ПРАВО.ru
Юррынок
19 октября 2021, 20:39

Не поссорить наследников и спасти активы: проблемы бизнесменов

Не поссорить наследников и спасти активы: проблемы бизнесменов
Партнер по бизнесу разводится, а экс-супруга претендует на половину его доли в обществе. Чтобы состав участников не оказался неожиданным, стоит заключить корпоративный договор. Предусматривать заранее стоит и то, кому из наследников в будущем достанется фирма и имущество. О том, как правильно это сделать и какой самый привлекательный механизм для хранения активов, обсудили участники конференции Право.ru, посвященной семейному и наследному праву.

Зачастую споры между экс-супругами о разделе бизнеса возникают, если муж или жена были участниками ООО. Об этом рассказал Евгений Розенблат, адвокат МКА Аронов и партнеры Аронов и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Недвижимость, земля, строительство 15место По выручке на юриста 27место По количеству юристов 31место По выручке . По его словам, на практике пока не сформировался однозначный подход по разрешению подобных споров. Но вот Верховный суд в деле № А40-324092/2019 задал вектор. Жена после развода получила половину доли супруга и попросила внести в ЕГРЮЛ сведения о ней, как об еще одном участнике фирмы. Но против оказался бизнес-партнер бывшего мужа. Он решил оспорить это в суде. В итоге ВС указал, что супруга получила только имущественные права на долю, но она не приобрела корпоративное право. Коллегия обратила внимание, что устав общества запрещал вход новых участников без согласия остальных, а значит, ей требовалась их одобрение (подробнее об этом споре — Развод и раздел доли в обществе: когда нужно согласие бизнес-партнеров). Поэтому участникам общества лучше сразу заключить корпоративный договор, уверен Розенблат.

Как мне кажется, корпоративный договор — классный механизм. Не очень дешевый и не очень оперативный, но достаточно эффективный для минимизации рисков в случае развода одного из участников.

Евгений Розенблат

Розенблат поделился конкретными формулировками, которые стоит включить в корпоративный договор. Среди них оговорка, что без согласия всех участников вход третьих лиц в общество запрещен. Дополнительно эксперт предлагает предусмотреть, что каждый участник обязуется заключить брачный договор, по условиям которого:

  • принадлежащая участнику доля не будет входить в совместную собственность супругов;
  • в случае расторжения брака супруг участника не будет иметь каких-либо прав и обязанностей в отношении доли участника.

Тему продолжила Кира Корума, партнер АК Аснис и партнеры Аснис и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право , которая рассказала об эффективности брачного договора как способа регулирования отношений в бизнесе. «Сейчас никто из юристов не может сказать, что брачный договор точно «спасет», констатировала Корума. Особенно это касается ситуаций, когда супруг-бизнесмен банкротится. По ее словам, практика по таким делам складывается не в пользу пар. В пример она привела одно из дел. Влюбленные поженились в 1998-м, после этого муж начал заниматься бизнесом, и спустя 10 лет пара заключила брачный договор. По соглашению, компания принадлежит мужу, а все имущество — жене. Потом бизнес прогорел, он начал другое дело. В итоге оно тоже оказалось убыточным. Тогда главу семьи решили привлечь к «субсидиарке». В рамках этого дела кредиторы решили оспорить брачный договор. И суды признали соглашение недействительным. Они решили, что должник создал такую схему, что все имущество отходит супруге, а он ведет противоправную деятельность. И уже тогда якобы понимал, что все закончится предъявлением требований кредиторов.

ВС: кредиторы могут запрашивать сведения ЗАГС о родственниках банкротов

Иван Стасюк, советник ЮК РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (споры high market) 13-14место По количеству юристов 4место По выручке на юриста 7место По выручке Профайл компании , рассказал о другой негативной практике для близких людей бизнесменов, которая формируется в банкротных спорах. То, что арбитражный управляющий может затребовать сведения из ЗАГС для определения родственных связей контролирующих лиц. Это фактически разрешил ВС в деле № А26-8852/2019. Стасюк говорит, что такая схема позволяет управляющему «стрелять по площадям». То есть запрашивать сведения о всех родственниках, изучать эти данные и, возможно, приходить к выводу, что с ними никаких сделок не было. «Мне кажется разумным, чтобы управляющий сначала находил сомнительные сделки и только тогда получал сведения, о родстве сторон по ней», — считает Стасюк.

