, который начал процесс своего банкротства, чтобы установить исполнительский иммунитет на квартиру, которая была предметом спора с кредитором (см. «Верховный суд объяснил, когда можно лишиться последнего жилья»).

При этом в практике до сих пор нет однозначного ответа на вопрос о размене роскошного жилья на помещение попроще – во многом из-за того, что критериев «роскошности» до сих пор нет в законодательстве. Но есть небольшая вероятность, что новый ориентир для практики ВС даст в определении по делу № А50-34786/2017 о банкротстве Александра Поздеева.

История двух квартир

В 2005 году Поздеев инвестировал в строительство многоэтажного дома в Перми. И уже скоро они с супругой получили две большие квартиры недалеко от центра города с видом на Каму.

Банкротство граждан: когда отнимут единственное жилье

Правда, в новостройку супруги так и не въехали. Ремонт затянулся, из-за чего Поздеевы долгое время снимали квартиру неподалеку. А когда у Александра Поздеева начались финансовые трудности и снимать квартиру стало не на что, все семейство переехало к его теще. Все, кроме самого Поздеева: он остался в купленных в 2006 году квартирах с недоделанным ремонтом. 

Правда, после начала процедуры банкротства в 2017 году он обратился к местным чиновникам для согласования перепланировки: объединения двух квартир в одну общей площадью 688 м². Разрешение ему дали, после чего он потребовал исключить жилое помещение из конкурсной массы в качестве единственного пригодного для проживания его семьи.

Параллельно с этим финансовый управляющий обратился в суд с заявлением об утверждении порядка продажи обеих квартир: согласно данным из ЕГРН, они все еще оставались отдельными объектами недвижимости.

Нераздельная роскошь

Арбитражный суд Пермского края решил, что жилье «очевидно не соответствует разумному уровню для удовлетворения конституционно значимых потребностей должника, его супруги и детей в жилище». Первая инстанция решила, что квартиру нужно продать, а Поздееву и его семье приобрести жилье, которое будет отвечать минимальным соцнормам по жилплощади на человека.

ВС запретил переселять должника из единственного жилья

Окружной суд занял другую, более формальную позицию. Спорная «двойная квартира» – это единственное жилье должника с одним входом, а разделить ее на два отдельных помещения можно только путем капитальной переделки. Кроме того, АС Уральского округа напомнил, что в законе нет алгоритмов по замене одного жилья на другое, и исключил 688-метровую квартиру из конкурсной массы. 

Но кредитор, Росэксимбанк, обратился с жалобой в ВС и указал на недобросовестное поведение должника.

Баланс интересов

«Два самостоятельных объекта недвижимости были необоснованно признаны одним жилым помещением», – заявил Василий Климашин, представитель банка. По его словам, в материалах дела есть два технических паспорта, которые подтверждают: квартиры – самостоятельные жилые помещения, в каждой есть кухня, санузел и другие привычные помещения. У них отдельные кадастровые номера, а в ЕГРН они зарегистрированы как самостоятельная недвижимость.

«В каждой квартире есть по кухне и санузлу, у них отдельные кадастровые номера». 

– Как должен был разрешиться вопрос относительно этих помещений? – спросил председательствующий в процессе Денис Капкаев.

– Нужно было установить, что оба объекта недвижимости обладают признаками жилого помещения. Отсюда и неправильные выводы кассационной инстанции, – ответил Климашин.

– То есть суды окончательно так и не установили, является квартира единой или их все же две?

– Мы полагаем, что этот вопрос не исследован. Суд первой инстанции в своем решении показал, что у него нет однозначной позиции, – заявил Климашин.

По мнению представителя, эксперт должен осмотреть жилое помещение и сделать вывод о том, единое жилое помещение или нет. Для этого нужно назначить новое рассмотрение спора в первой инстанции.

Финансовый управляющий Егор Непомнящих поддержал в споре кредиторов. Он обратил внимание, что должник не имеет права распоряжаться имуществом в процедурах банкротства. А такие действия, как согласование перепланировки, – это своего рода распоряжение имуществом. Поздеев не согласовал перепланировку с управляющим, значит, перепланировка фактически не была согласована.

Старая идея

Ольга Попова, юрист Поздеева, отметила, что нормы действующего законодательства предусматривают возможность перерегистрации нескольких помещений в одно пост-фактум, после перепланировки. По ее словам, фактически идея перепланировки появилась у должника еще в 2009 году, а работы были завершены к 2013 году. После этого Поздеев своими силами занимался косметическим ремонтом. По словам Поповой, новый 2020 год семья встречала уже в своей квартире и по сей день там живет.

