ПРАВО.ru
Must-read
11 июня 2021, 10:23

Юристы против «порномести»: кто сливает частные фото и что за это будет

Юристы против «порномести»: кто сливает частные фото и что за это будет
Если пара посылает друг другу интимные фотографии – это форма личного общения, тут нечего стыдиться, считает юрист из Нью-Йорка. Но может быть и так, что после расставания бывший начнет угрожать, что распространит личные фото. В худшем случае он так и поступит. Но это уголовное преступление, за которое грозит серьезное наказание. Как юрист помогла одной своей доверительнице наказать преступника, что ему сказал судья и как меняются законы в Америке, рассказал журнал New Yorker. А мы нашли пару примеров, как за это наказывают в России.

Когда Норме было семнадцать, она познакомилась с девятнадцатилетним Кристофером Моркосом в Старбаксе рядом с домом. Он изучал бизнес в колледже, и тихой Норме понравилось, что он общительный. Он был ее первым бойфрендом, они встречались два года. Как многие молодые люди, он просил ее посылать ему неприличные селфи. Как многие девушки, она посылала. Она заставила его пообещать, что он сохранит их при себе. Он заверил, что закрыл их под паролем и никогда не стал бы распространять. Тем не менее как-то раз он пошутил, что сделает это. Норма, студентка ВУЗа, которая живет с родителями, не смеялась в ответ. Она предупредила, что если он это сделает, она его засудит.

В 2014-м Норма порвала с Моркосом. Он бомбардировал ее сообщениями, в частности, писал, что им надо встретиться, потому что его мать смертельно больна (это было неправдой). В других письмах он угрожал распространить ее интимные фотографии. Несколько месяцев спустя Норма получила СМС от незнакомца, сообщившего, что видел ее страницу на PornHub, одном из самых известных порносайтов.

Она позвонила начальнику магазина, где работала, предупредила, что задержится, и начала лихорадочные поиски в интернете. В конце концов Норма обнаружила восемь фотографий, которые она посылала бойфренду, на странице, где были указаны ее имя и фамилия. «Там был текст, а именно предложение заняться со мной оральным сексом, мой номер мобильного телефона, город, название улицы. Там было написано: «Найди меня на Facebook». Там был мой размер груди. И эти фотографии».

«Порно без согласия»

Норма добилась возбуждения уголовного дела на Моркоса, и ему предъявили нарушение неприкосновенности частной жизни по закону, который получил название как «закон против порномести». Штат Нью-Джерси принял его первым в 2004 году. Он переводит в разряд преступлений обнародование частных интимных фото- или видеосъемок, если на это не получено согласие. 

Термин для подобных законов – «порно без согласия». Не всегда в онлайн-домогательствах фигурирует отвергнутый бойфренд. Иногда преступники вскрывают защищенные «облачные» хранилища типа iCloud или Gmail, чтобы похитить фотографии звезд. В 2014 году Дженнифер Лоуренс и другие знаменитости стали жертвами подобных действий. В 2016-м один из хакеров, Райан Коллинз, получил 18 месяцев заключения. Жертвами могут быть и обычные люди. Например, Луи Миянгос обманом заставлял женщин устанавливать программу, искавшую на компьютерах неприличные фотографии, включала веб-камеры и микрофоны, чтобы снимать, как женщины раздеваются и занимаются сексом. Затем он угрожал это все обнародовать, если они не станут снимать для него порнографические видео. В 2011 году за хакинг и подслушивание его приговорили к шести годам.

Заявление Нормы, скорее всего, и не дошло бы до суда, если бы не Кэрри Голдберг, сидевшая рядом со своей доверительницей в суде. Голдберг тогда было 39, и она уже специализировалась на тайне сексуальной жизни. У нее есть клиенты вроде Нормы, которые хотят удалить частные фото из интернета до того, как они широко распространятся и к дому начнут захаживать незнакомцы. Есть и другие клиенты, которых пока только шантажируют, угрожая послать неприличные снимки работодателям, родителям или другим родственникам.

