ПРАВО.ru
Процесс
25 ноября 2021, 17:10

Раздвоение АСВ: почему оно не стало оспаривать сделку с самим собой

Раздвоение АСВ: почему оно не стало оспаривать сделку с самим собой
Незадолго до отзыва лицензии Агентство по страхованию вкладов открыло в «Пробизнесбанк» вклад на 500 млн руб. Госкорпорация забрала его за два дня до того, как в банк ввели временную администрацию, состоящую только из сотрудников АСВ. В банкротстве Агентство не стало оспаривать сделку по выдаче вклада самому себе, поэтому этим занялась группа независимых кредиторов. Их спор в итоге дошел до Верховного суда.

В середине 2010-х, в самый разгар масштабной «зачистки» банковского сектора, Центробанк обратил внимание на «Пробизнесбанк». К середине 2015-го проблемы в этой организации, которая тогда входила в топ-50 крупнейших банков, стали очевидными для регулятора. 30 июля ЦБ запретил «Пробизнесбанку» принимать новые вклады от населения, а также работать с ценными бумагами.

А за полгода до этого, в феврале 2015 года, государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» открыла вклад в «Пробизнесбанке» на 500 млн руб. под 20% годовых. Срок депозита истекал ровно через полгода, 5 августа, и в этот день «Пробизнесбанк» вернул вкладчику всю сумму.

После этого события стали развиваться стремительно. 7 августа ЦБ ввел в «Пробизнесбанке» временную администрацию, которая состояла исключительно из сотрудников АСВ. А 12 августа 2015-го у банка отобрали лицензию. Вскоре началась процедура несостоятельности, где на АСВ возложили обязанности конкурсного управляющего «Пробизнесбанка» (дело № А40-154909/2015).

Агентство начало оспаривать различные сделки должника, совершенные незадолго до банкротства, но только не выдачу вклада самому себе.

Независимые кредиторы против АСВ

О том, что у АСВ был вклад в «Пробизнесбанке», группа из 305 независимых кредиторов узнала лишь через несколько лет после начала процедуры несостоятельности, изучив выписки со счета банка. 

Они решили оспорить бездействие Агентства, которое не оспорило сделку по выдаче вклада самому себе. Вместе с этим заявители потребовали возместить 681,18 млн руб. убытков, причиненных конкурсной массе. Один из миноритарных кредиторов, АО «Судостроительный завод «Волга», также попросил предоставить ему право обратиться в суд с заявлением о признании сделки по выдаче вкладов недействительной.

АСГМ, рассмотревший спор в октябре 2020-го, не нашел в деле подтверждений тому, что АСВ хотело причинить вред кредиторам. Организация стала исполнять обязанности временной администрации уже после возврата вклада, а значит, не знала о проблемах в банке. Факт выдачи предписания за неделю до назначения новой администрации еще не указывает на «признаки объективного банкротства», отметила судья Ирина Белова.

Верховный суд изучил расходы АСВ на поддержание репутации

9-й ААС, а затем и Арбитражный суд Московского округа, подтвердили выводы первой инстанции. После этого независимые кредиторы обратились в Верховный суд. В своей жалобе они заявили, что АСВ должно было достоверно знать о трудностях банка, когда забирало свои деньги. Ведь сотрудники Центробанка, который принимают решение об отзыве лицензии по итогам долгой процедуры наблюдения, участвуют в управлении Агентством. 

Когда АСВ забирало вклад, ЦБ уже выдал кредитной организации предписание о запрете привлекать вклады населения. Временная администрация не назначалась именно до дня возврата вклада агентству, уверены кредиторы. Они также обращают внимание, что АСВ оспорило аналогичные сделки других клиентов по возвратам вкладов, но не стало оспаривать свою. 

Также кредиторы утверждают, что Агентство не получило проценты по своему вкладу вопреки договору, что косвенно подтверждает «спешку» вкладчика, осведомленного о бедственном положении банка.

Аффилированные законом

На заседании экономколлегии 25 ноября представитель кредитора — «Судостроительного завода «Волга» — Дарья Ратанина напомнила, что отзыв лицензии у банка — это кардинальная мера, которой предшествует не меньше года наблюдения со стороны регулятора. Это значит, что ЦБ следил за «Пробизнесбанком» как минимум с августа 2014 года, а первые признаки недостаточности резервов были установлены еще в декабре-январе, уверена юрист.

«С учетом безусловной аффилированности АСВ и ЦБ, мы считаем, что корпорация не могла не знать о наличии признаков неплатежеспособности и скором отзыве лицензии. Они знали об этом еще когда вносили вклад, не говоря уже о моменте, когда они его забирали», — заявила Ратанина.

Аффилированность АСВ с Центробанком прямо следует из законов, в том числе закона «О страховании вкладов», продолжила Юлия Теселкина, юрист общества «Вэй М». «АСВ, будучи страхователем вкладов, не мог не следить и не знать о плачевном состоянии «Пробизнесбанка». Профессионально они могли оценить, что все идет к банкротству», — уверен представитель группы кредиторов Нерсес Григорян.

