Дело №
20 октября 2014, 14:26

Вождь индейского племени мохавков, он же гвардии капитан Даценко?

Вождь индейского племени мохавков, он же гвардии капитан Даценко?
Летчик Иван Даценко Фото с сайта www.warheroes.ru

После 1967 года из переизданной Книги памяти участников Великой Отечественной войны 1941–1945 годов вдруг исчезло имя Героя Советского Союза гвардии капитана авиации Ивана Даценко, не вернувшегося на свой аэродром с боевого задания в апреле 1944-го, а решение о переименовании села Чернечий Яр Полтавской области в Даценковское было в высоких инстанциях отменено без официальных объяснений.  

Иван Даценко родился в 1918 году в селе Чернечий Яр ныне Диканьского района Полтавской области Украины. В 19 лет после окончания в родных местах зооветеринарного техникума по комсомольской путевке стал курсантом Чкаловской (Оренбургской) военно-авиационной школы летчиков, из которой выпустился в 1940 году. В действующей армии – с 22 июня 1941-го. 18 сентября 1943 года ему присвоили звание Героя Советского Союза, а через восемь месяцев экипаж гвардии старшего лейтенанта Даценко не вернулся с ночной бомбардировки. Такова официальная часть биографии авиатора, но некоторые исследователи предполагают, что Даценко не погиб. Спустя многие годы после войны его видели в резервации индейского племени мохавков на территории Канады.

Даценко ждали в полку до конца войны

Однополчанин Даценко, Герой Советского Союза Алексей Кот свидетельствовал, что лично наблюдал гибель экипажа бомбардировщика, пилотируемого командиром звена Даценко в ночном небе над железнодорожной станцией Львов-2. "Мы повторили налет, – писал Кот в послевоенных мемуарах. – На железнодорожных путях горели вагоны, взрывались склады с горючим <…> В этом налете в числе других цель освещал экипаж Ивана Даценко. Когда самолет, сбросивший САБы [светящие авиационные бомбы] поймали несколько прожекторов, сердце у меня замерло. Фейерверки разрывов окрасили небо в багровый цвет, но летчик вел самолет по боевому курсу сквозь огненный вихрь. И вдруг раздался взрыв. Видимо, снаряд, а может и не один, попал в бензобак. Во все стороны разлетелись пылающие обломки. Многие из тех, кто был в это время в районе цели, видели эту страшную картину. Никто из членов экипажа не успел воспользоваться парашютом…" (Кот А. Н. На дальних маршрутах. Киев, 1983. С. 47).

В то же время заместитель штурмана 10-го Краснознаменного Сталинградско-Катовицкого дальнебомбардировочного авиационного полка, Герой Советского Союза Николай Гунбин в своих воспоминаниях утверждал, что никто не знал подробностей гибели экипажа и в полку ждали его возвращения до самого конца войны (Гунбин Н. А. В грозовом небе. Ярославль, Верхне-Волжское книжное издательство, 1984. С. 187). Еще один сослуживец Героя, бывший начальник медслужбы полка Владимир Тверденко, в 1967 году написал письмо в политотдел Оренбургского высшего военного авиационного училища, где до войны учился Даценко. Он просил сообщить, не появились ли какие-либо сведения о судьбе однополчанина после того, как он не вернулся с боевого задания. Тем самым он косвенно подтвердил слова Гунбина, что многие из тех, кто служил и воевал бок о бок с Даценко, так и не сумели примириться с мыслью о его гибели и продолжали надеяться на чудо. Ведь летом 1942 года Даценко и члены экипажа в аналогичной ситуации сумели прыгнуть с парашютами из охваченного огнем подбитого бомбардировщика, а затем дойти до своих. Политотдельцы ничем не смогли порадовать медика: свидетельства нескольких бывших летчиков и штурманов дальнебомбардировочного авиационного полка, собранные ими, неизменно заканчивались тем, что 18 апреля 1944-го Даценко погиб смертью храбрых. 