Голдберг саму как-то преследовал мстительный бывший. Тогда она возглавляла юридический отдел в Vera Institute, некоммерческой организации с уголовным профилем. Бывший угрожал разослать ее интимные фотографии коллегам. Но когда она отправилась в полицию, ей там сказали, что это не преступление. Она была испугана и пристыжена. На счастье, бывший так и не распространил фотографии, на него выписали запретительный судебный приказ [запрещает какие-то действия, например, приближаться к объекту преследования, писать ему и т. д. – Право.ru]. А Голдберг это вдохновило основать собственную юрфирму. Для многих клиентов, которым до 20 или немного больше, Голдберг как классная старшая сестра, которая всегда поддержит. Она приветствует их с девичьей жизнерадостностью – «Привееееет!» – а потом переходит к делу.

Авторское право и большие сайты против «порномести»

В первую очередь, фотографии надо было удалить из интернета. Раньше для этого чаще всего необходимо было заявлять о нарушении авторских прав. Ведь тот, кто сделал снимок, автоматически получает на нее авторские права. Значит, селфи – ваша собственность. Если вас снял кто-то еще, теоретически фотография принадлежит ему, но и ваши права на нее заявить тоже можно. Бороться с «порноместью» с помощью авторского права – это как преследовать Аль Капоне за неуплату налогов, но копирайт – это одно из немногих ограничений, которые как-то признаются в интернете.

Коллега Голдберг Эрика Джонстоун рассказывает про своих клиентов: девушку, чьи интимные фотографии распространили в сети, и мать, которая помогала ей их удалить. 

Чтобы удалить разлетевшиеся по сети фотографии, они потратили как минимум 500 часов за время от мая до октября, рассылая запросы. Это было как полноценная работа. Более того, не все сайты согласились удалить снимки.

Эрика Джонстоун, адвокат

В последние годы, частично в ответ на запросы Голдберг и других активистов, некоторые большие сайты сами стали запрещать «порноместь». Кое-где появились онлайн-формы, которые позволяют удалить личные материалы без обращения к авторскому праву. Поисковики также согласились отказаться от индексации имен и фамилий пострадавших, пусть даже материалы можно найти по URL-адресу. «Мы всегда стремились к тому, чтобы поиск отражал всю сеть,  – заявили в Google. – Но изображения, связанные с «порноместью», очень личные и эмоционально травмирующие, они нужны только для того, чтобы унижать жертву». PornHub также заявил, что будет уделять внимание запросам на удаление личных фото и видео, опубликованных без согласия изображенного лица.

В то же время, были закрыты несколько скандальных сайтов, посвященных именно «порномести», а их владельцы привлечены к ответственности – но не за распространение порно, а за кражу персональных данных, вымогательство и взлом в интернете.

Специальные нормы встречают критику. Если в законах против «порномести» слишком широкие формулировки, они могут задеть подростков, которые по согласию обмениваются сексуальными снимками, или изображения голых людей, представляющие публичный интерес, например, заключенных тюрем. В частности, в 2016 году губернатор Род Айленда Джина Раймондо наложила вето на закон против «порномести», ведь там не уточнялось, что обнародование фотографий должно быть сделано с целью преследования, чтобы считаться уголовным преступлением. Инициаторы поправки возражали, что текст составлен так, чтобы предусмотреть исключения, где есть публичный интерес. Более того, если оставить «цель преследования», то это оставит вне поля действия закона владельцев сайтов с незаконными фотографиями, и тех, кто на этом просто зарабатывает.

До суда, в суде и после

Когда Голдберг согласилась помочь Норме, на следующий день они пошли в полицию. «Иногда жертвы не знают, как описать свой случай, чтобы он произвел на полицейских больше впечатления», – рассказывает Голдберг. Она взяла распечатку применимого закона штата и попросила Норму посчитать все сообщения от Моркоса. 

Всегда говорю клиентам, что полиции важно показать цифры. «Например, преследователь за два часа позвонил мне 75 раз, из них 14 раз угрожал утопить мою собаку. За такой-то промежуток времени он разместил мои фотографии на трех разных веб-сайтах, и теперь я на тысячах разных веб-сайтов».

Кэрри Голдберг, адвокат

Но даже с таким подходом успеха не было, перед ними хлопнули дверью. В полиции напомнили, что Норма уже обращалась с подобным заявлением, но доказательств все еще недостаточно.

Пришлось через интернет-провайдеры доставать IP-адреса устройств, с которых размещались фотографии. След привел к дому матери Моркоса. В конце концов это помогло получить признание вины от Моркоса в нарушении тайны частной жизни в обмен на отказ от второго обвинения – преследования в интернете.

