Сюжеты
29 мая 2017

Как не надо: ВС разобрал ошибки в договорах подряда

Как не надо: ВС разобрал ошибки в договорах подряда
Фото с сайта v-bankrotstve.ru

Может ли заказчик потребовать вернуть всё, что он заплатил подрядчику, если тот нарушил договор, особенно когда и он сам тоже допускал нарушения? Ответ на этот вопрос пришлось дать Верховному суду после того, как нижестоящие инстанции пришли к противоречивым выводам. Коллегия по гражданским спорам привела, по сути, типичные ошибки сторон договора, считают эксперты.

Работа затянулась

Иван Петров* нашёл подрядчика для электрификации жилого дома. Для выполнения работ он заключил договор с ООО "Горсвет". По условиям договора от 28 февраля 2012 года компания за 12,6 млн руб. должна была в течение 90 дней выполнить все работы: разработку и согласование проекта, оформление разрешений для получения технических условий (ТУ), установку и наладку трансформаторной подстанции, присоединение и настройку энергопринимающих устройств и оформление разрешений на включение. Оплата по договору представлялась поэтапная, а срок – единый. Его отсчёт начинался с момента внесения предоплаты в размере 35% от общей стоимости работ. Предоплату, 4,41 млн руб., Петров должен был внести в течение 10 дней с момента подписания договора, однако он заплатил позже – 18 апреля 2012 года. 13 августа он выплатил "Горсвету" еще 1 млн руб. (7,94% от общей цены работы).

24 августа 2012 года, за несколько дней до истечения всего 90-дневного срока, он получил ТУ. Как позже утверждал Петров, для этого ему пришлось найти другого подрядчика, который и выполнил работу. Речь о том, чтобы уложиться в срок, уже не шла, Петров решил расторгнуть договор подряда через суд и взыскать всё, что было уплачено в пользу компании. В иске, направленном в Химкинский городской суд Московской области, он потребовал от подрядчика предоплату в 5,41 млн руб., а также неустойку 1,2 млн руб. и судрасходы 27 500 руб.

Там требования заявителя полностью удовлетворили (дело № 2-4356/2015 ~ М-1836/2015). "Горсвет" нарушил условия договора: за время, отведенное на весь комплекс работ, подрядчик выполнил только их часть. Кроме того, ответчик не доказал, что первый этап работ выполнил именно он. 

Удовлетворяя исковые требования Петрова, Химкинский горсуд применил Закон о защите прав потребителей. По нему, если исполнитель нарушил сроки выполнения работы, потребитель может отказаться от исполнения договора, а исполнитель при этом не вправе требовать возмещения своих затрат или оплаты за непринятую работу. Исключение – когда нарушение произошло не по вине самого потребителя. Но вины потребителя не было, заключил суд первой инстанции, а значит, Петров мог отказаться от договора и забрать выплаченные "Горсвету" деньги.

Непоследовательные выводы апелляции

В Мособлсуде с выводами первой инстанции частично не согласились (дело № 33-11477/2016). Правда, выводы в отмененном определении суда оказались весьма непоследовательны. Судебная коллегия по гражданским делам Мособлсуда оставила в силе решение в части расторжения договора, основанное на существенном нарушении подрядчиком сроков исполнения обязательств. Однако при этом во взыскании причиненных заказчику убытков Мособлсуд отказал, сославшись на отсутствие существенных нарушений в действиях подрядчика. Петров внес предоплату позже, чем было обозначено в договоре, соответственно по умолчанию был согласен на то, что сроки по договору изменятся, решили в апелляции.

Также коллегия отменила решение первой инстанции, отказав заявителю во взыскании причитающихся ему денег и неустойки, но применение к делу норм Закона о защите прав потребителей суд под сомнение не поставил. Всем прочим доводам сторон и обстоятельствам дела суд и вовсе не дал оценки.

