ДТП
14 января 2020, 9:44

Наезд на полицейского: правильная квалификация преступления

Наезд на полицейского: правильная квалификация преступления
ДТП, связанное с наездом на полицейского, может расцениваться как нарушение ПДД, повлекшее тяжкие последствия (ст. 264 УК), или как посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов (ст. 317 УК). Последний состав более тяжкий и предусматривает наказание вплоть до пожизненного. Как разграничить эти два преступления? Для верной квалификации нужно установить умысел на воспрепятствование законной деятельности полицейского.

Был ли умысел?

Инспектор ГИБДД на вечернем дежурстве заметил автомобиль, движущийся по встречной полосе, вышел на проезжую часть, находясь в форменном обмундировании, и жезлом подал сигнал остановиться. За рулем машины находился Михаил Кудинович*, у которого никогда не было прав. Водитель проигнорировал требование об остановке, сбил сотрудника полиции и скрылся с места происшествия. Потерпевший получил серьезные травмы, в результате которых скончался.

У подозреваемого установили наркотическое опьянение. Во время допроса он признался, что находился под воздействием наркотиков и умышленно наехал на инспектора ГИБДД. А в ходе проверки показаний на месте Кудинович продемонстрировал, как все происходило. Но в суде водитель заявил: полицейские оказывали на него физическое и психическое воздействие: били, угрожали, заставляли подписать пустые листы и дать ложные показания. По словам Кудиновича, алкоголь и наркотики он не употреблял – в ту ночь его ослепили фары машин, из-за которых не было видно патрульного автомобиля и инспектора ГИБДД, а на дорогу неожиданно выбежал человек. По словам Кудиновича, чтобы избежать столкновения, он выехал на разделительную полосу – и неожиданно для себя совершил наезд на полицейского. Будучи в шоковом состоянии, водитель убежал домой, не оказав потерпевшему помощь.

На суде свидетели из числа сотрудников полиции пояснили, что Кудинович знал умершего – тот неоднократно останавливал его за вождение авто и мотоцикла без прав и составлял соответствующие протоколы об административном правонарушении (ст. 12.7 КоАП). Подсудимый ранее уходил от преследования экипажа ДПС, игнорировал сигналы громкоговорящих устройств об остановке, выезжал на "встречку". 

Алтайский краевой суд признал Кудиновича виновным в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования его законной деятельности (ст. 317 УК). Первая инстанция приговорила Кудиновича к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1,5 года. Суд постановил взыскать с осуждённого в пользу супруги погибшего и двух его детей по 2 млн руб. компенсации морального вреда. 

В Госдуме предложили замену смертной казни

В апелляционной жалобе Кудинович просил изменить приговор и переквалифицировать его действия на нарушение ПДД, повлекшее смерть (ч. 2-3 ст. 264 УК). Осуждённый сослался на противоречивые свидетельские показания и признаки фальсификации в материалах дела. Его защитник тоже полагал, что приговор подлежит отмене. 

Он указал: у Кудиновича не было оснований посягать на жизнь инспектора ГИБДД. Ранее обвиняемый оплачивал все административные штрафы и не высказывал угроз в адрес сотрудников правоохранительных органов, что подтверждается свидетельскими показаниями. По мнению адвоката, первоначальные показания доверителя нельзя положить в основу обвинительного приговора, поскольку к подозреваемому применялось физическое и психологическое насилие – а постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по указанному факту не свидетельствует о том, что таких повреждений не было.

Адвокат считает: в ходе следствия было нарушено право на защиту, поскольку Кудиновичу не предоставили возможность побеседовать с защитником наедине. Кроме того, суд первой инстанции отклонил ходатайство о приобщении заключения специалиста об определении времени реакции на появление пешехода. По словам защитника, справку о состоянии опьянения водителя нельзя положить в основу приговора, поскольку такой документ не является заключением эксперта (ст. 80 УПК). 

Адвокат настаивает: Кудинович не мог издалека увидеть сотрудников ДПС в связи с изгибом дороги и густыми зарослями кустарника. Факт того, что не все фонари освещения были включены, подтверждается записью видеорегистратора автомобиля ДПС, в связи с чем надо отнестись критически к справке о работе фонарей. 

Что делать в случае ДТП? Инструкция

Верховный суд решил: виновность Кудиновича в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов полностью доказана. Доводы апелляционной жалобы о том, что акт медосвидетельствования нельзя положить в основу приговора, являются несостоятельными, поскольку он отвечает требованиям ст. 84 УПК. 

ВС сослался на показания свидетелей, согласно которым дорога была освещена, обзор не перекрывался, инспекторов ГИБДД было хорошо видно. Доводы защиты об ограниченной видимости на дороге опровергаются видеозаписью регистратора автомобиля ДПС. Судьи ВС отметили: показания Кудиновича на первоначальном этапе расследования были даны с участием защитника, после разъяснения всех прав, добровольно и свободно. На наличие каких-либо телесных повреждений, применение насилия либо угроз Кудинович не жаловался. Сведений об отказе от свидания с адвокатом в деле нет. Заключение специалиста не может быть признано относимым доказательством, считает ВС. Поскольку приведенные в нем расчеты применимы лишь к установлению обстоятельств нарушения ПДД, которое повлекло по неосторожности вред здоровью или жизни человека (ст. 264 УК). Поэтому ВС оставил приговор без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения (№ 51-АПУ19-17).

Все дело в признании вины

По мнению советника АБ Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика 17 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 26-28 место По количеству юристов 29 место По выручке Профайл компании Ирины Щербаковой, ВС еще раз обратил внимание: умышленные действия лица при посягательстве на жизнь сотрудника ДПС должны быть квалифицированы по ст. 317 УК. "Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС свидетельствует о приоритете защиты интересов государства в контексте гл. 32 УК ("Преступления против порядка управления"). Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов – особо тяжкое преступление, за которое предусмотрено наказание вплоть до пожизненного лишения свободы", – рассказал юрист BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Банкротство группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование группа Уголовное право 11 место По количеству юристов Профайл компании   Марат Хужин.

Определение ВС выражает жесткую и непримиримую линию государственной политики в отношении наркотического и алкогольного опьянения за рулем

Марат Хужин, юрист BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Банкротство группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование группа Уголовное право 11 место По количеству юристов Профайл компании

"Осужденный изначально признал свою вину в совершении преступления, что и было положено в основу обвинительного приговора. Это подтверждает уже ставший традиционным постулат: признание на любом этапе расследования практически в ста процентах случаев гарантирует вынесение обвинительного приговора", – отметил адвокат, старший партнер АБ Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг группа Уголовное право 49 место По выручке Профайл компании   Андрей Гривцов.

* – имя и фамилия изменены редакцией.