В суде на оглашении приговора присутствовали оба родителя Нормы и двое ее друзей. Голдберг пригласила другую клиентку в качестве слушателя – сочла, что это может ее воодушевить.

Ближе к концу разбирательства Моркос принес извинения перед судом и Нормой, которую он называл «она». «Я зашел слишком далеко, –  сказал он. – Думаю, я не смог с этим всем справиться». Затем встала Норма и прочитала речь на 900 слов,  натренировавшись в офисе Голдберг.

«Я переживала, смогу ли найти хорошую работу, если эти фотографии разлетятся по сети, – читала Норма. – Я беспокоилась за мою безопасность – боялась, что насильник сможет меня вычислить, увидев мои фотографии и личные данные». Эти страхи небеспочвенны. В 2009 году один бойфренд написал объявление от лица своей бывшей, что ей нужен «по-настоящему агрессивный мужчина, которому нет дела до женщин». В итоге ее изнасиловали, угрожая ножом, – насильник пришел по объявлению. У Голдберг была клиентка, чей преследователь много раз создавал поддельные объявления о том, что она якобы хочет секса. Клиентка работала в аптеке, и туда постоянно наведывались мужчины, привлеченные предложением.

«Мне не вернуть тайну личной жизни, – подытожила Норма. – Не знаю, сколько людей увидели эти фотографии, сколько сохранили их, и каждый день я думаю о том, что другие люди лицезрели меня в самом интимном виде».

Как отец дочери, я мог бы многое сказать. Это поведение настолько переходит границы… Особенно для людей интеллигентных. Тут не хватает осознания, не хватает самоконтроля.

Майкл Рэвин, судья

Рэвин приговорил Моркоса к четырем годам условно, потом исправил себя: «Нет, пусть будет пять». Это был «потолок» по закону. Также Моркосу назначили 100 часов обязательных работ, оценку психической стабильности и запрет контактировать с Нормой и ее семьей. Если он не исполнит что-либо, его могут отправить в тюрьму, пояснил судья Рэвин.

Норма и ее семья позже сказали, что не возражали бы, если бы Моркоса отправили сразу в тюрьму. Но они были благодарны Голдберг и прокурору. «Норма не будет плакать дома, сегодня к ней относились с уважением», – сказала Голдберг. Тем не менее она выделила слова Рэвина о том, что факты задели его, как отца дочери. «Мне хотелось бы, чтобы это не было всегда «как отец дочери» или «как муж жены», – сказала юрист. – Хотелось бы услышать «это посягательство на достоинство волнует меня, как человека с душой и совестью».

Голдберг старается внушить своим клиентам, что им не стоит стыдиться. Есть ведь мнение, что те, кто ценит личную жизнь, никому не будут посылать свои голые фотографии. В ответ Голдберг приводит случаи, когда съемка велась без согласия объекта. «Что, нельзя переодеваться или принимать душ?» – задается она вопросом. Кроме того, есть случаи, когда лицо «фотошопят» к чужому обнаженному телу. «Поэтому надо обращать внимание в первую очередь на распространение», – настаивает Голдберг.

Но даже если вы сфотографировали себя в голом виде и кому-то послали – это вовсе необязательно безрассудное поведение, а скорее традиция, проверенная временем, считает юрист. Американские солдаты, отправляясь на войну, брали с собой фотографии девушек и жен в пин-ап-позах. Нередко это часть личной переписки. «Конечно, это могут использовать, как оружие, но на самом деле все, что угодно, можно использовать как оружие», – заключает Голдберг (1).

Что дальше

По состоянию на 2021 год законодатели в 46 штатах уже запретили «несогласованную» порнографию. Но активисты призывали принять федеральный закон. Проект в марте прошел Палату представителей и ждет утверждения в Сенате, пишет The Verge  в середине апреля 2021-го. Если он вступит в силу, то будет предусматривать до двух лет тюрьмы за каждого преследуемого. Далеко идущие последствия могут ждать всех, на чьих сайтах содержатся фотографии, загружаемые пользователями, предупреждает издание.

