Автоправа
7 апреля 2022, 10:08

ВС решал судьбу заложенной иномарки

ВС решал судьбу заложенной иномарки
Женщина купила Nissan Juke в кредит. Иномарка по условиям договора оказалась в залоге у банка. Спустя несколько месяцев автовладелица продала авто, а через пару лет ее признали банкротом. Процедура закончилась реализацией имущества и освобождением женщины от долгов. Но это не остановило банк от претензий к новому владельцу машины. Можно ли в таком случае обратить взыскание на имущество — решал Верховный суд.

В октябре 2013 года Ольга Пономарева* взяла автокредит в ООО КБ «АйМаниБанк» на 827 890 руб. под 19% годовых. На эти деньги женщина приобрела Nissan Juke. Машина по условиям договора оказалась в залоге у банка до полного погашения займа, которое должно было состояться в октябре 2018 года. Причем до этого момента женщина пообещала не продавать иномарку.

Но, попользовавшись авто всего полгода, Пономарева нарушила свое обещание и без согласия банка продала Nissan Juke Святославу Пешину*. А спустя еще два с половиной года бывшую автовладельцу признали банкротом (дело № А53-17899/2016). Требования банка на 225 740 руб. включили в третью очередь реестра кредиторов. Дело о несостоятельности тогда закончилось реализацией имущества Пономаревой и освобождением ее от долгов.

К этому моменту обанкротился и сам банк. Его признали несостоятельным в январе 2017 года (дело № А40-207288/2016). Через три года, в апреле 2020-го, Агентство по страхованию вкладов — конкурсный управляющий «АйМаниБанк» — обратилось с иском к Пешину, попросив суд обратить взыскание на заложенный Nissan Juke. Свои требования АСВ объяснило тем, что Пономарева так и не погасила долг перед кредитной организацией.

Покупатель не проверил

Батайский горсуд Ростовской области отказал агентству. Еще в декабре 2017 года завершилась реализация имущества Пономаревой, ее освободили от долгов. Следовательно, залоговое обязательство прекратилось вместе с основным еще в 2017 году, поэтому оснований для обращения взыскания на иномарку в настоящее время нет, подчеркнула первая инстанция.

Но апелляция оказалась иного мнения. Она согласилась продать Nissan Juke с публичных торгов. При покупке Пешин должен был проявить разумную степень осмотрительности и проверить сведения о нахождении авто в залоге, но он этого не сделал, поэтому несет риск неисполнения обязательств со стороны Пономаревой.

Оснований для признания ответчика добросовестным приобретателем, а право залога прекращенным нет, резюмировал Ростовский облсуд. Четвертый кассационный СОЮ с его выводами согласился. Тогда Пешин обратился с жалобой в Верховный суд.

Должник ничего не скрывал

По общему правилу после реализации имущества физлица-банкрота суд освобождает его от дальнейшего исполнения требований кредиторов. Из этого правила есть исключения, перечисленные в п. 4 ст. 213.28 закона «О банкротстве» («Завершение расчетов с кредиторами и освобождение гражданина от обязательств»). Гражданин не освобождается от обязательств, если он не передал необходимую информацию (предоставил заведомо недостоверные сведения) финансовому управляющему или суду, напомнила гражданская коллегия.

Что касается судьбы залога после освобождения должника от обязательств, то все зависит от того, когда залогодержатель предъявил требования третьему лицу — владельцу заложенного имущества. Если он сделал это до освобождения банкрота от долгов, то обеспечительное обязательство не прекращается и кредитор вправе реализовать вытекающие из него права. И напротив, если он не предъявил свои требования до указанного момента, залог прекращается вместе с основным обязательством, сослались судьи на разъяснения ВАС от 2009 года (п. 21 Постановления Пленума ВАС от 23.07.2009 № 58).

В рассматриваемом случае конкурсный управляющий КБ «АйМаниБанк» обратился с требованием к Пешину уже после того, как Пономареву освободили от долгов. При этом сама женщина не скрывала факт продажи заложенной иномарки. Более того, требования банка суд включил в третью очередь в деле о несостоятельности как необеспеченные залогом, потому что у должницы отсутствовало такое имущество. Оно перешло по договору купли-продажи Пешину. Причем условия этой сделки, как установил финансовый управляющий, полностью соответствовали рыночным. Оспаривать ее управляющий не стал, посчитав это нецелесообразным.

Но всего этого апелляция и кассация не учли, подчеркнул ВС. Он отменил акты этих двух инстанций и направил дело на новое рассмотрение в областной суд (№ 41-КГ21-45-К4).

Последовательный подход

Споры, подобные настоящему, время от времени встречаются в практике, говорит Илья Кавинский, партнер юрфирмы Ru.Courts. Правда, большая часть таких дел все же касается ипотеки, добавляет эксперт.

По словам партнера ЮБ Григорьев и Партнеры Григорьев и Партнеры Региональный рейтинг. группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 15-16место По количеству юристов 9место По выручке Профайл компании Михаила Иванова, самым важным в этом разбирательстве является вывод ВС, что судьба залогового имущества, которое находится в собственности третьего лица, зависит от активных действий кредитора. Чтобы обратить взыскание на актив, он должен успеть предъявить требования об этом до освобождения первоначального должника от обязательств.

В целом же определение гражданской коллегии по делу Пешина во многом повторяет выводы экономколлегии в споре № А27-17108/2017, замечает Иванов. СКЭС тогда тоже отказалась удовлетворять требования к новому собственнику заложенного авто и обращать взыскание на имущество, указав, что обеспечение прекратилось, когда первоначального должника освободили от долгов.

Таким образом, ВС демонстрирует последовательный (как на уровне СКЭС, так и на уровне гражданской коллегии) подход к разрешению споров об обращении взыскания на заложенное имущество, которое принадлежит третьему лицу, резюмирует Иванов.

* Имя и фамилия изменены редакцией.