– Важно ли, когда была произведена перепланировка? Вы считаете, что имеет значение, когда впервые возникла эта идея? – спросил Капкаев.

– Безусловно, да.

– А если бы это началось в процедуре банкротства...

– То можно было бы согласиться с доводами банка.

Судья спросил, почему квартиры до сих пор оформлены как разные объекты недвижимости, а не как один. «Мы побоялись, что кредиторы могут посчитать действия должника злоупотреблением правом. Когда мы узнали, что подана жалоба в Верховный суд, мы приостановили действия по регистрации», – рассказала Попова.

Капкаев поинтересовался, почему должник не получил разрешение на перепланировку еще в 2009 году, но юрист затруднилась ответить. Уточнил сам Поздеев, который тоже пришел в Верховный суд: он не согласовывал работы, потому что «в этом не было необходимости».

Делить или не делить

По версии юриста банка Климашина, перепланировка двух квартир длилась всего лишь месяц, несущие конструкции она не затронула. А весь ремонт носил «декоративный характер». Он заявил, что не исключает возможности привести квартиры в первоначальное состояние.

Но должник с этим не согласился. «Мне говорят: хорошо, давай мы разделим квартиру. Но это невозможно сделать. Нужно будет ломать потолки, электричество вытаскивать, вытаскивать все... Вода, отопление, вентиляция... Я считаю, что квартиру разделить невозможно», – сокрушался должник.

«Разделить квартиру невозможно. Нужно будет ломать потолки, электричество вытаскивать... Вода, отопление, вентиляция...»

«Надо продать обе квартиры и вернуть половину денег супруги, на которые они смогут приобрести другое достойное жилье», – предложил решение управляющий. Получится выручить 42 млн руб. – такова примерная оценка стоимости двух квартир. 

Но Поздеев считает, что квартиру продадут «максимум за 20 миллионов», потому что она сделана «под него» и никто другой «в нее не пойдет». Должник призвал оставить квартиру ему.

Заслушав мнения сторон, тройка судей экономколлегии решила отменить все решения нижестоящих инстанций по этому спору и вернуть его на новое рассмотрение. ВС объяснит свое решение позже, в мотивировочной части решения; обычно его подготовка занимает около недели.

Эксперты «Права.ru»: проблема в добросовестности

В споре о квартирах Поздеева прослеживается «очередной способ злоупотребления правом на единственное жилье», считает Александра Улезко, руководитель группы по банкротству АБ Качкин и Партнеры Качкин и Партнеры Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании . По мнению эксперта, спорная недвижимость должна быть продана в рамках дела о банкротстве, а должнику и его семье стоит приобрести более скромную квартиру.

«Не предрешаю выводы ВС, но жду, что суд выработает более объективные и прозрачные критерии оценки добросовестности действий должников по использованию института исполнительского иммунитета во вред правам кредитора», – поделился ожиданиями партнер ЗАО «Сотби» ЗАО «Сотби» Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) Профайл компании Антон Красников. «Хотелось бы, чтобы ВС дал развиться судебной практике приобретения должнику иного альтернативного жилья вместо роскошной квартиры или коттеджа», – прокомментировала Ольга Калинченко, советник Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) Профайл компании .

А по мнению Агины Копейкиной, суд укажет на злоупотребление правом при объединении двух квартир уже в процедуре банкротства должника, что послужит основанием отказать в исключении единственного жилья из конкурсной массы.

Таким образом, исполнительский иммунитет единственного жилья гражданина получит ограничение в виде принципа добросовестности участников гражданского оборота. Это предоставит кредиторам дополнительную возможность оспаривать недобросовестное поведение должников.

Агина Копейкина

«Я считаю, что так как законодательного регулирования правил обмена единственного жилья пока нет, заменять имущество Поздеева недопустимо», – комментирует Копейкина. Раз он прописан в одной из квартир, а другого жилья у него нет, то на одну из квартир распространяется исполнительский иммунитет, а другая квартира подлежит включению в конкурсную массу, полагает юрист.

Александра Улезко спорит: такого недобросовестного должника, как Поздеев, не стоит освобождать от долгов по итогам процедур. «Это должно быть доступно только добросовестным участникам оборота», – отмечает юрист.