В отличие от многих других подобных актов, этот не уточняет мотив преступника – например, хотел ли он навредить жертве. Важно только то, что они знали (или легкомысленно проигнорировали возможность): фото распространялось без согласия и лицо обоснованно рассчитывало на сохранение личной тайны.  Это сделает обвинение гораздо проще, но вызывает сомнения о возможных угрозах свободе самовыражения.

Несмотря на устоявшийся термин «порноместь», многие подобные выходки вовсе не связаны с местью. 

По одной из оценок, лишь в 20 % случаев есть мотив навредить. В остальных случаях могут быть замешаны известность, социальный статус, стремление заработать, развлечение, вуайеризм или вообще отсутствие конкретной причины

Мэри Энн Фрэнкс, сооснователь Cyber Civil Rights

Примет ли Сенат закон – неизвестно. Многие выступают против – в частности, указывают, что федеральный закон не нужен, раз есть местные. Другие говорят, что и без этого достаточно существующих правовых конструкций для защиты. «Похожая история была со многими законами, которые затрагивают женщин, – говорит профессор права Джессика Магальди. – Нужно время, чтобы люди поняли: это важно». (2)

А как в России

В России подобные действия часто квалифицируют по ст. 137 УК («Нарушение неприкосновенности частной жизни»). Санкция ч. 1 предусматривает, помимо прочего:

  • штраф до 200 000 руб. или в размере зарплаты/дохода осужденного за период до 18 месяцев;
  • обязательные работы до 360 часов или исправительные работы до года;
  • арест до четырех месяцев;
  • лишение свободы до двух лет.

«В зависимости от содержания информации возможна дополнительная квалификация по ст. 242 УК [Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов]», – говорит адвокат Александр Иноядов. Распространение порнографии через интернет (п. «б» ч. 3) грозит лишением свободы от двух до шести лет.   

Например, по делу № 22-1938/2017 Бежицкий районный райсуд  приговорил подсудимого по ч. 1 ст. 137 УК к 1 году исправительных работ с удержанием 20 % заработка в доход государства, по п. «б» ч. 3 ст. 242 УК к 3 годам лишения свободы. Как установил суд, человек незаконно распространил в интернете сведения о частной жизни женщины и ее порнографические фотографии. Брянский областной суд оставил решение без изменения. 

Еще одно дело нашел юрист «Европейской юридической службы» Сергей Мрачковских. Его разбирала в 2015 году мировой судья судебного участка города Белокурихи Алтайского края Е. Трифонова. Супруги Тараньковы как-то поссорились и хотели было разводиться, жена съехала. Муж на короткое время сошелся с Ириной Тумановой*, которая прислала ему легкомысленный снимок на пляже без верхней части купальника.

Позже Тараньков помирился с женой, а та нашла в почте супруга, к которой имела доступ, изображение полуголой Тумановой. Таранькова решила, как потом сказала мужу, «проучить любовницу и дать понять, что никаких отношений с мужем у нее быть не может». Для этого она загрузила интимное фото Тумановой «Вконтакте» с подписью, что та оказывает интимные услуги за деньги.

Туманова настаивала, что жена нарушила тайну ее интимной жизни. Как потерпевшая рассказывала в своих показаниях, она не давала Таранькову согласия показывать кому-либо эту фотографию, они об этом говорили. Она жаловалась, что ее репутация пострадала, о ней разошлась дурная слава, ей звонили мужчины, которым нужны были «услуги». 

Более того, по словам Тумановой, это Тараньков просил ее посылать интимные фото. Сам мужчина в суде это не подтверждал – он, наоборот, говорил, что Туманова сама прислала ему свой снимок. Получив его, муж «был озадачен этим фактом». «Ей нравится злить замужних женщин – так она развлекалась, – говорил в суде Тараньков. – Человек, который заботится о своей репутации, не будет себя так вести».

Тем не менее мировой судья поверила Тумановой. Тараньков, решила она, просто помогает жене избежать уголовной ответственности. В итоге Трифонова приговорила Таранькову* к 10 000 руб. штрафа (правда, сразу же освободила от наказания в связи с амнистией).

(1) – сокращенный вольный перевод статьи The attorney fighting revenge porn.

(2) – сокращенный вольный перевод статьи  A federal ‘revenge porn’ ban could transform online harassment laws.

* – имена и фамилии изменены редакцией. 

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться