Практика
4 мая 2018, 8:41

Верховный суд рассказал, какие банковские операции считаются подозрительными

Банки очень строго следят за операциями своих клиентов. Если есть основания полагать, что транзакция подозрительная, банк вправе отказаться от ее исполнения и заблокировать счет на некоторое время. Насколько это соответствует закону? Не нарушает ли это прав клиента, которому срочно потребовались деньги? Может ли он рассчитывать на компенсацию? На эти вопросы ответил Верховный суд.

Андрей Зандин* открыл счет в ПАО "Сбербанк России". 2 сентября 2016 года на этот счет со счёта ООО "Золотой Восток", открытого в Дальневосточном банке ПАО "Сбербанк России", поступили 6 млн руб. с назначением платежа – "предоплата по договору купли-продажи транспортного средства". В тот же день Зандин тремя частями по 500 000 руб. снял со своего счёта 1,5 млн руб. Остальные деньги – 4,5 млн руб. – банк заблокировал и выдать отказался, сославшись на подозрения в отмывании доходов, полученных преступным путём. Зандин по просьбе сотрудника банка представил договор купли-продажи автомобиля, паспорт транспортного средства и платёжное поручение (п. 14 ст. 7 закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путём). Согласно договору, цена автомобиля Lexus LX 570 составила 6,3 млн руб., условие о предоплате отсутствует, однако продавец перевел в качестве предоплаты 6 млн руб. Сам Зандин приобрел эту машину у ООО "Измайлово-Премиум" за полгода до продажи (20 января 2016 года) за 6,371 млн руб.

9 сентября 2016 года Зандин снова обратился в банк с требованием выдать ему наличными оставшиеся на счету 4,5 млн руб., для чего представил копию ПТС, в котором последним собственником автомобиля указан сам Зандин. Тем не менее денег он так и не получил, а банк продолжил проверку операции. 7 октября вкладчика попросили представить дополнительные документы, 17 октября все повторилось. Только 24 октября на основании полученных объяснений и документов о перечислении за машину оставшихся 300 000 руб. Зандину выдали заключение, что операция не носит сомнительного характера.

ДЕЛО № 59-КГ17-18

ИСТЕЦ: Андрей Зандин*

ОТВЕТЧИК: ПАО "Сбербанк России" 

СУД: Верховный суд РФ

ДЕТАЛИ ДЕЛА: Признать отказ ПАО "Сбербанк России" в выдаче денег незаконным, взыскать 4,5 млн руб. неустойки, 10 000 руб. компенсации морального вреда и штраф в размере 50% от присуждённой суммы

РЕШЕНИЕ: Оставить в силе решение апелляции, которым отказано в иске

Клиент банка решил, что такая ситуация нарушает его права, и обратился в суд. Он просил признать отказ ПАО "Сбербанк России" в выдаче денег с его счёта незаконным, взыскать 4,5 млн руб. неустойки, 10 000 руб. компенсации морального вреда и штраф в размере 50% от присуждённой суммы.

Благовещенский городской суд Амурской области удовлетворил иск Зандина, однако суммы уменьшил – взыскал с банка 5000 руб. неустойки, 2500 руб. штрафа и 2500 руб. компенсации морального вреда. Суд решил, что у банка не было оснований рассматривать указанную операцию с деньгами как подозрительную. Кроме того, по мнению суда, банк нарушил требования о направлении в уполномоченный государственный орган сведений об этой операции. 

Амурский областной суд отменил решение нижестоящего суда и принял новое, которым отказал Зандину в удовлетворении иска. Апелляция пришла к выводу, что у банка были основания рассматривать операцию как подозрительную и отказаться выполнять ее. Причина тому - запутанный и необычный характер операции, не имеющий явного экономического смысла, а также ее неоднократность, дающая основания полагать, что целью является уклонение от контроля. Так, предоплата за машину составила более 95%. Несмотря на это, автомобиль длительное время оставался у заявителя, который полученную предоплату в тот же день пытался снять со счёта частями в разных отделениях банка. Документы об уплате юридическим лицом оставшихся 300 000 руб. и о регистрации автомобиля за покупателем были предоставлены в банк только после приостановления операции по выдаче наличных. 

Верховный суд изучил материалы дела, сверился с нормами закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путём, и пришел к следующему: выводы суда апелляционной инстанции являются верными. Поэтому ВС оставил решения нижестоящих судов без изменения, а кассационную жалобу Зандина – без удовлетворения (№ 59-КГ17-18).


"Вопрос контроля банков за платежами граждан становится все более актуальным. Государство последовательно стремится к тому, чтобы иметь возможность не только отследить сомнительные транзакции, но и заблокировать доступ к деньгам у их получателей. Это определение продолжает формировать судебную практику, в основе которой лежит приоритет интересов государства над вопросами частной собственности граждан и юридических лиц".

Управляющий партнер ЮК V&P LEGAL Юрий Воловиков

"Анализ сделки позволяет предположить, что она носит мнимый характер. При таких обстоятельствах ВС правомерно поддержал решение суда апелляционной инстанции", – считает адвокат Андрей Попов, партнер ЮК LDD. "В последнее время контроль за отмыванием денег ужесточился. Вероятно, ВС преследует цель задать определенный тон правоприменительной практике в этой сфере. Так, с начала года это уже второе дело со схожими обстоятельствами, которое было передано на рассмотрение коллегии и разрешено в пользу банка (первое – № 78-КГ17-90). Между тем такая позиция определенно вызывает опасения. Происхождение денег гораздо эффективнее проверять, когда они поступают в банк, чем когда их оттуда забирают. Туманные формулировки критериев сомнительных операций тоже не добавляют правовой определенности", – отметил юрист практики разрешения споров ЮФ Eterna Law Дмитрий Рыженков. "С сожалением можно констатировать неравенство положения сторон в таких вопросах. Тем не менее подобные жесткие меры по противодействию отмывания денежных средств применяются в большинстве развитых стран", – заявила юрист фирмы "Интеллектуальный капитал" Анастасия Дылдина. А партнер LDD адвокат Владислав Шкурихин напомнил разъяснения Конституционного суда, согласно которым такие меры применяются в строго оговоренных законом случаях и не содержат признаков конституционно неприемлемого ограничения (№ 797-О и № 2591-О).

* имя и фамилия изменены редакцией