О том, как все-таки сохранить семейный капитал, рассказала Наталья Пацева, управляющий партнер FTL Advisers FTL Advisers Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Частный капитал группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Санкционное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Недвижимость, земля, строительство . По ее словам, уберечь свои активы поможет институт траста. Это когда учредитель передает в управление такой структуре свое имущество, а сам может стать бенефициаром. То есть получать доход. Но он теряет управление активами и перестает быть их собственником. По словам Пацевой, траст сможет совсем решить проблему истребования активов или усложнить ее настолько, что это станет неинтересно для кредитора. Эксперт предупреждает, что траст — это не панацея. Важно правильно оформить уставные документы. Предусмотреть все детали, чтобы все «работало» без учредителя. А еще действительно перестать контролировать свои активы.


Ошибки при создании трастов:
  • мнимость трастов;
  • передача имущества после возникновения требований или претензий;
  • передача семейных активов без согласия супруга;
  • использование стандартных форм документов.

Пацева рассказала, что некоторые считают траст очень дорогим механизмом. Но, по ее словам, «создать траст — это не дороже, чем создать кипрскую компанию». 

Следующий спикер Илья Алещев, партнер ЮФ «Алимирзоев &Трофимов», рассказал об особенностях работы с состоятельными клиентами, владеющими имуществом за границей. 

Кипр — популярная юрисдикция среди российских бизнесменов, но, покупая там активы, они не думают о бракоразводных особенностях страны.

Илья Алещев

Алещев говорит, что на Кипре признают ничтожными заключенные брачные договоры. Подобные соглашения раньше не признавала и Великобритания, но с 2010 года все изменилось. 

Трасты в наследстве

Вторая часть конференции была посвящена наследному праву, и Никита Филиппов, заведующий МГКА БА Бюро адвокатов «Де-юре» Бюро адвокатов «Де-юре» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры - mid market) группа Банкротство (споры mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Недвижимость, земля, строительство 11место По количеству юристов 19место По выручке 22место По выручке на юриста Профайл компании , рассказал о проблемах наследования зарубежных активов. Он считает, что нужно изучить законодательство другой страны, в которой есть имущество. Так, в Италии наследники могут оспорить все сделки по дарению в течение 20 лет. «Поэтому если вам дарят имущество в этой стране, вам нужно проверить его наследников и узнать, не ущемятся ли при этом их права», — отметил Филиппов. А в Англии, если лицо подарило актив и умерло в течение 3 лет, то получатель должен заплатить налог. «Если вдруг вы стали счастливчиком и вам подарили имущество в Англии, то пожелайте дарителю хорошего здоровья», — пошутил Филиппов.

Головная боль бизнесмена: развестись и оставить наследство

По словам эксперта, траст — это самый привлекательный механизм для хранения активов и в разрезе наследования. Потому что трасты позволяют обходить права на обязательные доли. Для этих целей существует отдельный вид трастов — завещательные. С 2018 года в России можно создавать посмертные наследственные фонды, а с марта 2022 года появятся еще и личные фонды для управления имуществом и бизнесом. Это может стать альтернативой посмертным, так как «прижизненный» может трансформироваться после смерти учредителя. И все это заранее нужно предусмотреть в учредительных документах.

Если на протяжении какого-то времени учредителю личного фонда станет ясно, что нужно что-то поменять, то он может это делать. Наследственный фонд же создается после смерти, и никто ничего поменять не может. Поэтому личный может стать альтернативой наследственному.

Мария Любимова

С большим оптимизмом к личным фондам относится и Александра Игнатенко, член правления Федеральной нотариальной палаты. Но она указала на проблему: пока четко не определено, как должны в таких ситуациях действовать нотариусы. В законе сказано, что устав, условия управления фондом нужно удостоверить у них. Но в основы законодательства о нотариате никаких изменений не внесли.

