Сюжеты
18 июня 2014, 0:12

"Один процесс €5000, еще один процесс €5000"

"Один процесс €5000, еще один процесс €5000"
Фото с сайта www.advokat-moskva.ru

Компания по производству кабеля "Севкабель-Холдинг", перед тем как обанкротиться, обратилась к услугам адвокатского бюро "Линия права". Юристы участвовали в судебных делах, которых у компании на тот момент лишь в Санкт-Петербургском райсуде было 135, к холдингу подавали иски кредиторы и владельцы облигаций. Однако завершив процедуру банкротства, конкурсный управляющий решил забрать у бюро гонорар в 9 млн руб., усмотрев в выплаченных за юруслуги деньгах необоснованное обогащение. 

В 2009 году "Линия права", будучи еще юридической фирмой, начала сотрудничать с ОАО "Севкабель-Холдинг". В тот момент для "Севкабеля" наступали непростые времена – с одной стороны, вот-вот должна была запуститься процедура банкротства (А56-13206/2010), один за другим шли технические дефолты, с другой – нависли обязательства перед владельцами облигаций. Тогда же, в 2009 году, к "Севкабелю" были предъявлены многочисленные иски от кредиторов (позже также выяснилось, что Сбербанк продавал их облигации простым гражданам уже и в момент начала банкротства, писал "РБК daily").

Договор c юристами был заключен в июне, а затем переоформлен в марте 2010 года – когда "Линия права" переквалифицировалась в адвокатское бюро. 

Согласно договору, юристы и адвокаты "Линии права" сначала помогали холдингу (который был указан в качестве доверителя) в судебных разбирательствах, касающихся обязательств одной из аффилированных компаний ООО "Севкабель-Финанс" перед владельцами третьей и четвертой серий облигаций. Затем были заключены и дополнительные соглашения. Адвокатам перечислили деньги за услуги – 8 745 170 руб. 72 коп. 

Банкротиться через арбитраж холдинг начал 11 марта 2010 года, позже конкурсным управляющим был назначен Дмитрий Бубнов. По его инициативе и началось нынешнее судебное разбирательство – "Севкабель-Холдинг" решил деньги отыграть назад (дело А40-53689/20). По мнению истца, факт оказания услуг именно ОАО "Севкабель-Холдинг" не был доказан.

Судья АСГМ Андрей Архипов 24 февраля 2014 года в удовлетворении иска полностью отказал. Тогда представитель истца, Вадим Макартюк говорил о ненадлежащем обогащении адвокатского бюро. И указывал, что некоторые дела, в которых участвовали юристы "Линии права", непосредственно к холдингу не имеют отношения: в них рассматривались иски к ОАО "Севкабель", ООО "СИП-Кабель" и ООО "Севкабель-Финанс". Согласно акту ответчики представили в суд акт от 19 октября 2010 года, подписанный клиентами, в котором указывалось, что претензий к работе нет. А также многие тома судебных актов по проведенным процессам. Судью аргументы истца не тронули – указанные компании он опознал как аффилированные холдингу, а доказательств ненадлежащего качества услуг истец не представил.

Сегодня в 9-м арбитражном апелляционном суде в деле разбиралась судебная коллегия под председательством судьи Ивана Банина.

– Какие доказательства соблюдения расчета по договору? Кроме акта на 21 000 руб. от 19 октября [2010 года]? Порядок расчета соблюдался? Составлялись отчеты, акты? – обратился Банин к старшему юристу "Линии права" Алексею Костоварову, который вместе с коллегой Романом Кузьминым представлял бюро в нынешнем суде. 

– Отчеты не составлялись, поскольку у нас была не почасовая, а фиксированная оплата. Этот договор является типовым. Указанные в акте 21 000 руб. – это судебные расходы и издержки в связи с оказанием помощи, в том числе командировка, а сумма [основной оплаты за услуги] не указана. В акте лишь сказано, что мы оказали услуги, претензий не имеется. Поэтому мы считаем, что данный акт подтверждает оказание услуг в полном объеме, – пояснил Костоваров.

К моменту подписания акта юристам было выплачено €143 000, озвучил Банин, – в деле были платежные документы.

– Другие отчеты не составлялись. Согласно позиции Высшего арбитражного суда, достаточно установить фактическое оказание услуг. Мы представляли доказательства, что мы оказывали услуги как минимум в 135 делах в Василеостровском районном суде (на сайте суда в данный момент 144 иска по ключевому слову "Севкабель". – "Право.Ru"). В нынешнем деле есть копии судебных актов. Истец не опровергает данные факты, а говорит о том, что мы представляли интерес не "Севкабель-Холдинга", а "Севкабель-Финанса" и других компаний, входящих в одну группу. Холдинговая компания платила за услуги, которые мы оказывали дочерним предприятиям. В договоре указано, что мы оказываем услуги и по облигационным обязательствам, а именно у истца [ОАО "Севкабель-Холдинг"] таких обязательств не было. Сам холдинг не был ни ответчиком, ни истцом в этих процессах, – продолжал старший юрист. 

– А поручения от истца имеются? – уточнил председательствующий. Оказалось, что лишь в электронной почте. Доверенности на представление интересов выдавались различными компаниями из холдинга. В материалы дела представлялся и список аффилированных лиц. 

– Мы все же настаиваем, что есть определенный порядок, установленный договором, – исполнитель должен представлять отчеты. Ответчик немножечко некорректно истолковывает договор, как с фиксированной оплатой. На наш взгляд, она именно установлена почасовая, просто мерилом трудозатрат выступает не час, а участие в конкретном деле. Оплата зависит от количества дел. И это никак не фиксированная, соответственно, сумма – как, например, если бы здесь было написано, что за все услуги по данному договору 1 млн рублей. Но здесь написано – один процесс €5000, еще один процесс €5000 (видимо, это было сказано для фигуры речи, иначе за уже упомянутые 135 процессов "Севкабель-Холдинг" заплатил бы около 30 млн руб. – Прим. "Право.Ru"). В нашем понимании ответчик должен дать отчет, в каком количестве процессов он участвовал, на какую сумму услуги оказал. Все платежи, которые оплачивались истцом и которые оказались у конкурсного управляющего, были авансами и никак с точки зрения гражданского права, на наш взгляд… – начал речь представитель истца Макартюк, но Банин его прервал. Судью интересовало, чем подтверждается, что платежи авансовые. 

– Так не было встречного представления на этот счет. Мы заплатили, а нам не предоставили. Управляющий получил документ по которому оплачено 8 млн руб., а отчета, на какую сумму оказаны услуги, нет, за исключением документа по расходам на 21 000 руб. Услуги оплачены, но не оказаны. Но я не готов, Ваша честь, утверждать, что во всех платежках указано, что это авансовый платеж, но… – продолжал было истец, но, судья изучающий документы, вновь его остановил. 

– Везде написано: оплата юридических услуг. "За юрпомощь", "за юрпомощь", "за юрпомощь", – цитировал он. Но представитель истца настаивал на бюрократическом беспорядке – нет документа, закрывающего договор.

– "Мы не опровергаем факта оказания услуг", – сказал нам ответчик. Опровергаем! Лишь в четырех делах, в которых участвовало бюро, ответчик – "Севкабель-Холдинг". Откуда делается [нынешним] ответчиком вывод, что он должен участвовать в других делах, непонятно. Предметом договора является оказание адвокатами помощи доверителю. Доверитель – "Севкабель Финанс". "Севкабель-Холдинг" – поручитель по облигационным займам. Все владельцы займов могли предъявить претензии именно к нему. Но таковых не было, он не был участником процесса. Мы не отрицаем, что услуги были оказаны лицам аффилированным, но в таком случае оплата одним коммерческим лицом за другое являет собой сделку дарения, которая, по сути, запрещена законом и на тот момент могла бы считаться по ГК ничтожной. Мы отрицаем, что были оказаны услуги и нарушен порядок отчета. Суд первой инстанции счел, что невозможно в данном случае применять положения правил о неосновательном обогащении, хотя есть прямое указание ВАС – в случае расторжения договора могут применятся эти положения, – говорил Макартюк. Костоваров отметил, что деньги все же были перечислены.

– Истец указывает, что мы должны были оказывать другие услуги, но не указывает, в каких процессах мы в таком случае должны были участвовать. За что тогда 8 млн руб.? – заметил юрист, но судья прервал и его.

– А вы не хотите заключить мирное соглашение? С учетом того, что на 19 октября, когда был подписан акт, работ было, значит, уже выполнено на 5 млн руб., – заметил Банин. Стороны почти хором ответили, что конкурсный управляющий такой вопрос не обсуждал. В репликах представители истца и ответчика настаивали на своих доводах. Спустя семь минут Банин зачитал резолютивную часть – оставить в силе решение первой инстанции. Макартюк сказал "Право.Ru", что обжаловать решение его сторона, скорее всего, будет.