«АСВ, оспаривая сделки с независимыми кредиторами, указывали, что они, как субъекты предпринимательской деятельности, должны были осознавать риски отзыва лицензии у банка», — заявил Григорян.

Представитель госкорпорации Мария Никонова (Кворум Кворум Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (включая споры) (high market) 9место По выручке 21место По выручке на юриста (более 30 юристов) ) не согласилась с доводами своих оппонентов. «Ни на момент размещения вклада, ни на момент его возврата Агентство не знало и не могло знать о признаках недостаточности имущества», — заявила она.

Неожиданное предложение

По словам Никоновой, АСВ получило предложение стать временной администрацией не заранее, а всего за день до назначения — 6 августа. 

«Мы действовали максимально добросовестно, не стали ждать 10 дней, чтобы отправить согласие на это предложение. Все в интересах кредиторов», — заявила представитель АСВ.

Представитель кредитора Ратанина напомнила, что, будучи вкладчиком, АСВ не вправе был входить в состав временной администрации банка. Поэтому администрацию якобы «сформировали всего за один день». Она усомнилась в том, что сотрудники АСВ не предполагали отзыва лицензии с учетом таких сжатых сроков. «Мы считаем, что эти доводы хронологически и нормативно несостоятельны», — подчеркнула юрист.

А Никонова из АСВ раскритиковала довод заявителей жалобы, которые пытаются подтвердить связь АСВ и ЦБ законами. Ведь когда речь идет о банкротстве кредитных организаций, нужно руководствоваться одним законом «О банкротстве».

«Мы могли бы оспорить сделку»

Представитель АСВ также подчеркнула, что «Пробизнесбанк» должен был вернуть вклад 5 августа согласно договору, а не потому, что АСВ поспешило забрать его. Поэтому несостоятельно и указание независимых кредиторов, что другие похожие сделки были оспорены, уверена Никонова. Другие сделки были оспорены по другим основаниям: либо из-за осведомленности о финансовых трудностях, либо из-за досрочного снятия вклада, заверила юрист.

Агентство на триллион: за что и как судится АСВ

Еще Никонова обвинила кредиторов в том, что они предоставили в качестве доказательства не всю выписку по корсчету банка, а лишь ее часть. Тем самым они «сознательно» хотели ввести суд в заблуждение относительно того, что проценты по вкладу не были выплачены, хотя на самом деле АСВ их получило, считает юрист.

— А вы могли вообще оспорить [эту сделку], гипотетически? — спросила председательствующая в процессе судья Ирина Букина.

— Гипотетически, если бы были основания, мы могли ее оспорить.

— То есть сами с собой спорили бы?

— У нас раздельные счета в агентстве. Мы выполняем функции конкурсного управляющего, представляем разные банки. И можем, например, оспаривать сделки, совершенные между двумя банками.

От АСВ назначается конкретное должностное лицо, которое курирует конкретное банкротство, подчеркнула Ратанина. Так что это был бы спор между лицом, уполномоченным действовать в интересах кредиторов банка, против АСВ как независимого участника гражданского оборота, поэтому такое оспаривание возможно, уверена юрист.

«Ничто не мешало АСВ добровольно вернуть вклад и потом претендовать на деньги наравне с другими кредиторами».

Галина Кирейкова поинтересовалась, знал ли Центробанк, что у АСВ есть вклад в «Пробизнесбанке». «Не могу сказать за ЦБ», — коротко ответила Никонова. Вклад отражался на счетах «Пробизнесбанка», поэтому ЦБ должен был о нем знать, заявил Григорян. В принципе, ухудшение финансового состояния АСВ не очень выгодно Центробанку: ведь этими деньгами потом расплачиваются с вкладчиками других банков, подчеркнул он.

Не набралось 10%

Судьи ВС также поинтересовались, почему кредиторам понадобилась такая странная структура иска: с требованиями и о признании незаконным бездействия АСВ, и о взыскании с госкорпорации убытков, и о предоставлении возможности оспорить сделку.

Ответила Ратанина. По правилам закона «О банкротстве», право на оспаривание сделок есть у кредиторов, чья сумма требований составляет не меньше 10% от размера реестра. «Мы столкнулись с тем, что в силу длительности процедуры мы теряем кредиторов. Они либо ликвидируются, либо теряют интерес», — объяснила Ратанина. 

Комитет кредиторов полностью состоит из аффилированных с «Пробизнесбанком» лиц, подчеркнул Григорян. Помимо этого, их действия во многом согласованы с АСВ. При этом фактической аффилированности нет, объяснил юрист. «Поэтому мы решили идти «классическим» путем и не рисковать», — заключил представитель независимых кредиторов.

«Мы просим по-максимуму, чтобы получить хотя бы что-то».

Заслушав доводы сторон, судьи приняли решения отменить все акты нижестоящих судов по этому спору и направить его на новое рассмотрение в АСГМ. Мотивировочную часть определения опубликуют в ближайшее время, и из нее станет понятно, на какие именно ошибки трех инстанций обратила внимание экономколлегия.