Подумать о наследстве заранее

Еще одна актуальная проблема, что наследодатели не думают об этом заранее. Дарья Коротыч, менеджер LEON Family Office, рассказала о клиенте, у которого готовы все бумаги о наследстве, но он тянет время и не подписывает их. Причин для такого поведения эксперт видит несколько. Это и нежелание решать вопрос с партнерами, и неподготовленность самих наследников. Роман Решетюк, партнер LEON Family Office, поделился правилами наследственного планирования. Среди них есть пункт о подготовке детей к бизнесу с ранних лет. «Мы советуем вводить детей с 12 лет в обычаи семьи, традиции, а потом доводить это до уровня бизнеса», — поделился эксперт. Еще среди советов: консолидация активов (холдинг, а не разрозненные компании) и актуализация завещания (если изменилась структура бизнеса). 

Если же заранее не заниматься этим вопросом, то это приведет к конфликтам наследников и «угасанию» бизнеса, уверена Коротыч. В качестве примера она привела Дмитрия Босова. Крупнейший акционер и глава совета директоров группы «Аллтек» в 2020-м покончил с собой. Завещания и брачного договора у него не было, продолжила уже Галина Павлова, управляющий партнер АБ Павлова и партнеры Павлова и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (споры mid market) группа Частный капитал Профайл компании . По заявлению супруги ей выделили супружескую долю в имуществе. Она получила в том числе 1/2 части доли в обществе.

Брак просуществовал 4 года. Наследники, интересы которых я представляла, были уверены, что совместно нажитого имущества не образовались (за исключением денег на счетах), поэтому они были против выдела супружеской доли.

Галина Павлова

В итоге через суд наследникам удалось исключить из общего имущества супругов долю в обществе, кассация поддержала такое решение (дело № 8Г-7930/2021). 

Корпоративный конфликт в Natura Siberica

Споры среди наследников возникли и после смерти основателя бренда Natura Siberica Андрея Трубникова. Он скончался в январе 2021 года, не оставив завещания. Этой истории была посвящена последняя сессия конференции. В начале Вадим Бородкин, советник Orchards Orchards Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры - high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Недвижимость, земля, строительство группа Фармацевтика и здравоохранение группа Частный капитал Профайл компании рассказал о сути спора. По его словам, на наследство бизнесмена претендуют последняя (третья) жена предпринимателя и трое детей от первого и второго браков. Сразу после смерти Трубникова действующая супруга пошла к нотариусу, чтобы открыть наследное дело. Нотариус предложил наследникам выбрать доверительного управляющего долями Трубникова. Но их мнения разошлись. Из-за этого нотариусу пришлось выбрать доверительного управляющего самому. Но с его кандидатурой и действиями не согласилась бывшая супруга и ее дети. После того как споры дошли до суда, нотариус назначил нового управляющего. Но он, по словам Бородкина, «самоустранился»: ввел новую должность президента компании и взял на эту ставку бывшего сотрудника Natura Siberica Сергея Буйлова. 

Наследники Трубникова оспорили контроль над Natura Siberica

Тогда сын Трубникова решил оспорить договор доверительного управления. Первая инстанция с ним согласилась и приостановила действие договора. Бородкин отметил, что «это абсолютный прецедент и такого раньше не было». Корпоративный конфликт пока не окончен. Эксперты, в том числе участвующие в деле в качестве представителей, и участники конференции обсудили особенности подобных споров и то, как таких ситуаций избегать. 

Юлия Ненашева, партнерBranan Legal Branan Legal Федеральный рейтинг. группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) , рассказала, что ситуация, когда на собственнике фирмы «завязано» все, не редкость. И в случае его ухода бизнес рушится. Избежать таких историй, по ее мнению, поможет создание совета директоров. Чтобы у компании были люди, которые помогают принимать стратегические решения. В случае Natura Siberica совет директоров мог бы избрать нового гендиректора и общество продолжило работу, уверена Ненашева.

Владельцем бизнеса нужно думать заранее, кому и в каких объемах достанется их «детище», продолжила Наталия Бутрина, главный юрист Bonum Capital. Эксперт поделилась своим опытом общения с бизнесменами на тему возможных конфликтов его наследников. По ее наблюдениям, ответа всегда два: что в его семье такого не случится либо что его наследники не справятся с бизнесом и его партнеры их «вытеснят». В ходе обсуждения эксперты подняли проблему выбора нотариусов. Сейчас складывается такая ситуация, что с делом будет работать тот, к кому первому пришли. Поэтому Кирилл Попов, советник ЮК «Литигатор», посоветовал наследникам «быстрее бежать» к нотариусу, которому можно доверять «хотя бы по-человечески».