Однако в том же 1967 году появилась информация, заставившая усомниться в этом.

Вождь индейского племени мохавков с Полтавщины 

В 1967 году в Канаду на выставку "Экспо-67" прибыла официальная советская делегация во главе с первым заместителем Председателя Совмина СССР Дмитрием Полянским, в которую входила группа артистов московских театров, в том числе известный танцовщик Махмуд Эсамбаев. По его просьбе в программу визита была включена поездка делегации в резервацию индейского племени мохавков для ознакомления с их ритуальными танцами. После возвращения в Москву Эсамбаев обнародовал сенсационные подробности визита в индейскую деревню. По словам танцовщика, вождь племени по имени Пронизывающий Огонь встретил его словами "Здоровеньки булы!", а потом пригласил его в вигвам, где они пили "горилку" и пели украинские песни. Вождь представился артисту Иваном Ивановичем Даценко с Полтавщины. После возвращения в СССР Эсамбаев послал вождю набор открыток с видами Украины и получил ответное письмо. О "вожде краснокожих" с полтавскими корнями Эсамбаев поведал, в частности, в интервью журналу "Советский экран", а будучи на гастролях в Полтаве рассказал о своей встрече с человеком по имени Даценко в областном комитете партии. 

В разные годы были опубликованы также свидетельства еще нескольких членов тогдашней делегации. Герой Социалистического Труда из Белоруссии Зинаида Горячко, например, обратила внимание, что вождь долго не сводил глаз с ее Золотой Звезды и вдруг молча показал пальцем на свою грудь. Горячко решила, что он просит подарить ему свою Звезду. "Нет, нет", – ответила она. И ей показалось, что он, отходя от нее, тихо сказал по-русски: "Жаль…" (С. Лицкевич. "Луч" судьбы". Газета "Советская Белоруссия". № 14, 24 января 2006).

В 1997 году расследование этой необычной истории предпринял журналист "Известий" Эдуард Поляновский. Он пришел к выводу, что Пронизывающий Огонь и летчик Даценко – разные люди. При этом газетчик сослался на Эсамбаева, который сказал ему, что вождь, назвавшийся Даценко, действительно имел полтавские корни, но никогда не жил в СССР, а в 1967 году ему было всего около 30 лет. Между тем эти данные противоречат утверждению участницы посещения резервации мохавков Н. Ф. Чугуновой, которая подчеркнула, что на "вид ему [вождю] лет 50, но он сохранил горделивую молодую осанку <…>, офицерскую выправку и стать". Ей также удалось сфотографироваться с ним, и в дальнейшем эта фотография стала предметом для сравнительного исследования, которое предприняла редакция телепередачи "Жди меня" по просьбе племянницы летчика Ольги Рубан. Известный эксперт-криминалист Московского института судебно-медицинской экспертизы Сергей Никитин, сопоставив ее с фотографией летчика, констатировал, что "масштабное наложение двух фото позволило установить полную аппликацию основных, неизменных на протяжении жизни параметров лица: спинки носа, линии смыкания губ и контура подбородка", т. е. на обоих снимках изображено одно и то же лицо.

Историей "второй жизни" авиатора заинтересовался и военный судья в отставке, полковник юстиции запаса Вячеслав Звягинцев. По его мнению, исчезновение фамилии Героя Советского Союза Даценко из Книги памяти и отмена увековечивания его имени в названии деревни могли быть связаны с итогами выяснения личности необычного вождя со стороны КГБ в 1967 году. Представитель этого ведомства, по принятому в СССР обыкновению, сопровождал советскую делегацию за рубеж и не мог не доложить по команде о контактах членов делегации с вождем племени родом с Украины. В ходе дальнейших проверок "компетентный орган" идентифицировал вождя по имени Пронизывающий Огонь с Героем Советского Союза Иваном Даценко. Звягинцев также заметил, что примерно в тот же период Эсамбаев вдруг начал уклоняться от вопросов журналистов, касавшихся обстоятельств визита в индейскую резервацию.

"После скорого суда с героя сорвали все награды…"

Наиболее распространенную и в то же время малоубедительную версию судьбы летчика изложил писатель Юрий Зверев. "Известный летчик, Герой Советского Союза Иван Иванович Даценко в одном из воздушных боев был сбит, – писал литератор. – Он сумел выпрыгнуть с парашютом из пылающего самолета и приземлился на вражеской территории. На земле его встретили немцы. Однако через несколько дней он сумел сбежать и, перейдя линию фронта, явился в свою часть <…>. Сталинский приказ причислял к предателям всех, попавших в плен, и потому на другой день он был арестован. После скорого суда с героя сорвали все награды, исключили из партии и отправили в Сибирь. Но не такой это был человек, чтобы подчиниться несправедливому закону <…> По дороге в заключение он бежал с этапа, был объявлен в розыск, но пойман не был. С тех пор следы его затерялись…" Его появление в Канаде писатель пытался объяснить тем, что якобы в плену он познакомился с раненым американским военнослужащим – мохавком по происхождению. Тот знал, что Даценко намерен бежать, и попросил в случае удачи донести до его родных о том, что он жив и находится в плену.

Версию с побегом после приговора трибунала предлагает и сайт "Герои страны". Однако более правдоподобное объяснение выдвинул бывший советник посольства СССР в Канаде кандидат исторических наук Владимир Семенов: после побега из немецкого плена, полагал он, Даценко, скорее всего, попал в американскую зону оккупации Германии, а оттуда с потоком беженцев – в Канаду. Вместе с тем не исключается и вариант, по которому в Канаду Даценко мог попасть уже после освобождения из лагеря военнопленных английскими или американскими войсками. Что касается его нахождения в резервации, то достоверно установлено, что человек неиндейского происхождения, представившийся Эсамбаеву как Иван Даценко, поначалу был нанят племенем менеджером по туризму, затем женился на дочери вождя и после смерти последнего занял его место и получил ритуальное имя Пронизывающий Огонь (можно предположить, что это весьма нарицательное имя с учетом фронтовой биографии летчика-бомбардировщика он мог выбрать себе сам). 

К версии Зверева, которая основывалась на осуждении вернувшегося в часть летчика, Звягинцев отнесся в своих изысканиях весьма критически. Если уж моделировать ситуацию, считал он, то более вероятным могло бы стать предположение о том, что Даценко – если он действительно выжил – после побега из плена проверялся работниками Смерша на другом участке фронта, где он вышел к своим, а иначе в родном полку знали бы, что он жив. И бежать он мог, вероятнее всего, после ареста, потому что если бы суд состоялся, то сохранились бы архивные материалы. Между тем Звягинцев потратил немало времени, чтобы разыскать в архивах следственно-судебное дело или хотя бы следы нахождения Даценко в плену, его побега к своим, ареста и осуждения военным трибуналом и побега с этапа. Однако ничего не нашел. К тому же никто никаких наград по суду с Даценко "не срывал", он и по сей день официально числится в списках Героев Советского Союза. 

"Вывод из всего написанного один: лишь тогда, когда такие документы отыщутся в архивах ФСБ, – резюмировал Звягинцев, – можно будет поставить окончательную точку в этом деле. И лишь тогда тайна удивительной жизни и смерти летчика И. И. Даценко будет разгадана до конца".

Однако вероятность такого финала этой истории сегодня крайне мала. А сам вождь мохавков Иван Даценко умер в 1998 году, не подтвердив, но и не опровергнув при жизни предположений, что он является летчиком Иваном Даценко, а не его полным тезкой и земляком. 

При подготовке публикации использованы материалы книги Вячеслава Звягинцева "Трибунал для "сталинских соколов" (Звягинцев В. Е. "Трибунал для "сталинских соколов". М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2008. С. 174–183 (двуликая Клио: Версии и факты)).