ВС поддержал заявителя

Апелляционное определение Петров оспорил в Верховном суде. "При таком положении вещей Верховный суд не имел другого выхода, кроме как вернуть дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, указав на широкий спектр нарушений, которые Мособлсуду предстоит устранить", – заметил Магомед Газдиев, партнер правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры". Именно так и поступила коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Вячеслава Горшкова.

Так, апелляции следовало оценить равноценность представленного "Горсветом" исполнения договора – получения ТУ для присоединения к электросетям – и уплаченной на тот момент Петровым суммы с учетом цены договора и общего объёма работ, но сделано этого не было, указал ВС. Суд сослался на п. 4 ст. 453 ГК, где предусмотрено, что если до расторжения договора одна из сторон обязательство исполнила, а другая – нет или предоставила другой стороне неравноценное исполнение (а апелляция согласилась, что договор следовало расторгнуть из-за существенных нарушений сроков со стороны подрядчика), к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.

"Ключевыми для разрешения всех подобных споров, в частности, по договорам подряда, где каждая из сторон ненадлежащим образом исполняет обязательства, становятся положения п. 4 ст. 453 ГК РФ о неравноценности встречного исполнения. Если заказчик оплатил 50% стоимости работ, а подрядчик работы выполнил лишь на 30%, то вся сумма полученных подрядчиком денежных средств, за вычетом части, приходящейся на оплату этих 30%, является неосновательным обогащением и подлежит взысканию с подрядчика в судебном порядке. На сумму неосновательного обогащения, в соответствии со ст. 395 ГК РФ, начисляются проценты по ключевой ставке Банка России", – Магомед Газдиев, партнер правового бюро "Олевинский, Буюкян и партнеры"

Также апелляция фактически проигнорировала доводы о том, что Петров имел право отказаться от исполнения договора, поскольку "Горсвет" существенно нарушил его условия. Раз после не вовремя внесенной предоплаты Петрова претензий со стороны "Горсвета" не последовало и компания не попросила расторгнуть договор, значит, подрядчик согласился приступить к работе и выполнить ее за оговоренные 90 дней, указал ВС. Но из-за просрочки Петров же заявил, что исполнение обязательств компанией потеряло для него интерес, следовательно, он мог отказаться от исполнения и потребовать возмещения убытков, напомнил ВС ст. 405 ГК. Но в апелляции на это обстоятельство не обратили внимания, а также не поставили под сомнение применение Закона о защите прав потребителя. Это значит, что выводы суда об отказе удовлетворить требования Петрова не соответствуют ни ст. 405 ГК, ни положениям Закона о защите прав потребителей, заключили в ВС.

Кроме того, отказывая Петрову, апелляция указала, что подрядчик не допускал существенных нарушений условий договора, но не учла, что в первой инстанции приняли решение о расторжении договора именно на основании существенных нарушений со стороны "Горсвета", и компания это не оспаривала.

"Хотелось бы подчеркнуть позитивную сторону определения. В нем не оспаривается сама возможность договоров на выполнение комплекса мероприятий по обеспечению электроснабжения – на практике такие договоры встречаются часто и применительно к другим коммунальным ресурсам. Не поставлено под сомнение, что стороны могут поставить оплату услуг в зависимость от получения технических условий, то есть действий третьего лица. Не опровергнуто, что действия по получению технических условий на самом деле являются услугой, хотя по закону сетевая компания обязана их оформлять по обращению любого владельца энергопринимающего устройства. В практике арбитражных судов недавно был обозначен другой подход, который представляется неправильным (см. постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.03.2017 по делу № А40-83963/14)", – Дмитрий Шнигер, юрист "Хренов и партнеры".

ВС РФ, к сожалению, не дал каких-либо значимых указаний о том, как надо применять закон в подобной ситуации, говорит Дмитрий Шнигер, юрист "Хренов и партнеры". "Мы не знаем, как надо, по мнению ВС РФ, разрешать подобные споры, и можем сделать выводы только о том, как поступать не надо. Поэтому выводы ВС РФ о применении права надо толковать в ключе "разбора ошибок" сторон договора, главным образом подрядчика", – заметил Шнигер. Он выбрал и основные выводы, которые можно сделать из позиции ВС для аналогичных ситуаций.

