ПРАВО.ru
Процесс
1 мая 2021, 9:46

Подписка о неразглашении тайн следствия: инструмент против адвокатов

Подписка о неразглашении тайн следствия: инструмент против адвокатов
Адвоката Ивана Павлова обвиняют в разглашении сведений, которые он узнал в ходе предварительного расследования дела своего подзащитного. За это ему грозит уголовная ответственность. Большая часть представителей адвокатского сообщества считают применение такого состава сегодня в отношении адвокатов нарушением их профессиональных прав.

Дело против профессии?

Петербургский адвокат Иван Павлов вчера был задержан после обыска в его номере одной из столичных гостиниц. Следователи возбудили дело по ст. 310 УК в связи с разглашением материалов уголовного дела о госизмене в отношении его подзащитного журналиста Ивана Сафронова. Павлов вину не признает. 

Причиной возбуждения дела называют то, что защитник без разрешения следователя передал прессе копии постановления о привлечении Сафронова в качестве обвиняемого, а также рассказал СМИ о секретном свидетеле в том деле. «Я благодарю всех коллег-адвокатов, пришедших сюда, я очень ценю эту поддержку. Считаю, что это дело направлено против осуществления мной своих профессиональных обязанностей по защите обвиняемых и призываю адвокатское сообщество объединиться, чтобы защитить это право»,  – приводит слова Павлова ТАСС. 

Басманный районный суд Москвы избрал Павлову меру пресечения в виде запрета определенных действий: адвокату запретили общаться со свидетелями по уголовному делу, за исключением близких родственников, отправлять и получать почтовые отправления, использовать средства связи и Интернет, кроме экстренных вызовов и общения со следователем и контролирующим органом. Также Павлов обязан своевременно являться по вызову следователя и в суд.

Готовность в поддержке Павлова выразило профессиональное сообщество.

«Задержание адвоката, тем паче, если это связано с его профессиональной деятельностью, в нашем сообществе воспринимается негативно и настороженно...»

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко

Глава ФПА Юрий Пилипенко сказал, что в любом случае, если Павлову будет нужна поддержка, он ее получит. Зампредседателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, член Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Александр Чангли также отметил, что дело Павлова находится на «особом контроле у руководства палаты». Петербургский омбудсмен Александр Шишлов сказал, что «осуществление неотложных следственных действий» в отношении адвоката, ведущего резонансные дела, может расцениваться как акт устрашения всего адвокатского сообщества. 

В России привлечь к ответственности по ст. 310 УК гражданина можно, если он дал подписку о неразглашении сведений, ставших ему известными из уголовного дела, и нарушил ее без разрешения следователя. За такое преступление предусмотрены наказания в виде 80 000 руб. штрафа или зарплаты за период 6 месяцев, обязательных работ до 480 часов, исправительных работ до 2 лет, ареста до 3 месяцев. 

Следователи не могут запретить разглашать сведения из уголовного дела, если они касаются нарушения закона госорганами, были распространены в СМИ обвинением или оглашены в рамках открытого процесса в суде. Разглашением не считается также информация из ходатайств, заявлений, которые подают в госорганы по защите прав, и сведения, передаваемые экспертам по уголовному делу (ст. 161 УПК РФ). Поправки в эту статью внесены Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ по инициативе ФПА РФ и СПЧ. В ФПА пояснили, что они стали победным следствием дела по привлечению адвоката Владимира Дворяка по ст. 310 УК пять лет назад.

Сигнал к поправкам в УПК

После внесения этих изменений, считает Андрей Гривцов, старший партнер Адвокатского бюро «Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 14место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 48место По выручке Профайл компании », ситуация выправилась к лучшему, так как разглашением материалов дела теперь не считают те сведения, которые огласили в суде. «Это произошло как раз после громкого дела адвоката Дворяка. Но похоже сейчас гайки ограничения работы адвокатов закручиваются вновь, и это удручает».

Я думаю, что ст. 310 УК зачастую используется для преследования адвокатов, оказания на них давления и препятствования нашей деятельности.

старший партнер Адвокатского бюро «ЗКС» Андрей Гривцов

Уголовное дело в отношении Дворяка по разглашению данных предварительного расследования прекращено судом 23 июня 2016 года за отсутствием состава преступления. Адвокат защищал бывшего регионального замначальника ГУ МЧС, обвиняемого в получении взяток, при этом он был предупрежден об ответственности по ст. 310 УК. Дворяк показал копии документов по делу посторонним людям – сотрудникам МЧС. За это мировой суд признал Дворяка виновным по ст. 310 УК, с чем согласилась апелляция. Найти справедливость удалось в кассационной инстанции Верховного суда Республики Хакасия. В дело вступил вице-президент ФПА Генри Резник, который в кассационной жалобе указывал, что сведения на момент их передачи адвокатом третьим лицам уже были исследованы в открытом судебном заседании. И разглашение того, что уже стало достоянием общественности, не является преступлением. 

Дворяк ранее также обращался в Конституционный суд. В своей жалобе он оспаривал конституционность ст. 310 УК и ст. 161 УПК. Адвокат утверждал, что эти статьи ограничили его в профессиональных обязанностях. КС в ответ на жалобу пояснил, что в вопросе о конституционности указанных норм нет никакой неопределенности. Однако при этом Суд отметил, что органы следствия и суды, принимая решение о квалификации по ст. 310 УК, должны учитывать не только факт разглашения информации из материалов дела, но и саму ее суть, а также то, как ее обнародование влияет на расследование или права участников дела (Определение КС РФ от 6 октября 2015 г. № 2444-О). 

Советник АБ «Хорошев и партнеры» Александр Брестер считает ситуацию с возбуждением дела в отношении Павлова абсурдной, потому что сам обвиняемый имеет право на публикацию документов, которые ему предъявил следователь. Кроме того, если постановление является публичным, следователь не вкладывает в него важные для следствия детали. «Этот текст проходит очистку «тайной следствия», – утверждает Брестер, поэтому уверен, что возможность привлечения к ответственности по ст. 310 УК исключается. А член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин считает спорным вопрос о том, обязан ли защитник давать подписку о неразглашении материалов дела или нет: «Такой обязанности нет у его подзащитного, на это четко указал КС. Настаиваю на том, что и у адвоката такой обязанности нет».

Андрей Петров, адвокат Пятой специализированной коллегии адвокатов г. Ижевска в 2020 году обжаловал в суде действия следователя, который пытался взять у него такую подписку по уголовному делу, где он выступал защитником. Тогда суд вынес постановление об отказе в принятии жалобы Петрова, с чем согласилась апелляционная инстанция. Суды указали, что подписка о неразглашении не нарушает прав адвоката. «Я не считал нужным давать подписку, так как следователь в ней не указал перечень сведений, которые я не должен разглашать, и срок, на который этот запрет накладывается», – сказал Петров. 

Обязанность следователя выносить мотивированное постановление о запрете разглашения данных расследования, устанавливать перечень таких сведений и срок действия такого запрета входила в предложения ФПА при подготовке проекта Федерального закона от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ. Однако тогда эти предложения не вошли в окончательную редакцию поправок к УПК.

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться