Новости
8 декабря 2017, 14:59

Конституционный суд напомнил о налоговой ответственности сотрудников

Конституционный суд напомнил о налоговой ответственности сотрудников

Конституционный суд огласил постановление по жалобам Галины Ахмадеевой, Александра Сергеева и Станислава Лысяка. С них по искам налоговых органов был взыскан ущерб, причиненный ими в результате преступлений. Они оспаривали конституционность положений Гражданского, Уголовного, Уголовно-процессуального и Налогового кодексов. Вправе ли налоговая взыскать недоимки с гендиректора или бухгалтера, если компания обанкротилась или ликвидирована, и обязателен ли для этого приговор суда в отношении конкретного сотрудника?

Галина Ахмадеева работала бухгалтером в муниципальном предприятии, а Станислав Лысяк был его директором. По искам налоговых органов с них был взыскан ущерб, причиненный ими при совершении преступлений (уклонение от уплаты налогов и сокрытие денежных средств либо имущества организации) в размере 2,7 млн руб. и 8,2 млн руб. соответственно. Уголовное дело в отношении Ахмадеевой было прекращено по амнистии. В отношении Лысяка уголовное дело сначала было прекращено, но потом производство возобновили. 

Александр Сергеев, бывший директор ликеро-водочного завода, был признан виновным в уклонении руководимой им организации от уплаты налогов. Суд постановил взыскать с него в качестве возмещения ущерба недоплаченные заводом налоговые платежи в размере 142,5 млн рублей.

Заявители оспорили конституционность ряда положений Гражданского, Уголовного, Уголовно-процессуального и Налогового кодексов, которые позволяют судам по искам налоговых органов взыскивать с физлиц, привлеченных к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, вред, причиненный государству неуплатой налогов не ими, а организациями, должностными лицами которых они являлись. Они также сочли неконституционными положения законов, которые в силу неопределенности закрепленного понятия "вреда" позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов ко вреду, причиненному физическим лицом.

Конституционный суд указал, что организация как юридическое лицо участвует в противоправном налоговом деянии опосредованно – через физлиц, обычно руководителя и бухгалтера. Действуя в собственных интересах, а также в интересах своей организации, они совершают правонарушение или преступление и несут административную либо уголовную ответственность. При этом субъекты налоговых преступлений, чьи противоправные действия привели к непоступлению налогов в бюджет, не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими имущественный ущерб.

Действующее законодательство предполагает возможность взыскания с физических лиц по искам прокуроров и налоговых органов вреда, причиненного налоговыми преступлениями, но с них нельзя взыскивать штрафы, наложенные на организацию-налогоплательщика. 

Факт прекращения по нереабилитирующим обстоятельствам уголовного дела в отношении этих лиц, так же как и обвинительный приговор за совершение налоговых преступлений, не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий их виновность в причинении имущественного вреда.

Кроме того, взыскание причиненного недоимками вреда с физических лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления, возможно только после ликвидации компании или признания ее судом фактически недействующей. 

При определении ответственности физического лица суд вправе учитывать его имущественное положение, факт обогащения в результате совершения налогового преступления, степень вины, назначенное ему уголовное наказание, а также иные существенные обстоятельства дела. 

Дела заявителей подлежат пересмотру в соответствии с изложенной правовой позицией Конституционного суда.