1) То, что заказчик нарушил срок уплаты аванса, не позволяет подрядчику выполнять работы сколь угодно долго. Если срок выполнения работ исчисляется с даты уплаты аванса, то после такой уплаты, хоть и просроченной, он течет своим чередом.

Случай, когда отношения сторон уже на этапе уплаты аванса развиваются не так, как предусмотрено договором, на практике означает только одно: сторонам надо пересмотреть условия договора и, если это необходимо, продлить срок выполнения работ допсоглашением. На этом этапе, когда просрочка есть только на стороне заказчика, подрядчику проще настоять на необходимости продления срока выполнения работ. Если он этого не попытается сделать, тот факт, что заказчик нарушил срок оплаты, впоследствии не будет иметь никакого значения при рассмотрении судом вопроса о причинах просрочки выполнения работ.

2) Если договор досрочно расторгнут, суд должен оценить эквивалентность встречных предоставлений сторон, и, если она отсутствует, устранить расхождение.

ВС РФ отметил, что гражданин уплатил компании почти 5,5 млн руб., а компания только и сделала, что получила технические условия на присоединение, и то это не доказано. Таким образом, cуд намекает, что данная услуга компании по своей ценности не эквивалентна полученному ею авансу. Однако непонятно, почему такой же вопрос не адресован суду первой инстанции: если компания сделала хоть что-то, были ли основания удовлетворять требование о возврате аванса в полном объеме?

Заказчик и подрядчик, заинтересованные, чтобы при возникновении спора у суда возникало меньше подобных вопросов, должны в договоре определить не только общую цену всего комплекса мероприятий, но и стоимость каждой входящей в этот комплекс работы (услуги), даже если договор прямо не предусматривает поэтапное выполнение работ.

3) Если на стороне заказчика выступает потребитель, то нельзя игнорировать норму закона «О защите прав потребителей», по которой он вправе вообще не оплачивать работы (услуги) по договору, от которого отказался.

Напоминание ВС РФ об этой норме примечательно по двум причинам. Во-первых, оно противоречит предыдущему пункту. Непонятно, зачем ВС РФ поставил вопрос об эквивалентности встречных предоставлений, если в потребительских спорах она не имеет значения. Во-вторых, ВС РФ, очевидно, намекает, что норма Закона о защите прав потребителей, рассчитанная на случаи, когда потребитель отказался от нарушенного подрядчиком (исполнителем) договора, применяется по аналогии и к отношениям, когда договор расторгается в судебном порядке, как в рассматриваемом деле.

4) Одного лишь утверждения исполнителя о том, что услуга оказана именно им, недостаточно.

Даже если какой-то результат работ (услуг) формально не является этапом, в интересах подрядчика (исполнителя) оформить его сдачу заказчику. Ненаписанное письмо компании о направлении технических условий и т. п. промежуточных результатов гражданину кроме как ленью обосновать невозможно. Суды справедливо "наказывают" подобное бездействие подрядчиков (исполнителей) по вопросу оформления документов. Суд не является органом по защите интересов подрядчиков, о которых они сами позаботиться забыли.

В рассматриваемом деле налицо еще одна юридическая ошибка компании. Обращаясь в апелляционный суд, она не обжаловала решение в части расторжения договора, поскольку, видимо, и сама не желала продолжать отношения с данным гражданином. Это нелогично. Суд апелляционной инстанции не может отменить решение нижестоящего суда в части применении санкций ввиду нарушения договора и оставить в силе решение в части расторжения договора ввиду тех же причин. Данное обстоятельство надо было предвидеть при подготовке апелляционной жалобы.

Дмитрий Шнигер, "Хренов и партнеры"

Новое рассмотрение дела на момент публикации пока не состоялось.

* имена и фамилии участников спора изменены редакцией